<%@Language=VBScript%> Основные понятия, черты и причины общественного прогресса

Основные понятия, черты и причины общественного прогресса

иерей Алексей Колясев

Прогресс в исторической науке понимается как постепенное совершенствование культурной и социальной жизни человечества. Термин «прогресс» производен от латинского слова «progressus», что означает «движение вперед», «успех». Под «прогрессом» принято понимать тип и направление развития, для которого характерен переход от низшего к высшему. Понятие «прогресса» в принципе неотделимо и соотносимо с понятием «регресс», противоположного ему по сути, типу и направлению развития, для которого характерен переход от высшего к низшему. Но если понятие «прогресс» обозначает процессы совершенствования и расцвета, то понятие «регресс» – процессы деградации и упадка. Оба эти понятия могут быть применимы как к системе в целом, так и к отдельным ее элементам, структурам или параметрам.

Идея «прогресса» строилась исключительно на опыте развития западноевропейской культуры. Опыт развития иных культурных пространств не брался в расчет. Ценности и блага «цивилизации», выработанные в ходе развития западноевропейской культуры, не могли и не должны были в принципе подвергнуться какому-либо сомнению. Существенной чертой подобного «прогресса» следует признать стремление к унификации и стандартизации фактически всех сфер человеческой жизнедеятельности. Оно распространяется как на иные культурные пространства, так и на внутреннюю сторону жизни Запада. Именно с этой тенденцией и было в первую очередь сопряжено возникновение на Западе идеологий космополитизма, интернационализма, а также разнообразных социалистических утопий.

Идея и разработка теории общественного прогресса принадлежит философам второй половины XVIII в., а социально-экономической базой для самого возникновения идеи общественного прогресса послужили становление капитализма и европейские буржуазные революции. Первоначальные прогрессистские концепции отличали следующие характерные черты.

Во-первых, идеализм, – попытка отыскать причины поступательного развития истории в духовном начале – в бесконечной способности совершенствования человеческого интеллекта. Соответственно этому критерий прогресса тоже усматривали в явлениях духовного порядка, в уровне развития той или иной формы общественного сознания: науки, нравственности, права, религии. Прогресс первоначально был отмечен в сфере научного познания (Ф. Бэкон, Р. Декарт), а затем уже соответствующая идея была распространена на социальные отношения в целом.

Во-вторых, существенным недостатком многих ранних концепций социального прогресса являлось недиалектическое рассмотрение общественной жизни. В таких случаях общественный прогресс понимается как плавное эволюционное развитие, без революционных скачков, без обратных  движений, как непрерывное восхождение по прямой линии.

В-третьих, восходящее развитие по форме ограничивалось достижением какого-нибудь одного общественного строя. К примеру, Гегель провозглашал вершиной мирового прогресса христианско-германский мир, утверждающий свободу и равенство в их традиционном истолковании.

Эти особенности в значительной степени были дополнены марксистами в сущностном понимании общественного прогресса, включающем в себя признание его противоречивости и, в частности, того момента, что одно и то же явление и даже ступень исторического развития в целом могут быть одновременно прогрессивными в одном отношении и регрессивными, реакционными – в другом.

Следовательно, говоря о поступательном развитии человечества, мы имеем в виду основное направление исторического процесса в целом, его результирующую применительно к основным ступеням развития. К примеру, марксистская периодизация исторического процесса: первобытнообщинный строй, рабовладельческое общество, феодализм, капитализм; или первобытная доцивилизационность, земледельческая, индустриальная и информационно-компьютерная волны. Так, в ряде областей духовной культуры феодальное общество уступало рабовладельческому, что послужило основанием для просветителей XVIII в. смотреть на Средние века как на простой «перерыв» в ходе истории, не обращая внимания на большие успехи, сделанные в течение Средних веков: расширение культурной области Европы, образование там, в соседстве друг с другом, великих жизнеспособных наций, наконец, огромные технические успехи XIV-XV вв. и создание предпосылок для возникновения экспериментального естествознания.

Если попытаться в общем виде определить причины общественного прогресса, то ими будут потребности человека, являющиеся порождением и выражением его природы как живого и не в меньшей степени как социального существа. Потребности человека многообразны по своей природе, характеру, продолжительности действия, но в любом случае они определяют мотивы деятельности человека. В повседневной жизни на протяжении тысячелетий люди вовсе не ставили своей сознательной целью обеспечить общественный прогресс, а сам общественный прогресс отнюдь не является какой-либо изначально заложенной в ход истории идеей («программой»). В процессе реальной жизни люди движимы потребностями, порождаемыми их биологической и социальной природой; а в ходе реализации своих жизненных потребностей люди изменяют условия своего существования и самих себя, ибо каждая удовлетворенная потребность порождает новую, ее же удовлетворение, в свою очередь, требует новых действий, следствием которых и является развитие общества. Общество, как и индивид, находится в непрерывном движении.

Неотъемлемой стороной прогресса является регресс – направление развития, для которого характерны движение от высшего к низшему, процессы деградации, возврат к изжившим себя формам и структурам.

Древнегреческий поэт Гесиод (VIII-VII вв. до н. э.) писал о пяти стадиях в жизни человечества. Первой стадией был «золотой век», когда люди жили легко и беспечно, второй – «серебряный век», когда началось падение морали и благочестия. Так, опускаясь все ниже, люди оказались в «железном веке», когда повсюду царят зло, насилие, попирается справедливость. Гесиод путь человечества описывал как регрессивный.

Кондорсе видит исторический процесс как путь соци­ального прогресса, в центре которого – восходящее развитие че­ловеческого разума. Гегель считал прогресс не только принци­пом разума, но и принципом мировых событий. Эту веру в прогресс воспринял и К. Маркс, считавший, что человечество идет ко все большему овладению природой, развитию производства и самого человека.

В XX в. появились социологические теории, которые отказались от оптимистического взгляда на развитие общества, характерного для прогрессистского настроения. Вместо него предлагаются теории циклического круговорота, пессимистические идеи «конца истории», глобальных экологических, энергетических и ядерных катастроф. Одну из точек зрения по вопросу о прогрессе выдвинул философ и социолог К. Поппер, который писал: «Если мы думаем, что история прогрессирует или что мы вынуждены прогрессировать, то мы совершаем такую же ошибку, как и те, кто верит, что история имеет смысл, который может быть в ней открыт, а не предан ей. Ведь прогрессировать – значит двигаться к некой цели, которая существует для нас как для человеческих существ. Для истории это невозможно. Прогрессировать можем только мы, че­ловеческие индивидуумы, и мы можем делать это, защищая и усиливая те демократические институты, от которых зависит свобода, а вместе с тем и прогресс. Мы достигнем в этом больших успехов, если глубже осознаем тот факт, что прогресс зависит от нас, от нашей бдительности, от наших усилий, от ясности нашей концепции относительно наших целей и реалистического выбора таких целей».

В современный период в качестве содержания понятия «прогресс» можно также принять рост потенциала человечества (функционала от численности людей и степени их защищенности от разрушительных внешних воздействий) в результате человеческой деятельности. При этом параллельно идут два процесса: рост потенциала человечества и рост вероятности встречи с все более мощными (и более редкими) внешними воздействиями различной природы. Это соревнование со временем в сознании людей отображается как противоречие между оценкой достигнутого потенциала и представлением о требуемом уровне потенциала.

Однако в отношении общественного устройства определение качества «прогрессивность» не всегда применимо. Здесь имеет основание лишь оценка адекватности общественного устройства выбранному пути наращивания потенциала и технологическому уровню хозяйства. И эта адекватность совершенно не предполагает однозначного соответствия.

Общественное устройство должно обеспечивать (хотя бы не тормозить) деятельность людей по наращиванию потенциала. На этом требовании может базироваться оценка людьми его удовлетворительности.

Что касается критериев прогресса, то многие французские просветители считал критерием прогресса развитие разума. Социалисты-утописты выдвигали нравственный критерий прогресса. Сен-Симон считал, например, что общество должно принять такую форму организации, которая привела бы к осуществлению нравственного принципа: все люди должны относиться друг к другу, как братья. Современник социалистов-утопистов немецкий философ Ф. Шеллинг писал, что решение вопроса об историческом прогрессе осложнено тем, что сторонники и противники веры в совершенствование человечества полностью запутались в спорах о критериях прогресса. Одни рассуждают о прогрессе человечества в области морали, другие – о прогрессе науки и техники, который, как писал Шеллинг, с исторической точки зрения является скорее регрессом. Философ предлагал свое решение проблемы: критерием исторического прогресса человеческого рода может служить только постепенное приближение к правовому устройству.

Еще одна точка зрения на общественный прогресс принадлежит Г. Гегелю. Критерий прогресса он усматривал в сознании свободы. По мере роста сознания свободы происходит поступательное развитие общества.

Недостатком всех попыток решить эту задачу, на наш взгляд, было то, что во всех случаях в качестве критерия рассматривалась лишь одна линия (или одна сторона, или одна сфера) общественного развития. И разум, и мораль, и наука, и техника, и правовой порядок, и сознание свободы – все это показатели очень важные, но не универсальные, не охва­тывающие жизнь человека и общества в целом.

Литература

Бердников В.А.  Эволюция и прогресс. – Новосибирск,  1991.

Волчек Е.З. Философия. – Минск, 1995.

Губин В.Д., Сидорина Т.Ю. Философия. – М., 2005.

Кант И. Идея всеобщей истории во всемирно-гражданском плане // Соч. в 6 т. – Т.6. – М., 1966.

Кареев Н.И. Прогресс //Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. СПб., 1898. Т. 48.

Кареев Н.И. Историология (Теория исторического процесса). – М., 1914.

Кареев Н.И. Научные основы теории прогресса. – СПб., 1987.

Кареев Н.И. Основные вопросы философии истории. – СПб., 1897.

Кондорсе Ж. Эскиз исторической картины прогресса человеческого разума. – М., 1936.

Сорокин П. Обзор теорий и основных проблем прогресса / Новые идеи в социологии. – СПб., 1914.

Философский словарь / под ред. И.Т. Фролова. – Изд. 5-е. – М.: Политиздат, 1987.