<%@Language=VBScript%> Церковь во имя прп. Серафима Саровского в Академической слободе

Церковь во имя прп. Серафима Саровского в Академической слободе

О.В. Троепольская

Н.Е. Троепольская

Сейчас мало кто знает о деревянной церкви преподобного Серафима Саровского в Казани, построенной последней в предреволюционные годы, не закрывавшейся после революции и просуществовавшей до 1938 г. Хотя само здание ее простояло до 1966 г. во дворе современных пятиэтажных домов №72/19 и №74 в конце ул. Достоевского, даже местные жители  не догадывались, что совсем неприметное двухэтажное деревянное строение было в недавнем прошлом Серафимовской церковью.

К сожалению, не сохранилось фотографий фасадов этого храма. В Национальном архиве РТ имеются лишь планы 1-го этажа церкви, хоров, земельного участка и проект постройки деревянной звонницы на участке около храма взамен пришедшей в ветхость1

В «Путеводителе по храмам и монастырям города Казани»2 приведена фотография церкви, атрибутированной как Серафимовская. Однако специалист по церковной архитектуре Н.Е. Троепольская утверждает, что на фотографии изображена другая церковь, поскольку планировка Серафимовской, согласно архивным планам, не соответствует изображению. Сфотографированная церковь представляет собой деревянное одноэтажное строение в «русском стиле» со встроенной звонницей (на архивных планах звонница была отдельно стоящей).  Стены ее обшиты тесом в двух направлениях, фасады декорированы накладной резьбой. Красивая деревянная ограда храма и вход в него на фотографии обращены непосредственно на дорогу (Серафимовская церковь находилась в глубине квартала).

В процессе работы над этой статьей нам посчастливилось встретиться с уникальным человеком – кандидатом технических наук, инженером-конструктором, музыкантом-скрипачом и художником Николаем Петровичем Урахчинским, обладающим феноменальной памятью. Он был прихожанином этой церкви вплоть до ее закрытия. Когда мы показали ему фотографию, приведенную в «Путеводителе…», он подтвердил наше сомнение и тут же нарисовал по памяти внешний вид Серафимовской церкви, который точно совпал с ее архивными планами. Он любезно согласился записать свои воспоминания об этом храме:

«Рисунок, точнее набросок, Серафимовской церкви сделан мной по памяти. С 1927 года мы жили на улице Первой Солдатской (позднее – улице Шмидта), и эта церковь была к нам ближайшей. Мы с моей мамой ее посещали в период до 1937-1938 годов.

Здание церкви представляло собой прямоугольный сруб высотой в два этажа без каких-либо архитектурных украшений. На всем пространстве от алтаря до хоров перекрытие первого этажа отсутствовало, и высота помещения внутри была от пола до потолка «второго» этажа, что делало церковь очень просторной. Далее к входу, где располагались хоры, существовало перекрытие над первым этажом, что делало эту часть здания двухэтажной. Впечатление от аскетического, сурового внешнего вида здания полностью менялось при входе в церковь. Внутреннее убранство: утварь и иконы, иконостасы – делали ее очень уютной, особенно при горящих свечах.

В целом у меня сохранилось в памяти очень светлое воспоминание о Серафимовской церкви и в прямом, и в переносном смысле. Некоторая доля этих ощущений, конечно, окрашена счастливой детской порой, но в основном они навеяны благолепием самого храма. Церковь и в буквальном смысле слова была очень светлой внутри из-за большого количества окон, отсутствия сводов и колонн.

Особенно врезались в память пасхальные утренние службы. Поток света яркого весеннего солнца вливался в окна и в восходящих клубах ладана высвечивался яркими лучами, как бы посылаемыми прямо с неба. Аромат ладана, праздничное убранство храма, красивейшая торжественная служба, прекрасные песнопения (а хор в Серафимовской церкви был превосходным) – все это вызывало волшебное, восторженное состояние души, которое невозможно забыть.

Грустно сознавать, что вся эта красота и благолепие безжалостно стерты с лица земли недобрыми людьми.

Вот такие воспоминания о Серафимовской церкви остались у меня спустя 70-75 лет».

Но вернемся к истории постройки церкви. В «Путеводителе по храмам и монастырям города Казани» говорится, что, по слухам, при строительстве ее были использованы материалы разобранной старой церкви Казанских святителей Гурия, Варсонофия и Германа3.

Действительно, церковь Казанских Святителей, построенная в 1900 г., первоначально была деревянной (она находилась на пересечении улиц Шаляпина и Качалова, уничтожена в 1933 г.). В 1909 г. было начато строительство нового храма, а старое здание разобрали. Гипотеза о том, что материалом для Серафимовской церкви послужила церковь Казанских Святителей, вызывает сомнение, так как первая была построена почти через десять лет. Но дыма без огня не бывает. Скорее всего, действительно эти материалы были использованы в 1909 г., но не для строительства Серафимовской церкви, а для возведения временной часовни, построенной в 1909 г. на месте, выделенном для храма.

По материалам семейного архива профессора Казанской Духовной Академии И.М. Покровского и архива профессора П.В. Знаменского мы восстановили историю начала строительства этой церкви.

В 1908 г. назрела необходимость в постройке церкви для прихожан разрастающейся в районе Духовной Академии Академической слободы. Епархиальное управление обратилось к проф. И.М. Покровскому с просьбой изучить возможность постройки храма и возглавить Строительный Комитет. Почему обратились именно к нему?

И.М. Покровский родился в Тамбовской губернии в семье сельского священника. В селе Колударове, где служил его отец, в 1878 г. сгорел храм. Средств для постройки нового храма не оказалось. Отец Михаил, будучи очень опытным хозяином, сумел организовать крестьян, и буквально через год была выстроена новая деревянная церковь. За ее постройку отец Михаил был награжден скуфьей. Помогали ему в строительстве сыновья. Особенно активное участие принимал тринадцатилетний Иван, который вскоре уехал учиться в Тамбовскую семинарию, а в 1891 г. поступил в Казанскую Духовную Академию. С тех пор жизнь его была связана с Казанью. Иван Михайлович был мастер на все руки. Уже являясь доцентом, в 1902 г. он построил недалеко от Академии свой дом. Сам составил проект, сам ездил за лесом, нанимал работников, вел учет всех расходов, а порой не выдерживал, надевал рабочую одежду и с неожиданной для остальных сноровкой брался за инструменты. На фотографии В.В. Пасынкова 1901 г. из семейного архива Покровского на лесах строящегося дома –  сам его хозяин, И.М. Покровский.

Поэтому неудивительно, что к строительству церкви привлекли ставшего уже известным к тому времени профессора Академии Покровского, который  отнесся к этому вопросу очень добросовестно.     

По дороге в г. Чернигов на Археологический съезд, куда Покровский был делегирован от Духовной Академии, в июне 1908 г. он заехал в село Раево Тамбовской губернии, где в последние годы жизни жил его отец и где священником служил его зять, как раз в то время занимавшийся постройкой новой церкви. Из Раева Иван Михайлович написал письмо своему учителю и другу проф. П.В. Знаменскому, которого считал духовным отцом и с которым советовался во всех делах. Приведем  отрывок из него: «Дорогой и глубокоуважаемый наш Петр Васильевич! <…> Благодарим Вас за письмо с разными маленькими, но интересными для нас новостями. Об общих казанских новостях мы знаем из «Казанского Телеграфа», который получаем дважды в неделю. Лично я заинтересовался в нем отводом земли под постройку церкви в Заакадемической слободе, отвели 800 кв. саж. Как это мало! Я нагляднейшим образом в этом убедился. В Раеве строят каменную церковь и уже заканчивают выкладку окон. Рулеткой я вымерил место, и оказалось, что на 800 кв. саж. можно поставить только церковь с самой узкой оградой не более 3-4 сажень шириной. Меньше раевской церкви нельзя строить церковь в слободе. Учусь на деле церковному мастерству. Теперь основательно усвоил лишь один урок: по приезде в Казань прежде всего откажусь от Председательства в Строительном Комитете. Без денег и с разными людьми положительно нельзя начинать такого большого дела, как постройка церкви. <...> Но об этом довольно. Остановился на этом деле с тем, чтобы Вы убедились вместе со мной в необходимости отказаться от навязанного мне председательства <…>»4.

По приезде в  Казань Знаменский все-таки уговорил Покровского не отказываться от должности Председателя в Строительном Комитете, так как понимал, что иначе прихожане Академической слободы останутся без церкви. По предложению Ивана Михайловича сначала решено было построить часовню на выделенном для строительства месте и освятить ее в честь преподобного Серафима Саровского. Дело в том, что Серафим Саровский был одним из самых почитаемых святых в родительском доме Покровских. Дивеевская пустынь, относившаяся тогда к Тамбовской губернии, находилась менее чем в 200 верстах от их деревни, и отец с детьми ездил в эти святые места. Провожая Ивана на учебу в Казань, он дал ему в дорогу две небольшие иконы из родного дома: Серафима Саровского и Питирима Тамбовского. Когда Иван Михайлович построил в Казани собственный дом, он в июле 1904 г. заказал за 94 рубля у казанского живописца Александра Семенова большую икону своего покровителя – Серафима Саровского – и отправил ее в дар в церковь села Раево.

В дневнике семилетнего сына Покровского мы читаем: «В мае 1909 г. мы остались летом в Казани. Тогда же освятили и стали строить Серафимовскую часовню, я часто с папой ходил смотреть на постройку. <...> В июле 1909 г. выстроили Серафимовскую часовню и освятили ее. Я сам помню это. Тогда же, как я помню, носили Смоленскую икону Божьей Матери». Так что часовню построили буквально за два месяца.

Скорее всего, как и предполагал Иван Михайлович, постройка самой церкви затянулась надолго, средств выделялось мало (чем и объясняется ее аскетичный внешний вид), вскоре началась первая мировая война. Достроить деревянный храм во имя Серафима Саровского с одним приделом в честь св. Алексия, человека Божия, удалось лишь незадолго до революции, в 1916 г. Он был обнесен деревянной оградой. Рядом была выстроена звонница, церковный дом, сторожка и сарай.

В отличие от большинства церквей, закрытых после 1917 г., Серафимовская была действующей до 1938 г. До 1929 г. с разрешения Народного комиссариата ВД ТАССР почти ежегодно на Крещение (правда, «без звона и без всякого скопления народа, по установленному в приходе обычаю») проводился Крестный ход. Последний раз он был разрешен 19 января 1928 г. и совершен от Серафимовской церкви к водопроводу, находящемуся в 100 саженях по ул. Второй Солдатской (позднее – ул. Достоевского) 5

Судя по архивным планам, церковь практически не перестраивалась в советский  период, только в 1924 г. вместо ветхой старой была построена новая деревянная звонница из 4-х столбов с перекладинами и деревянной крышей. На ней, в отличие от первоначальной, где находилось 8 колоколов, осталось 7: большой, весом 94 пуда, малый, весом 9 пудов, и 5 зазвончиков, весом от 3 пудов до 23 фунтов, 8-й колокол разбился6. К моменту закрытия церкви в 1938 г. площадь принадлежащего ей земельного участка сократилась более чем вдвое (вместо первоначальных 3640 кв. м осталось 1683 кв. м).

В «Путеводителе по храмам и монастырям города Казани» сказано, что Серафимовская церковь «в 1937-1938гг., после закрытия всех казанских церквей (?), являлась кафедральным собором». Это высказывание вызывает сомнение. Документального подтверждения этому факту мы не нашли. Более того, еще 15 ноября 1935 г. участь Серафимовской церкви была предопределена. Имеется документ за подписью ответственного секретаря Культкома при Президиуме ЦИК ТАССР Мустафина7, согласно которому было решено вместо пяти православных «тихоновских» храмов в течение ближайших двух-трех лет оставить два: Петропавловский собор и Смоленскую церковь (в слободе Восстания), причем Серафимовская церковь подлежала закрытию в первую очередь, а ее прихожане должны были перейти частично к Петропавловскому собору (который закрыли только в 1939 г.), частично – к Кладбищенской церкви (в ней службы не прекращались).

В НА РТ имеется полный перечень всего имущества Серафимовской церкви за 1926 г. и 1938 г. (содержимого главного алтаря и алтаря придела, перечень 56 икон, хоругвей, ризницы, стихарей, подризников, пелен, плащаниц, покровов, ковров, мебели в храме, мелких предметов и богослужебных книг).8 Сохранился один курьезный документ, касающийся звонницы храма и датированный 1936 г.9  Приведем его содержание.

 В культовую комиссию при ТатЦИКе от исполнительного органа Серафимовской  церкви

Заявление

Около  Серафимовской церкви стоит так называемая звонница, на которой когда-то висели колокола, и она, следовательно, была нужна, в настоящее время колоколов нет, значит, и в ней надобность миновала. Между тем нужно сказать, она является хорошим убежищем для преступного элемента и удобным пунктом для разведения антисанитарии, поэтому, чтобы эти ненормальные явления устранить, мы обращаемся с просьбой дать нам право уничтожить эту никому не нужную постройку.

Председатель тройки Черепанов

 

Нужно сказать, что в те годы списки всех прихожан с адресами и анкетными данными сдавались властям (они имеются и в НА РТ). Во главе прихода стояла тройка утвержденных властями лиц, как правило, из малограмотных людей, которая представляла эти списки.

Участь Серафимовской церкви окончательно была решена в 1938 г.

В январе этого года решением Казанского горсовета был выделен участок для строительства нового Казанского Авиаинститута на территории ул. Ветеринарной, Шмидта, Зинина и Достоевского – всего пять кварталов, со сносом на ней всех строений 10. Церковь Серафима Саровского находилась в одном из них и также подлежала сносу. В октябре 1938 г. общине верующих было предложено «добровольно» слиться с прихожанами действующей Петропавловской церкви г. Казани, о чем от нее было получено заявление с ходатайством11. Здание Серафимовской церкви собирались передать Казгорсовету для использования по своему усмотрению. Священники Филипповский, Евдокимов и Зайцев перешли в Петропавловский собор12, при этом разрешено было передать общине собора лишь три иконы: Божией Матери «Нечаянная Радость», прп. Серафима  и Трех Святителей,  и шесть священнических риз13.

Однако планам городских властей по сносу части Академической слободы не суждено было сбыться. В 1941 г. началась Великая Отечественная война. Здание Серафимовской церкви было передано 28-й школе, главное здание которой находилось на противоположной стороне улицы Достоевского. На территории, принадлежащей церкви, был разбит школьный сад, а в ней расположились начальные классы, которые впоследствии из-за пожара в 1954 г. были переведены в главное здание школы. Занятия во время войны шли в три смены. Деревянное здание церкви простояло до 1966 г., когда началась массовая застройка района пятиэтажными многоквартирными домами.

Примечания

1 НА РТ. Ф.732. Оп. 6.  Д. 202. Л. 65; Ф. 732. Оп. 6.  Д. 7.  Л. 117.

2 Путеводитель по храмам и монастырям города Казани / Сост. Г.В. Фролов. – Казань: Центр инновационных технологий, 2005. – С. 72.

3 Там же. – С. 70.

4 НА РТ.  Ф.36. Оп.1.

5 НА РТ.  Ф. 732. Оп. 6. Д. 7.  Л. 71, 79.

6 НА РТ. Ф.732. Оп. 6. Д. 202. Л. 47, 48.

7 НА РТ. Ф. 732. Оп. 6. Д. 133. Л. 51, 52.

8 Там же.  Л. 47 –50.

9 НА РТ. Ф. 732. Оп. 6. Д. 202. Л. 34.

10 НА РТ. Ф.732. Оп. 6. Д. 202. Л. 62, 63, 66.

11 НА РТ. Ф.732. Оп. 6. Д. 202. Л. 60.

12 НА РТ. Ф. 732. Оп. 6. Д. 70. Л. 20.

13 Мухин В., прот. История закрытия храмов и монастырей г. Казани в 20-е – 30-е годы XX столетия / Православный собеседник. – 2007. – 2 (15). – С. 225.