<%@Language=VBScript%> Свято-Троицкий Феодоровский монастырь.Вехи истории. Графическая реконструкция

Свято-Троицкий Феодоровский монастырь.Вехи истории. Графическая реконструкция

Н.Е. Троепольская

На высоком, удобном для строительства мысе над рекой Казанкой (на левом ее берегу), на месте современного НКЦ «Казань» уединенно стоял когда-то Феодоровский монастырь. Мыс тот в народе назывался Федоровским бугром по названию монастыря, а поселения, расположенные по соседству, стали носить название Федоровской слободы. Монастырь и слобода находились за пределами городской черты (за деревянным городом) и являлись северо-восточной окраиной Казани. Неподалеку от этого места проходила городская стена с некоторыми пристройками. Но уже по сведениям переписных книг 1680 года Федоровская слобода входила в посад.

Монастырь не просматривался со стороны города, поскольку занимал подгородное положение. Хотя он наряду с Богородицким монастырем формировал панораму города вдоль реки Казанки, его не встретишь на старинных парадных изображениях города. Панорама раскрывалась со стороны Царево-Кокшайской дороги, но была неприметной и редко попадала в объективы фотографов.

Однако Федоровский бугор являлся для Казани важнейшим элементом сакрального каркаса. Он замыкал череду церквей от Кремля, растянувшуюся вдоль береговой линии реки Казанки1. В трудах исследователей начала XX века, таких как Н.А. Спасский, М.М. Хомяков и др., на основе довольно поздних татарских легенд возникла гипотеза о локализации первоначальной Казани – «Старого городища» – именно на этом месте. Но археологические наблюдения при строительстве Ленинского мемориала, проведенные А.Х. Халиковым в 1985 г., показали отсутствие здесь каких-либо следов легендарного городища2.

В настоящей статье рассматриваются вопросы истории строительства и состав строений монастырского комплекса в разные хронологические периоды. Нами было собрано достаточное количество графических материалов, справочной информации и совсем немного архивных документов из разных источников. Основные архивные документы, на которые мы опирались, – это описание Свято-Троицкого женского монастыря, составленное в 1910 г. настоятельницей монахиней Людмилой, и послереволюционные материалы по изъятию церковного имущества во время закрытия храма в 1929 г. Графические источники в большинстве своем составляют фотографии XIX-XX вв. Е.Н. Аршаулова, Г.Ф. Локке, А.И. Бренинга, К.К. Романова, П.М. Дульского, Г.В. Фролова, а также неизвестных фотографов из собрания Национального музея РТ. Все эти материалы позволяют с определенной степенью достоверности воссоздать образ и обстановку Феодоровского монастыря на рубеже XIX-XX веков.

Причастность Феодоровского монастыря к становлению Казанской духовной семинарии послужила мотивом для освещения именно его истории в данной публикации. В 1727 году монастырь был приписан к архиерейскому дому, но очень ненадолго. В этот же год при преемнике митрополита Тихона Сильвестре (Холмском) при Феодоровском монастыре была создана славяно-латинская школа. Для нее было построено особое школьное помещение с покоями для учителя и студентов. Это обошлось в 250 руб. Деньги на строительство поступили из семинарских доходов. То, что это учреждение разместили в Феодоровском монастыре, можно объяснить стремлением соответствовать всем правилам Регламента: «образом монастыря, вдали от шума городского, на высоком и веселом месте»3. Однако славяно-латинская школа просуществовала при обители недолго. В 1733 году она была переведена еще дальше от города – в Зилантов монастырь,  и стала называться семинарией. Со временем число учеников и учителей возросло, в монастырских стенах ей стало крайне тесно, в связи с чем в 1734 году вблизи Петропавловского собора было заложено обширное фундаментальное здание специально для духовной семинарии (в настоящее время его занимает геологический факультет КГУ). Но это совсем другая история.

Возникновение Феодоровского монастыря относится к концу XVI или XVII столетия. Построен он был заботами Казанского митрополита Гермогена и усердием благочестивого воеводы князя Голицына. Свое название – «Феодоровский» – монастырь носил до середины XVIII в. и только после упразднения в Кремле Троице-Сергиева монастыря стал называться «Троице-Федоровским»4.

С дореформенных времен Феодоровский монастырь состоял из одной двухпрестольной каменной церкви, одной деревянной церкви и двух деревянных келий длиною 9 и шириною 3 сажени (20 x 6,4 м). Кроме этих строений в монастырской ограде стояли каменный погреб с самостоятельным входом, хлебня, погреб с надпогребницей, конюшенный амбар с сенцами, семинарский амбар. Это – самая ранняя информация о составе монастырских строений, которая приводится в приложении к книге И.М. Покровского «К истории казанских монастырей до 1764 г5. Деревянный храм во имя Святой Живоначальной Троицы просуществовал около ста лет. Монастырские строения неоднократно становились жертвой часто свирепствовавших в Казани пожаров. Вероятно, Троицкая церковь сгорела в один из них. Какими-либо описаниями этой церкви и обозначением ее места на планах мы не располагаем, поскольку описаний не сохранилось, а на планы тех лет наносились только фундаментальные каменные строения. Вообще пожары в судьбе Феодоровского монастыря играли роковую роль. Так, после сильнейшего пожара в 1843 г. он долгое время не функционировал как самостоятельный монастырь и был сначала приписан к Иоанно-Предтеченскому, а затем в 1855 г. – к Спасо-Преображенскому монастырю. В 1889 г. при нем была устроена богадельня. И только к концу XIX в. жизнь в монастыре стала налаживаться. По Указу Священного Синода от 23 сентября 1900 г. за № 6491 Феодоровский мужской монастырь был преобразован в общежительный женский монастырь [рис. 2].

Главным сооружением монастыря, безусловно, являлся каменный трехглавый храм во имя Св. Троицы с приделом в честь св. великомученика Феодора Стратилата, построенный в 1700 г. Центральная часть церкви (собственно храм) представляла собой кубический объем – двухсветный бесстолпный четверик, перекрытый глухим сомкнутым сводом с четырехскатной кровлей. Вдоль центральной оси (север-юг) были выстроены в ряд три главки луковичной формы, покрытые железом (традиционно листами по диагонали). Главки высоко поднимались над плоскостью кровли на вытянутых глухих барабанах. Барабаны были декорированы аркатурно-колончатыми поясками. Центральная главка и центральный барабан доминировали над крайними не только большими геометрическими размерами, но и возвышающимся большим ажурным кованым крестом. Алтарная часть храма (в четыре окна) была просторной. На центральной апсиде было фальш-окно, полностью повторяющее габариты и декор соседних с ним окон. Алтарь был перекрыт сомкнутым полусводом – конхой. С северной стороны к храму примыкал придел в честь святого великомученика Феодора Стратилата. Декоративные элементы на этом одноэтажном объеме полностью повторяли элементную базу основного храма, что свидетельствует об их одновременной постройке. На завершении оси северного придела возвышалась над всеми объемами храма шестиярусная колокольня. В основании по первому ярусу колокольня имела четверик, на нем в три яруса восьмерик и еще два яруса пропорционально уменьшающихся восьмериков. Она была увенчана граненой главкой. Звонница состояла из четырех медных колоколов весом по мере убывания: 102 п. 29 ф., 45 п., 10 п. 25 ф., 4 п. 26 ф., и четырех звончиков. Колокольня была объединена одноэтажным корпусом (более поздней постройки) в единый фасад с трапезной и храмом. В нем располагались помещение для трапезной и две кельи, а также кухня, хлебня и кладовая с окном на паперть. С запада позже была пристроена одноэтажная под одну крышу церковная сторожка.

На фасаде кубического объема храма в центре под карнизными тягами находился образ Богоматери, заключенный в круглый медальон – символический круг славы. Позже на этом же фасаде были расписаны ниши с циркульными завершениями, симметрично расположенные между окнами нижнего уровня. Всего таких ниш было три. Настенные росписи были и в прямоугольной нише фальш-окна, на центральной апсиде. Также были расписаны плоскости стены под незамкнутыми бровками наличников окон на уровне первого этажа на протяжении трапезной, храма и апсид. Наличники северного фасада не были расписаны. Сказать что-либо о сюжете росписей мы затрудняемся, поскольку они с трудом просматриваются на фотоизображениях и в большинстве загорожены деревьями, росшими в палисаднике перед церковью. В крайней правой нише виден силуэт святого в полоборота с опрятной округлой бородой. В центральной нише предположительно было изображено три фигуры в полный рост. Возможно, это образ Святой Живоначальной Троицы, в честь Которой освящен храм. Упоминания о написании фасадных росписей в документах нам не встречались. Но если проанализировать фотографии разных лет, можно с уверенностью сказать, что медальон в центре фасада был написан раньше остальных упомянутых росписей. Он фигурирует на фотографиях Аршаулова, Локке (приблизительно 1880-е гг.), в то время как прочие изображения появились только на фотографиях Бренинга, их создание можно отнести к самому началу XX века. Вероятнее всего, росписи были масляные, а не фресковые, поскольку на фотографиях, выполненных с высокой степенью качества Дульским в 30-е годы XX века, видны следы от соскобленных изображений, которые наглядно говорят о технике утраченных росписей.

В храм вели деревянные двери с медными ручками. На левой был изображен Архангел Гавриил, а на правой – Архангел Михаил. Предалтарный иконостас в храме был трехъярусный, деревянный, с позолоченной резьбой. В нем царские врата с такой же позолоченной резьбой, с традиционными живописными изображениями. Иконы второго и третьего яруса были живописные. В центре второго яруса находилась икона в медной ризе – Тайная вечеря. Иконостас придела в честь св. великомученика Феодора Стратилата был одноярусным, с деревянной резьбой, позолоченной по белому фону, и имел полукруглое завершение с семью медальонами. В центральном медальоне была изображена Пресвятая Троица, по бокам – 12 пророков (по два в каждом медальоне), а на царских вратах вверху, в специальном медальоне, – образ Успения Пресвятой Богородицы6. Главная святыня монастыря – Феодоровская икона Божией Матери – располагалась на особом месте в правом приделе, слева от царских врат. Местночтимое изображение было списком с чудотворной явленной иконы из Костромы. Он был довольно светлого письма, размером 40 на 53 см, в серебряном поверх позолоченного окладе, украшенном драгоценными камнями [рис. 3]. По описанию П. Заринского7, в Феодоровском монастыре из церковных древностей хранилось лишь одно Евангелие конца XVII – начала XVIII веков. У А.А. Павловского8 еще упоминаются икона великомученика Феодора Стратилата древнего письма, пожертвованная в 1607 г., и образ Смоленской Божьей Матери, который при пожаре 1829 г. обгорел с обратной стороны, а лик остался цел и невредим. Подробное описание церковного имущества (ризницы, храмовых и алтарных икон и другой богослужебной утвари) содержат в себе акты по его передаче при закрытии церкви в 1929 г.9

По всему периметру Феодоровский монастырь был обнесен оградой – неотъемлемым атрибутом любого монастыря. Каменной (выложенной из кирпича) стена была только вдоль южной границы, то есть со стороны города. С прочих сторон стена была деревянной, устроенной из горизонтально настеленных на высокие вертикальные опоры досок. В каменной ограде были устроены Святые врата, выходившие на пересечение улиц б. Односторонки Федоровской (Крутой переулок) и б. Верхней Федоровской (Олькеницкого). Они состояли из проездных ворот и двух калиток, симметрично расположенных вокруг них. И ворота, и калитки сверху замыкались циркульными арками, обрамленными архивольтами. Ворота венчал остроконечный кокошник, а над калитками были устроены громоздкие аттики. С двух сторон ворота и калитки фланкировали пилоны. Их ниши были украшены декоративными лепными ромбами с объемными розетками в виде цветка. Судя по кладке, каменная ограда и ворота были выстроены одновременно во второй половине XIX века. От них к входу в храм сквозь декоративный палисадник вела диагональная аллея, огороженная с двух сторон низким деревянным заборчиком. Декоративный палисадник был разбит перед церковью в 80-е годы XIX века. После того как деревья выросли, штакетник был снят. Палисадник был засажен преимущественно лиственными (березами, липами, рябинами и др.) и отчасти хвойными (молодыми худосочными соснами и расположенной близко к церкви группой елей) деревьями.

В ограде монастыря, кроме собора с колокольней, располагались строения жилого и хозяйственного назначения. Все эти постройки, ничем не примечательные с архитектурной точки зрения, подчеркивали значимость монастырского храма. Вдоль западной границы монастыря вытянулись друг за другом просторное каменное здание, в котором находился заводик по изготовлению восковых свечей, деревянный одноэтажный флигель на четыре кельи и старое здание церковно-приходской школы, которое с 1910 г. было приспособлено под живописные мастерские и четыре кельи.

По правую сторону от Святых врат в том же году был построен деревянный на каменном фундаменте флигель, почти квадратный в плане, 10 на 9 аршин (7,1 х 6,4 м). В нем располагались больничная палата на три кровати и три кельи для сестер. Напротив этого здания стояли два погреба под одной крышей. Кроме перечисленных строений, в ограде монастыря находились еще деревянные службы, каретник, просфоропекарня и баня.

На берегу Казанки тоже стояли монастырские кельи. Так, в 1901 году там был построен протяженный двухэтажный, деревянный на каменном фундаменте корпус. На первом его этаже располагалось 12 келий для сестер, а на втором – помещения для настоятельницы и рукодельные мастерские.

Стоит вспомнить о просветительской роли Феодоровского монастыря, которую он играл практически до своего закрытия. К северу от него на монастырской же земле в каменных зданиях размещался Ольгинский детский приют духовенства Казанской епархии. Однако, несмотря на местоположение, он был в ведении Епархиального духовенства, а не Феодоровского монастыря. А вот Феодоровская школа при монастыре на протяжении многих десятилетий оказывала неоценимые услуги в деле образования бедного люда, проживающего в округе. В «Известиях по Казанской епархии» за 1895 год приводится отчет о строительстве в 1892 году нового здания школы при монастыре, осуществленном за правительственный счет10. Он содержит очень подробное описание этого здания, сведения о его габаритах и местоположении, благодаря чему его несложно найти на планах и фотографиях того времени. Новое строение школы было возведено по проекту (выполненному совершенно безвозмездно) архитектора С. Тынкасова на месте старого ветхого зданьица, которое вмещало в себя не более 10-12 человек. В новом же классе во время духовно-нравственных чтений могло разместиться до 100 человек. Здание было выстроено без прикрас, но добротно и удобно: двухэтажное, на каменном фундаменте, обшитое тесом. Крыша его была покрыта железом, ее гребень и карнизы украшала резьба. Окна обрамляли скромные наличники с треугольными завершениями. Над парадным крыльцом был установлен крест. В здании располагались просторный по тем временам класс (6,5 х 5,5 м), оборудованный на 50 человек, две комнаты учителя, комната для пяти-шести учеников-сирот и помещение для сторожа, объединенное с гардеробом для учащихся. Высота всех помещений была одинаковая – 3 м.

Общая площадь школьного здания составляла 91 кв. м. Западный фасад с парадным крыльцом и семью окнами с видом на апсидную часть храма был обращен на небольшой палисадничек. Восточный фасад с шестью окнами выходил на вытянутый вдоль здания монастырский садик. В него можно было попасть из школы через черное крыльцо. Из окон на восток открывалась панорама извилистого русла реки и заливных лугов.

В советские годы деревянное здание школы одиноко стояло над рекой до начала строительства Ленинского мемориала (вплоть до 1982 г.), имело адрес ул. Олькеницкого, д.15 и использовалось под жилье. Впрочем, и другие деревянные здания (жилые и хозяйственные) нашли себе применение и просуществовали до новых построек. Они также были определены под жилье, обросли хозяйственными службами, к ним присоединили небольшие земельные участочки под огороды и палисадники. А на месте снесенной церкви между вновь образовавшимися домовладениями была разбита спортивная площадка. Судьба самого храма была типичной для того времени. В 1918 году в процессе реализации декрета об отделении Церкви от государства он был передан женской трудовой общине при монастыре, вскоре стал приходской церковью Феодоровской религиозной общины. В это лихое время, в 1927 г., храм дважды грабили «охотники» за серебром. 10 апреля 1929 года вышло постановление о его закрытии. До сноса в здании церкви размещалась керосиновая лавка.

Поднимать вопрос о восстановлении Феодоровского монастыря на прежнем месте с профессиональной точки зрения было бы некорректно. Но его графическое воссоздание, несомненно, представляет научный интерес. На основе составленного архитектурного описания в результате подробного изучения выявленных архивных и литературных документов и на основе анализа графического материала под нашим руководством в рамках курса по реставрационному проектированию студентами V курса Казанской духовной семинарии была выполнена графическая реконструкция этого монастырского комплекса и, в частности, его собора с колокольней периода конца XIX – начала XX вв.11.

Примечания

1 От Кремля вдоль берега реки Казанки располагались Пятницкая церковь, Богородицкий монастырь, Евдокиинская церковь и Феодоровский монастырь.

2 Ситдиков А.Г. Археологическое изучение Казани (XIX–XXI вв.). http://www.kermen.ru/Arheologia.php.

3 Покровский И.М. Казанский архиерейский дом, его средства и штаты, преимущественно до 1764г. – Казань: Центральная типография, 1906. – С. 233.

4 Покровский И.М. К истории Казанских монастырей до 1764 года.– Казань: Типолитография Императорского университета, 1902. – С. 55.

5 Там же. Приложение, п. XXV.

6 Сведения о внутреннем убранстве храма получены из Акта о передаче церковных зданий и церковного имущества от 23 мая 1929г во исполнение постановления № 99 Президиума Центрального Исполнительного Комитета ТССР от 10/11 апреля 1929 г. о закрытии церкви Федоровской религиозной общины, НА РТ, ф. Р-5852, оп. 1, д. 654.

7 Заринский П. Церковные древности г. Казани // Известия по Казанской епархии издаваемыя при Казанской духовной академии. – Казань: Типолитография Императорского университета, 1877. – С.433-434.

8 Павловский А.А. Всеобщий иллюстрированный путеводитель по монастырям и святым местам Российской Империи  и Афону. – Н. Новгород: Издательское товарищество И.М. Машистова, 1907.

9 НА РТ, ф. Р-5852, оп.1, д.654.

20 Известия по Казанской епархии, издаваемыя при Казанской духовной академии. – Казань: Типолитография Императорского университета, 1895. – С. 107-109.

11 Курсовая работа на данную тему выполнена студентами архитектурного факультета кафедры РиРАН КГАСУ Р.Р. Ахмадеевым и Л.И. Султановым.