<%@Language=VBScript%> Изразцы Свияжска по материалам раскопок 2005 года

Изразцы Свияжска по материалам раскопок 2005 года

М.М. Зубарева

В августе 2005 года на острове Свияжск, вблизи развалин собора Рождества Пресвятой Богородицы, были проведены археологические раскопки под руководством доц. кафедры археологии КГУ С.И. Валиуллиной. Собор был возведен в 1567 году из кирпича и камня. Первое, деревянное зда­ние собора было построено летом 1551 года. В архитектурном облике Рождественского храма, в решении деталей и конструкций обнаруживаются приемы древнерусского каменного зодчества, уже встречавшиеся  у свияжских церквей в XVI-XVII веках. Колокольня решена в едином объеме с храмом. Его много раз обновляли, особенно в XVII веке, в период расцвета «русского барокко». В 30-х годах XX столетия храм  был утрачен. Среди большого количества находок обращают на себя внимание осколки архитектурного убранства храма: изразцов и керамической черепицы.

Исследование древнерусских декоративных изразцов немаловажно в изучении русской культуры. Изразцы – архитектурные керамические изделия в виде плит или криволинейных деталей, имеющих с обратной стороны коробчатый выступ – румпу, служащую для крепления в кладке стены, печи и других  элементов интерьера и фасада зданий и сооружений.

Изразцы являются важным историческим источником, который помогает установить хронологические рамки перестройки храма, степень его материальной обеспеченности, торговые связи Свияжска с мастерскими других городов, и, конечно, художественное оформление. Сами сюжеты изображений на древнерусских изразцах, в особенности на изразцах печных, дают богатый материал для познания культуры и быта русского города.

Все эти обстоятельства еще в XIX в. привлекли к этой области русского искусства внимание ученых. В настоящее время опубликовано много работ, касающихся общих и частных вопросов производства изразцов в древней Руси и сообщающих все новые и новые данные об этом важном для нас роде искусства. В результате многочисленных исследований выявляются основные черты русских изразцов, но в то же время обозначаются и местные особенности в их изготовлении и внешнем виде. В развитии изразцового искусства очень сложно выявить четкую последовательность в изготовлении различных видов, так как только во второй половине XVII в. одновременно выделывались терракотовые, муравленые и многоцветные изразцы. Истоки этого искусства следует искать в древнерусском гончарном производстве. Прерванное монголо-татарским нашествием, это производство возродилось через два с половиной столетия в Пскове и в Москве. В дальнейшем искусство развивалось и в последующих веках.

Все исследователиМ.Г. Рабинович, А.В. Филиппов, С.А. Маслих, Н.В. Воронов, Р.Л. Розенфельдт – подразделяют изразцы  на неполивные (красноглиняные) и поливные.

Керамика в XV-XVI вв. была более экономична, чем резной камень, и более долговечна, чем фреска. Строить надо было много, быстро и красиво, входил в широкое употребление кирпич. В ту пору и появились глиняные плиты с тиснёным узором, повторявшим орнамент и изображения белокаменной резьбы. Изразцы подразделяются по размерам на фасадные и те, которыми украшался интерьер. Большую роль играет высота рельефа, которая со временем уменьшалась. В начале использовались растительный и геометрический орнаменты, а затем и сюжетные сценки. Перейдя на печи (с конца XVI – первой половины XVII в.), рисунок каждого изразца был замкнут в рельефную рамку. Постепенно рамка и границы между изразцами исчезают, и узор на печи становится похожим на ковровый рисунок.

Терракота как вид керамической техники с середины XVII в. «замирает» и решительно вытесняется глазурованными блестящими изразцами. Зеленой глазурью поливались тем же самые терракотовые изразцы. Далее начинается применение ангоба1. Количество цветов со временем увеличивалось, начиная с белого, зеленого, желтого и т.д.

Изразцы бывают рельефные и гладкие. Со временем также менялась и тыльная сторона изразцов в зависимости от наличия или отсутствия румпы, ее формы.

А.В. Филиппов отмечает, что в различных слоях общества приоритетными были разные орнаменты. С.А. Маслих различает красноглиняные изразцы еще и по ширине рельефной рамки. Р.Л. Розенфельд подробно изучил отличия рамок и румп и определяет время их появления по таким отличиям.

В нашей коллекции имеется 16 фрагментов изразцов, 65 фрагментов зеленой поливной черепицы, один фрагмент черепицы с красной поливой, два фрагмента кашинной керамики с голубой поливой, три фрагмента огнеупорного кирпича серого цвета с прозрачной поливой и 11 осколков  шлака.

 Все осколки черепицы поливные на ангобе, о чем свидетельствуют непроизвольные затеки поливы на внутреннюю сторону черепицы. Оттенок немного отличается, форма черепицы пирамидальная с уступами. Хорошо обожжены почти все фрагменты.

На данный момент изучение материала, полученного в 2005 г., усложняет то, что имеющиеся осколки невелики по размеру. Все фрагменты дошли до нашего времени в хорошей сохранности, кроме подъемного материала, который был обточен водой, из-за чего почти стерся рельеф.

В коллекции встречаются фрагменты терракотовых изразцов как с геометрическим, так и с растительным орнаментом. Очень сложно провести параллели с изразцами других городов и областей. Фрагмент изразца не имеет рамки, видимо, он был частью единого панно, которым украшали печь. Красные изразцы для облицовки зеркала печи, несущие на себе часть общей композиции, вообще сравнительно редки. Изразец не имеет рельефной рамки и представляет собой часть общего орнамента, который должен был покрывать все зеркало печи. В остальном, по конструкции и манере выполнения орнамента, он не отличается от других красных изразцов. Изразец коробчатой формы имеет на себе лишь часть орнамента. Поверхность печи, облицованной такими изразцами, должна была напоминать ковер2. Орнамент крупный. Бесшовные изразцы в Москве производились в 70-е гг. XVII века. Фрагмент изразца может быть поясным, так как геометрический орнамент проходит полосой внутри рамки, а не по ней. Р.Л. Розенфельдт и О.А. Сидоров относят такие изразцы к первой половине XVII в. Хорошее качество, ровный цвет теста, четкий рисунок и ровная поверхность говорят о достаточно позднем происхождении изразцов. Привлекает внимание фрагмент красного рельефного изразца с изображенной на нем вазой. Изразцы с подобными сюжетами описал А.В. Филиппов. Ваза являлась излюбленным мотивом украшения изразцов XVII и начала XVIII вв. Такие формы на изразцах в богатых и разнообразных решениях представлены в Москве, Ярославле, а также в Суздале, Угличе, Гороховце, Нижнем Новгороде, Юрьевце, Александровской слободе, Великом Устюге, Вологде, Синезерской пустыни Новгородской губернии и других местах. Большое количество фрагментов не бывших в употреблении изразцов с изображением этой вазы, исполненных в тех же формах, было найдено при раскопках гончарной слободы в Москве, что указывает на место изготовления этих изразцов3. Качество теста свидетельствует о достаточно позднем времени изготовления изделия.

В данной коллекции представлены не все виды изразцов. Так, рельефные муравленые изразцы, покрытые зеленой поливой поверх ангоба, отсутствуют. У нас имеются фрагменты только зелено-белых рельефных изразцов с глухими, то есть непрозрачными эмалями, без рамки, орнамент на них растительный. Такой тип изразцов, полихромных и без рамки, вырабатывался, вероятно, в 70-х гг. XVII века, но в литературе о нем отдельно ничего не говорится.

Следующий вид – полихромные изразцы. Все имеющиеся фрагменты трехцветные: зеленый, желтый, белый, кроме одного, который имеет еще и красный цвет. Орнамент на них, в основном, растительный. Н.В. Воронов отнес этот вид к середине XVII в.,  возможно, они производились иностранными мастерами, но чуть раньше он считал, что они относятся к началу и середине XVIII в.4 На одном фрагменте виден слой ангоба под зеленой поливой. Такие изразцы, по мнению О.А. Сидорова, производились в Костроме во второй половине XVII в. Н.В.Воронов же отнес такой тип изразцов к концу XVI в.

Один фрагмент гладкого поливного расписного изразца является самым поздним из всех найденных нами на данный момент. На белом фоне изображены зеленые листья с коричнево-фиолетовым контуром, рамка отсутствует. Обращает на себя внимание очень толстая основа без румпы. Такие изразцы были распространены во второй половине XVIII в.

Нам не удается уточнить датировки различных типов изразцов, выдвинутые исследователями (красные – конец XVI в. – начало XVII в., зеленые – середина XVII в., полихромно-рельефные – конец XVII в.). Напротив, в результате сопоставления изразцов различных типов напрашивается вывод, что таких четких хронологических границ в изготовлении не было и не могло быть. В середине XVII в. производство красных изразцов возникает и в более отдаленных от Москвы городах, таких как Казань, Орел, Городок-на-Каме. Изразцы, изготовленные в этих  городах,  отличаются от московских большей сухостью рисунка. Конечно, существовавшие приемы обработки и «мода» определяли преобладание какого-либо типа изразцов. Выделывалось несколько сортов – от дешевых гладких, совсем без орнамента, до таких, которые составляли вместе сложный и красивый узор, по заранее определенному замыслу. Поэтому можно говорить лишь о начале распространения того или другого вида изразцов, но никак не о конце их производства.

Литература

1.      Воронов Н.В. Изразцы // Русское декоративное искусство. Т. 1. – М., 1962.

2.      Воронов Н.В. Русские изразцы XVIII века // Памятники культуры. Исследования и реставрация. Вып. 2. – М., 1960.

3.      Забелин И.Е. Историческое обозрение финифтяного и ценинного дела в России. – СПб., 1853.

4.      Красовский М. В.  Очерк истории московского периода древнерусского церковного зодчества (от основания Москвы до конца первой четверти XVIII в). – М.: Типо-литография Г. Лисснера и Д. Собко, 1911.

5.      Маслих С.А.  Русское изразцовое искусство. – М., 1976.

6.      Овсянников Ю.М. Солнечные плитки. Рассказы об изразцах. – М., 1967.

7.      Рабинович М.Г. Московская керамика. – М.: Издательство Академии наук СССР, 1949; Портал «Археология России», 2004.

8.      Розенфельдт Р.Л. Московское керамическое производство XII –XVIII вв. // САИ. – М.: Наука, 1968.

9.      Розенфельдт Р.Л. Серия изразцов мастерской Троице - Сергиевского монастыря //Славяне и Русь. – М.: Наука, 1962.

10.    Салтыков А.Б. Изразцы // Русское декоративное искусство. Т. 2. – М., 1963.

11.    Сидоров О.А.  Изразцы г. Костромы (раскоп 1989-90 гг). Йошкар-Ола.

12.    Султанов Н.В.  Древнерусские красные изразцы // Архитектурные известия и заметки. 1994. №12.

13.    Филиппов А.В.  Древнерусские изразцы XVII века. Вып.2. М., 1938. www.ibm.bmstu.ru/departments/ibm4/prep/menyaev/I_site/terracota.html

14.    Филиппов А.В.  Русские поливные изразцы XVI в. - М.: Товарищество Типографии А.И. Мамонтова, 1915 г.

15.    Хованская О.С. Свияжск. – Казань: Государственный музей ТАССР, 1951.

16.    Хохлова Е.Н. Изразцы  и керамическая облицовка XIX –XX вв. // Русское декоративное искусство. Т. 3. – М., 1965.

17.    Щербаков В. В. Новые находки изразцов XVIII в. в Троице-Сергиевой лавре // Археология Подмосковья. Вып. 2. Материалы научного семинара. – М., 2005.

Примечания

1 Ангоб – разведенная водой до консистенции сметаны белая глина. Покрытие лицевой стороны изразца ангобом позволило заменить белую глину красной.  Ранее XV в. на Руси ангоб не встречается в облицовке печей.

2 Рабинович М.Г. Московская керамика. – М.: Издательство Академии наук СССР, 1949; Портал “Археология России”, 2004.

3 Филиппов А. В. Древнерусские изразцы XVII века. Вып.2. – М., 1938. www.ibm.bmstu.ru/departments/ibm4/prep/menyaev/I_site/terracota.html

4 Воронов Н.В. Русские изразцы XVIII века // Памятники культуры. Исследования и реставрация. Вып. 2. – М., 1960.