<%@Language=VBScript%> Троице - Феодоровский монастырь и его некрополь

Троице - Феодоровский монастырь и его некрополь

Феодоровский Троицкий заштатный мужской монастырь располагался на высоком мысе над р. Казанкой, на так называемом «Старом городище». Отметим, что на Федоровском бугре в районе строительства Ленинского мемориала (совр. НКЦ «Казань») в 1985 году были проведены археологические раскопки. Тщательно изучалась стратиграфия слоев в траншеях общей длиной свыше 300 метров. Результаты наблюдений окончательно убедили тогда видного казанского археолога, профессора А.Х.Халикова в отсутствии здесь каких-либо следов исторически известного и здесь локализуемого «Старого городища».[1]

Точных данных о происхождении монастыря не сохранилось, но из надписи, имевшейся на окладе иконы Великомученика Феодора Стратилата выходило, что в 1607 году он уже существовал.[2] Святая обитель была устроена заботами Казанского митрополита Гермогена и усердием благочестивого воеводы князя Ивана Ивановича Голицына.

В монастыре находилась соборная церковь во имя живоначальной Троицы, освященная в 1700 году с приделом Великомученика Феодора Стратилата, по имени которого монастырь и берет свое название.

Главную святыню обители составляли местночтимые иконы: св. Феодора Стратилата, пожертвованная в монастырь в 1607 г. князем Голицыным и Феодоровская икона Божией Матери. Эта икона – список с чудотворного образа, находящегося в Костроме. Празднование этой иконы проходило по всей православной России 14 марта, а 16 августа торжество совершалось лишь в одной Казани, в память обретения образа князем Василием Юрьевичем Костромским.

Ежегодно 20 июля в Феодоровский монастырь совершался крестный ход из кафедрального Благовещенского собора с иконами Казанской Божией Матери и Смоленской из Седмиозерной пустыни.[3]

При соборной церкви имелись колокольня и каменные настоятельские кельи; братские же помещались около монастырской ограды.

К 1900 году сохранялась лишь соборная церковь с приделом и монастырская колокольня. В разное время обитель была приписана к Казанскому архиерейскому дому, к Иоанно-Предтеченскому и Спасо-Преображенскому монастырям; к последнему с 1855 года.

Настоятели обители:

Настоятельство в монастыре было игуменское. И как видно из Указа Казанской Духовной консистории от 11 декабря 1765 года, настоятелем в это время был игумен Иларион.[4]

Арсений 1-й – игумен с 16 июля 1806 г., в дальнейшем переведенный в Кизический Введенский мужской монастырь игуменом;

Анастасий – игумен с 18 ноября 1820 г., переведенный в дальнейшем из Казанской в Воронежскую епархию;

Арсений 2-й, по увольнению от должности в сем монастыре и скончался;

Никанор – игумен с 17 февраля 1821 г. – уволен от сей должности на покой в Седмиезерную пустынь;

Иоасаф игумен 22 октября 1823 года;

Иннокентий игумен с 17 января 1826 года – переведен игуменом в Кизический Введенский мужской монастырь.

Аркадий игумен с 26 апреля 1829 года – по болезни уволен на покой в Седмиезерную пустынь.

Савва игумен с 15 марта 1830 года - переведен в строители в Цивильский Тихвинский монастырь;

Елевферий игумен с 19 августа 1830 года - переведен в строители в Цивильский Тихвинский монастырь;

Гедеон игумен с 23 мая 1831 года.

С 23 сентября 1900 года в жизни монастыря наступила новая страница. В этот день Указом Св. Синода (№ 6491) монастырь из мужского заштатного был преобразован в женский общежительный, с назначением настоятельницы его монахини Иоанны. Новая обитель получила название «Казанский Свято-Троице-Феодоровский женский монастырь».

12 ноября 1900 года монастырь был освящен Высокопреосвященным Арсением Архиепископом Казанским и Свияжским как женский.

30 сентября 1910 года в 6 часов утра протяжный звон колокола с монастырской колокольни оповестил сестер обители о смерти матушки игумении Анфии. Отпевание совершал Преосвященный епископ Алексий, архимандрит Варсонофий, духовенство монастыря, священнослужители Казани.[5]

Игумения Анфия (Анна Михайловна Бакакина) происходила из мещан г. Мамадыша. В возрасте 20 лет, в 1871 году она поступила в число сестер Казанско-Богородицкого женского монастыря. Сначала она проходила послушание на свечном монастырском заводе, а через три года была переведена в живописную мастерскую, где вскоре была назначена её заведующей. В 1895 году постригается в монашество. В 1905 году назначается казначеей Феодоровского монастыря, а на следующий год – его настоятельницей. На этом посту она сменила свою предшественницу игумению Иоанну. 20 мая 1907 года Епархиальным начальством по Указу Святейшего Синода возведена в сан игумении. За её заботы об обители в 1910 году была награждена наперсным крестом.

Игумения была погребена на небольшом кладбище святой обители.

Особо хочется сказать о последней настоятельнице святой обители игумении Ангелине (Анне Степановне Алексеевой), на плечи которой легла тяжкая участь видеть закрытие и порушение святой обители.

Дочь мещанина г.Казани, она родилась в 1884 году, окончила курс в училище г.Казани. 16 октября поступила в Троице-Феодоровский монастырь, 17 ноября 1907 г. была облачена в рясофор. 17 ноября 1910 года утверждена настоятельницей епископом Иоасафом (Удаловым), прожила в монастыре до самого его закрытия в 1928 году. 2 июля 1923 г. оказала сопротивление захвату обители обновленцами, заявив о непризнании обновленческого ВЦУ и обновленческого Казанского епархиального управления.

В начале 1925 г. распускается община обители, о чем можно судить по заявлению Татотдела ОГПУ от 27 января 1925 г. «О роспуске старой общины Федоровского монастыря, о выселении за пределы Татреспублики игуменьи Алексеевой».[6]

После закрытия монастыря проживала в Казани, 27 июня 1931 г. арестована по делу «О филиале Истинно-православной Церкви в Татарской АССР». Обвинялась в «активном участии в организации снабжения продуктами питания и деньгами ссыльного и заключенного за контрреволюционную деятельность духовенства», в выполнении «поручений контрреволюционной организации по связи с епископом Иоасафом» и в «распространении контрреволюционных антиколхозных листовок». Ангелина виновной себя не признала.

 Была осуждена на три года ссылки в Северный край, отбывала срок в Архангельске и Коми (Зырян) АО. После освобождения поселилась в Казани. Будучи духовной дочерью епископа  Иоасафа, по его поручению посещала в ссылке сщмч. митрополита Кирилла (Смирнова).

Вновь арестована 8 декабря 1937 г., обвинялась в том, что «среди приезжавших к Удалову верующих крестьян систематически вела антисоветскую клеветническую агитацию, сопровождая ее антисоветскими измышлениями о гонениях на религию в СССР, о голоде в колхозах… Вела антисоветскую пораженческую агитацию о неизбежности свержения Советской власти и о торжестве православия». Виновной в контрреволюционной деятельности себя не признала. Расстреляна в тюрьме НКВД по приговору тройки НКВД ТатАССР от 15 декабря 1937 г.[7]

В настоящее время отделом канонизации Казанской епархии готовятся документы и материалы к канонизации игумении Ангелины.

Монастырь закрывается в 1928 г. В течение двух лет он остается по существу бесхозным. В 1931 г.  занимается под студенческое общежитие Медфармполитехникума (60 мест), а часть отдается под столярную мастерскую.[8] В марте 1932 г. президиумом Казанского городского Совета принимается решение о сносе бывшего монастыря.

 «Начальнику конторы комжилстроя. 9 марта 1932 г. Президиум городского Совета предлагает немедленно приступить к разбору предназначенных для коммунального жилищного строительства церквей и мечетей. 1) Владимирский собор (Московская ул.); 2) Грузинская церковь (ул. К.Маркса); 3) Кафедральный собор (коридор по направлению к новому зданию областкома); 4) Воскресенская церковь (ул. Чернышевского); 5) Федоровский монастырь; 6) Спасский монастырь (в Кремле) передать коммунжилстрою, в случае неразбора Татбашшколой для надстроек… Зам. Предгорсовета  Муратов».[9]

Как известно, в 1928 г. в Казани начался слом субдоминантного религиозного ланшафта. За два года в городе уничтожили больше половины храмов, монастырей, мечетей. Все взрывы производил полк  латышских стрелков, расквартированный в Казани. Владимирский собор взорвали последним в городе, в апреле 1936 года. [10]



[1] Ситдиков А.Г. Казанский кремль: историко-археологическое исследование. – Казань: Институт истории им. Ш.Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2006. – С. 24.

[2] Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии за 1899 год. – Казань: Типо-литография императорского университета, 1899. - С. 772.

[3] Православные русские обители. Полное иллюстрированное описание всех православных русских монастырей в Российской империи и на Афоне. – СПб.: Книгоиздательство П.П.Сойкина, 1910. – СПб.: Воскресение, 1994. Репринтное издание. С. 243.

[4] Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии за 1899 год. – Казань: Типо-литография императорского университета, 1899. - С. 774.

[5] Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии за 1910 год. – Казань: Типо-литография императорского университета, 1910. - С. 1220.

[6] НА РТ, ф. Р-732, оп. 11, д. 67, л. 52 - 55.

[7] Архив КГБ РТ. Дело 2 - 18199; 2 – 15208. Православная энциклопедия. Т. II. М.: Православная энциклопедия, 2001. – С. 295.  Во имя правды и достоинства Церкви: Жизнеописание и труды священномученика Кирилла Казанского / Авт.-сост. Журавский А.В.. – М.: Изд. Сретенского монастыря, 2004. – С. 664.

[8] НА РТ, ф. 732, оп. 6, д. 54,  л. 18, 23, 27.

[9] НА РТ, Ф. 732, оп. 6, д. 54,  л. 19.

[10] Этот малоизвестный факт об участии полка латышских стрелков в уничтожении православных храмов города автор почерпнул из сборника статей и сообщений городской научно-практической конференции, состоявшейся 21 мая 2002 г. См: Казанский посад в прошлом и настоящем. – Казань: Мастер Лайн, 2002. – С. 99.