<%@Language=VBScript%> Храм-памятник воинам, погибшим при взятии Казани в октябре 1552 г.

Храм-памятник воинам, погибшим при взятии Казани в октябре 1552 г.

По различным оценкам на кладбище под курганом упокоилось несколько десятков тысяч человек.[1] Это самая большая братская могила воинов в Казанском крае.

Казанский историк-краевед первой половины XIX века Баженов Н.К. приводит имена 166 погибших ратников. Среди них князья, бояре, простолюдины: Микулинский, Брудков, Гендоуров, Тепринский, Ишутин, Заборовский, Полев, Путилов, Ступишин, Змеев, Кологривов, Беклемишев, Темирязев, Максимов, Дурасов, Юрьев, Чистяков, Неклюдов, Страхов, Шеншин, Романов, Кобцев, Чернышев, Мельников, Хитров, Захаров, Соболев, Левшин, Нечаев, Смирнов, Вяземский, Глебов, Оленев, Челищев, Колтовский, Муромцев, Головкин, Загорский, Сафонов, Потоцкий, Кудрявцев, Озеров, Муравьев, Гурьев, Воронцов, Лазарев, Татаринов, Лодыженский, Грузинский, Аристотелев, Раевский, Лебедев, Зубов, Новиков, Солнушкин, Тарасов, Полозов, Кикин, Шишкин, Новосильцев, Жуков, Арбузов, Лисин, Зверев, Крюков, Хрипунов, Яковлев, Стефанов, Блудов, Волков, Кривошипин, Краснов, Кириловский, Воротынцев, Мещеринов, Апраксин, Марков, Радищев, Баратынский, Муханов, Пятницкий, Языков, Астафьев, Аристов, Строганов, Севастьянов, Ермолов, Лазарев, Малиновский, Мансуров, Морозов, Сабуров, Заболотский, Кокошкин, Батурин, Щербаков, Протасов, Окунев, Дохтуров, Желтухин, Горчаков, Колычев, Назимов, Белосельский, Денисов, Пашков, Анненков, Долгоруков, Никитин, Белоградский, Барашев, Баскаков, Насакин, Жеребцов, Скрипицин,  Самарин, Орлов, Копьев, Урусов, Демидов, Лубенский, Ушаков, Кропоткин, Сенковский, Александров, Серебряков, Княжнин, Баранов, Арбузов, Киреев, Флоров, Корсаков, Тукачевский, Бутлеров, Васильчиков, Красовицкий, Соломин, Чуднов, Сомов, Толстов, Шишмарев, Оболенский, Андреев, Офросимов, Жемчучников, Тимофеев, Суворов, Карнеев, Румянцев, Бабкин, Пушкин, Головин, Салтыков, Маслов, Безобразов, Бибиков, Перфильев, Львов, Исаев, Киприанов, Бородин, князь Димитрий Иванов, Михаил А. Головин. [2]

Архимандрит Гавриил, настоятель Зилантовой обители приводит имена 212 погребенных русских воинов (подсчеты наши – А.Е.). (Приложение 1). [3] В синодике Зилантова монастыря были записаны свыше восьмисот имен павших воинов, где для знатных родов были прописаны  их чины и звания: «Большой боярин, князь, княж сын, а для рядовых воинов их имя, отчество и место – Тферитяне, Бежечане, Володимерцы, Костромичи, Суздальцы, Галичане, Козличи, Калужане, Коломничи, Дмитравцы, Каширяне, Ржевцы, Мещеряне, Муромцы, Стародубцы, Нижегородцы, а также Атаманы казаков».[4]

Более двухсот лет над могилой павших воинов стояла лишь простая часовенка, в которой священники Зилантова монастыря время от времени совершали панихиды. В народе братскую могилу стали называть  «Убогий дом» или «вязком», т.к. вокруг неё во множестве росли старые вязы.[5]

Инициатива в деле сооружения нынешнего памятника принадлежит настоятелю Зилантова монастыря архимандриту Амвросию (Сретенскому), который в 1812 г., на волне патриотизма, вызванного среди всех слоев русского общества победоносным завершением Отечественной войны, обратился к жителям Казани с предложением об организации подписки на сооружение памятника над прахом павших ратников.

Подписка дала весьма небольшую сумму – всего 1.500 рублей. Поэтому и памятник намечался быть скромным – простой столб с соответствующей надписью. Император Александр I повелел переделать проект, что и было поручено петербургскому архитектору Н.Ф.Алфёрову.[6] Именно ему Казань обязана появлением столь исключительного сооружения, не имеющего близких аналогов ни в нашем городе, ни вообще среди православных храмов России. Разумеется, основной объем, внутреннее размещение алтаря, иконостаса и других частей было строго каноничным, но вот внешний пирамидальный облик храма поражает своей неординарностью. Предоставленный проект был утвержден, но для его осуществления потребовалась уже более солидная сумма.

Александр I и члены августейшей фамилии пожертвовали на сооружения памятника внушительную по тем временам сумму - 10.000 рублей. Кроме того, было решено впредь до окончания сооружения ежегодно отпускать из средств государственного казначейства по 5 тысяч рублей. Объявленная подписка дала свыше 100 тысяч рублей.

Непосредственным воплотителем проекта Н.Ф. Алфёрова стал другой архитектор – А.К. Шмидт. Под его руководством и под личным наблюдением архимандрита Амвросия осуществлялось строительство храма. Именно Шмидт принял решение заменить предложенную Алферовым кирпичную облицовку храма облицовкой из белого вятского опочного камня, что существенно повысило стоимость строительства, зато сделало храм - памятник более величественным и нарядным. 30 августа 1823 г. состоялось первое освящение памятника архиепископом Амвросием.

 Однако вскоре вскрылись конструктивные недостатки, местами сооружение дало трещины, стало протекать. Поэтому потребовались дополнительные средства на его доделку. В 1830 – 1832 гг. понадобилась его реконструкция уже под руководством архитектора П.Г. Пятницкого. Формы храма были частично скорректированы, но в целом его облик почти не изменился. Пятницкий был одним из самых знаменитых казанских зодчих XIX века. Незадолго до этого он руководил возведением великолепного комплекса Казанского университета. Он отличился также при строительстве нового ансамбля Казанского Богородицкого монастыря. 2 октября 1832 г. храм-памятник был вторично освящен архиепископом Филаретом. К этому времени в Казань были доставлены серебряные вызолоченные сосуды, пожалованные императором Николаем I для церкви - памятника.

Первые тридцать лет со дня его основания храм-памятник находился в хозяйственном подчинении Зилантова монастыря. Но обители было трудно  заботиться о столь масштабном сооружении. Поэтому храм был передан в военное ведомство. К нему из Кремля по крупным церковным праздникам проводились крестные ходы, устраивались  военные парады, на которых всегда присутствовали губернатор, правящий архиерей, уважаемые казанцы. Это святое место 20 августа 1836 г. посетили император Николай I и 17 августа 1861 г. наследник престола цесаревич Николай Александрович (старший сын Александра II, умер 12 апреля 1865 г.).[7] День 2 октября простой народ считал великим праздником и называл «именины казанские».

В 1830 году Казанское купеческое собрание (орган сословного самоуправления) взяло памятник на свое содержание. С этого времени появляется должность смотрителя памятника, жившего в специально построенном недалеко деревянном доме. Смотрители обязательно назначались из отставных офицеров, имевших ранения и боевые награды.

Городская дума по представительству купеческого собрания назначала попечителя памятника. Как правило, это был состоятельный купец, несший добровольно основные расходы по его содержанию. Первыми попечителями над памятником были купец 1-й гильдии Л.Крупеников и П. Котелов.

После городской реформы 1870 г. памятник перешел в ведение казанской городской управы и о нем заботились уже не купцы, а общегородские органы самоуправления, но должности попечителя и смотрителя оставались вплоть до 1917 года. Так, в частности, 23 декабря 1888 года попечителем храма был избран купец К.П. Прибытков,[8] сын бывшего городского головы П.А. Прибыткова (1810–1883). В этом же году к памятнику была устроена от Адмиралтейской дамбы дорога.[9]

Среднюю часть пирамиды, из которой состоит памятник, занимала небольшая церковь во имя Спаса Нерукотворного – в честь царского знамени, бывшего с Иоанном IV под Казанью. В углах пирамиды были устроены кельи для священника и служителей памятника. В церкви находились портреты царя Иоанна Васильевича Грозного и императора Николая Павловича.

Небольшая дверь и каменная лестница ведут из-под западного портала памятника в подземелье, куда спускаются с зажженными свечами. Здесь царит полнейший мрак, впечатление от которого усиливается еще и абсолютной тишиной. Спустившись в подземный сводчатый ход, идущий по всем четырем сторонам образующей памятник пирамиды, посетитель входит через небольшую дверь в четырехугольный центральный склеп, который и представляет собой внутренность братской могилы воинов.

Деревянный пол склепа весь настлан на костях и черепах, которыми во множестве усеян насыпанный холм. Посреди склепа стояла большая, наполненная черепами гробница, освещаемая неугасимой лампадой с распятием. По сторонам гробницы читались надписи: «Больше сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя» (Иоанн. 15, 13)» и «Возлюбленнии и прекраснии, неразлучни, благолепни в животе своем,и в смерти своей не разлучишася; паче орлов легцы, паче львов крепцы (2 Цар. 1, 23)».[10]

При церкви имелся синодик воинов, неоднократно перепечатывавшийся, имена которых и поминались здесь при панихидах.

Службы в храме прекратились в сентябре 1918 г. Он был  закрыт большевиками, а вскоре и разграблен. Стороной обошла его участь уничтожения многих казанских монастырей, церквей и соборов. В 1924 г., когда ВЦИК опубликовал постановление «Об увековечивании памяти Ленина», местные руководители решили переоборудовать его в «Памятник содружества народов» со смотровой площадкой, с установлением шпиля в виде минарета и пятиконечной звездой. К счастью, этот нелепый проект так и не был осуществлен.

Однако в советское время городские власти все же проявляли некоторую заботу о внешнем облике памятника, ставшего к тому времени одним из архитектурных символов города. В 1930 г. был проведен косметический внешний ремонт. К 1956 г. памятник ввиду образования Куйбышевского водохранилища оказался в центре небольшого островка, что сделало его еще более выразительным и мало доступным.

В декабре 2001 г., по благословению архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия, был создан приход Нерукотворного Образа Спасителя, который возглавил иерей о.Феодор (Ситкин). В храме регулярно проводятся богослужения.

В соответствии с постановлением Кабинета министров Республики Татарстан  «О передаче памятника архитектуры республиканского значения – памятника воинам, павшим при взятии Казани в 1552 году, в коммунальную собственность города Казани» № 8 от 17 января 2001 г., министерство культуры передало храм Департаменту текущего содержания и развития объектов внешнего благоустройства администрации г. Казани по акту № 688 от 23 апреля 2001 г.

4 марта 2005 г. храм был передан Казанской Епархии Русской Православной церкви, после окончания ремонтных работ предполагается его совместное использование Казанской Епархией и администрацией города.



[1] Пинегин М.Н. Казань в ее прошлом и настоящем. – СПб., 1890. Репринтное издание. – Казань: ООО DOMO «Глобус», 2005. - С. 441.

[2] См.: Баженов Н.К  Плавание к Зилантову монастырю и Казанскому памятнику. - М., 1846. - С. 34 - 36. Никанор, архиепископ. Казанский сборник статей архиепископа Никанора (Каменского). – Казань, 1909. – С. 49. Часть имен русских воинов, погибших при взятии Казани, приведены в Прибавлении к «Казанскому Вестнику» № 2, март, 1830 год. – С. 96 - 97.

[3] Гавриил, архимандрит. Историческое описание Казанского Успенского второклассного Зилантова монастыря и Казанского памятника, сооруженного в воспоминание убиенных при взятии Казани вождей и воинов на общей могиле, с рисунками. – Казань: университетская типография, 1840. – С. 19 - 26.

[4] Никодим, архимандрит. Краткая история Зилантова Успенского, что в городе Казани, монастыря. – Казань: типо-литография императорского университета, 1898. – С. 6.

[5] Гавриил, архимандрит. Историческое описание памятника, сооруженного в воспоминание убиенных при взятии Казани воинов, на Зилантовой горе. – Казань: университетская типография, 1833. – С. 3.

[6] Алфёров Николай Федорович (1780-е – 1840-е гг.), архитектор, рисовальщик, гравер. Помощник архитектора А.Н.Воронихина при строительстве Казанского собора в Санкт-Петербурге. В 1805 – 1810 гг. совершил путешествие по Турции, Греции, Италии, исполнил рисунки и чертежи памятников древней архитектуры. В 1813 г. по поручению императора Александра I разработал проект памятника русским воинам, павшим при взятии Казани. См.: Татарская энциклопедия. Т. III. – Казань: Институт татарской энциклопедии АН РТ, 2002. – С. 120 – 121.

[7] Загоскин НП. Спутник по Казани. Иллюстрированный указатель достопримечательностей и справочная книжка города. Казань, 1895. Репринтное издание. ООО « DOMO» Глобус, 2005. - С. 250.

[8] НА РТ, ф. 98, оп. 2, д. 1879, л. 3. «Об избрании попечителем памятника над прахом воинов, убитых при взятии Казани».

[9] Пинегин М.Н. Казань в ее прошлом и настоящем. – СПб., 1890. Репринтное издание. – Казань: ООО DOMO «Глобус», 2005. - С. 446.

[10]Загоскин Н.П. Спутник по Казани. Иллюстрированный указатель достопримечательностей и справочная книжка города. Казань 1895.  Репринтное издание. - Казань: ООО DOMO «Глобус», 2005. – С.154.