<%@Language=VBScript%> Приложение

Приложение

1.

«[…]Ему же (Иоанну Васильевичу) Казанского Царствия Победителю и Христианской веры Насадителю вечная память.

На той же брани под градом Казанью доблестно храбствовавшим и усердно в подвизании пострадавшим и убиенным: князю Дмитрию Ивановичу Микулинскому, во иноцех Дионисию, Михаилу Афанасьеву, сыну Брудкову-Гендоурову, Андрею Григорьеву сыну, Тепринскому, Григорию Ишутину сыну, Изединово, Тферичем, вечная память.

На той же брани убиенным: Князю Петру Никитичу Щепину-Оболенскому, Димитрию Иванову сыну, Чулкову, Ивану Борисову сыну, Жирову-Заборовскому, Игнатию Прокопьеву сыну, Константинову, Бежечанам, Леонтию Борисову сыну, Шушерину, во иноцех Леониду, Феодору Сурвацкому, Володимерцем, Володимеру Васильевичу Полеву, во иноцех Вениамину, Григорию Михайлову сыну, Турову, Стефану Васильеву сыну, Путилову, в иноцех Павлу, Костромичам, вечная память.

Григорию Борисову сыну, Ступишину, ВологжанинуИвану Иванову сыну, Протопопову, Можаинину, Василью Фуникову сыну, Белянину, во иноцех Сергию, Данилу Иванову сыну, Мягкову, во иноцех Никону, Юрьевцу, вечная память.

Стефану Григорьеву сыну, Зюзину, Суздальцу Артемию Матвееву сыну, Кашкарову, Григорию Кирову сыну, Непейцину, Меньшину Феодору сыну, Супоневу, Галичанину, Игнатию Игнатьеву сыну, Беклемишеву, Димитрию Иванову сыну, Чечерину, ИвануДементьеву, Михайлу Павлову, Гаврилу Андрееву, сыну Федяеву, Козличем, вечная память.

На той же брани избиенным: Григорию Яковлевичу Федцову, Семену и Андрею Васильевым, детям Змеева, Ивану Алексееву, сыну Змееву, Ивану Терентьеву сыну, Осорину, Никите Семенову сыну, Кологривову, Феодору Глебову сыну, Челищеву, Ивану Михайлову сыну, Калачеву, Второму Антонову, сыну, Григорову, Калужаном: Юрью Алексееву сыну, Колтовскоу, Дементию Чернышеву сыну, Змееву, Дионисию Васильеву сыну, Темирязеву, Петру Перетрутову, Павлу Михайлову сыну, Муромцову, Коломничем: Ивану Тимофееву сыну, Хмелевскому, во иноцех Иову, Далмату Головину Обобурову, Дмитровцам, вечная память.

Якову Александрову сыну, Лихареву, Григорию Андрееву сыну, Татаринову, Улану Димитриеву сыну, Животову, Ивану Шуе Феодорову сыну, Тевяшеву, Алексею Тимофееву сыну, Мерлееву, Ерму Бандикову, Никите Федорову сыну, Кашину, Федору Истомину сыну, Животову, Федору Симонову, сыну Григорову, Денису Терентьеву сыну, Губину, Ивану Семенову сыну, Лодыжинскому, Шарапу Ширяеву, сыну, Срезневу, Семену Александрову, сыну, Брехову, Скрыпу Иванову сыну, Толшанову, Игнатию Иванову сыну, Полозову, Никуле Иванову сыну, Вальцову, Коширяном, Мартьяну Васильеву сыну, Клешнину, Боровитину, вечная память.

Титу Андрееву сыну, Кикину, Федору Кошкину, Тимофею Сюльменеву, Вязмичем: Захарию Иванову сыну, Шишкину, Стефану Шелаеву сыну, Новосильцеву, во иноцех Сергию, Ржевичем: Артемию Иванову сыну, Колтовскому, Феодорову Денисьеву сыну, Никите Федорову сыну, Татарову, Торушаном: Иоакиму Бугримову, Петру Михайлову сыну, Анфимову, Еремию Михайлову сыну, Слепушкину, Мине Михайлову сыну, Блудову, Василию Оладину сыну, Алексееву, Павлу Кривопишину сыну, Волкову, Мещерянам вечная память.

Феодору Княж Семенову сыну, Козловскому, Романовцу Григорью Елдашеву сыну, Прокопьеву, Воротынцу, Никите Григорьеву сыну, Совину, Феодору Иоаннову сыну, Борисову, Девятому Григорьеву сыну, Андреянову, Рюме Иоаннову сыну, Апраксину, Третьяку Есипову сыну, Кровкову, Афанасию Иоаннову сыну, Мещеринову, Муромцем, вечная память.

Михайлу и Алексею Васильевым, детям Кисилева, Даниилу Иоаннову сыну, Скакухину, Тимофею Феодорову сыну, Копосову, Безстужу Феодорову, сыну Александровичу и сыну, его Левкию, Андрею и Григорию Иоанновым, детям Кисилевым, Андрею Иаковлю сыну, Кутаринову, максиму Григорьеву сыну, Кошелеву, Григорию, Ананью сыну, Медоварцеву, Волку Феодорову сыну, Побединскому, Игнатью Алексееву сыну, Андрею Иоаннову сыну, Иосифу, Михайлову сыну, Киселеву, Муромцам и Стародубцам, вечная память.

Гавриле Неклюдову сыну, Бардину, Феодору Афанасьеву сыну, Ордябьеву, Истоме Макарову сыну, Бардину. Мещеряком Кондрату Кипрову, Грибану Иоаннову сыну, Жердинскому, Грибану Григорьеву сыну, Плепальницыну, Кудашу паполовскому, Темиру Кабалинскому, Иоанну, Феодору и Артемию Феодоровым, детям Морозова, Димитрию Феодорову, сыну Мустинскому, Иоанну Данилову сыну, Скрипову, Есину Иоаннову сыну, Савалкову и сыну его Памфилу, Никите и Иоанну Мирославовым, детям Годовина, Семену, Тимофееву сыну, Якову Подобедову, Невеже Горликову, Каткину, Козьме Никитину сыну, Сеченову, Нижегородцем вечная память.

Под градом Казанью пострадавшим детям Боярским Великого Новограда, и убиенным: Иоанну Димитриеву сыну, Теткину, Юрию Истомину сыну, Оникееву, Бежечанам, вечная память.

На той же брани убиенным: Отучью, Матвею Иоаннову сыну, Вислоухову, Сабурову, Даниилу Леонтиеву сыну, Супоневу, Нефеду Русинову сыну, Аврамову, Михайлову Александрову сыну, Косицкому, Андрею Михайлову сыну, Иоанну Павлову сыну, Шепякову, Семену и Григорию Васильевым, детям Заболоцкого, Тимофею Иоаннову сыну, Кушелеву, Макару Константинову сыну, Кобылину, Роману Семенову сыну, Кобылину, Иоанну Матвееву сыну, Мещеринову, Никите Семенову сыну, Колычеву, Александру Васильеву сыну, Унзарину, Флору Третьякову сыну, Ковезиву, Матвею Матвееву, сыну Земнину, Василью Григорьеву сыну, Назимову Димитрию Данилову сыну, Кушелеву, Нечаю Тетримову, Афанасию Иоаннову сыну, Белосельскому, Иоанну Иоаннову сыну, Сабурову, Иоанну Меньшому сыну, Корину, Мочалу Никитину сыну, Хомутову, Матвею Иоанову сыну, Зеленину, Каблуку Иванову сыну, Носакину, Никите Иоаннову сыну, Пушилову, Ивану Павлову сыну, Аристотелеву, вечная память.

На тойже брони убиенным: Шалык Михайлову сыну, Жеребцову, Бестужу Скрипицыну сыну, Скрипицыну, Князю Юрью Княж Андрееву сыну, Кропоткину, Князю Даниилу Княж Феодорову сыну, Селеховскому, Немиру Григорьеву сыну, Растопчину, Андрею Леонтьеву сыну, Мевницкому, Феодору Иаковлю сыну, Баранову, Юрью Ширяеву сыну, Шишмареву, Григорью Петрову сыну, Арцыбашеву, Михайлу Мишкаву сыну, Бушеневу, Стефану Коротневу, Князю Ивану Княж Димитриеву сыну, Красину-Оболенскому, Феодору Гаврилову сыну, Бабкину, вечная память.

Тихомиру Юрьеву сыну, Пушкину, Иоакову Нефедьеву сыну, Щербакину, Тимофею Александрову сыну, Шушерину, Митрофану Елизарову сыну, Дрохову, Феодору Васильеву сыну, Пурикову, Ляпуну Тимофееву сыну, Татаринову, Феодору Алферову сыну, Назимову, Феодору Васильеву сыну, Сарачину, Стефану Петрову сыну, Быковскому, Феодору Третьякову сыну, Евсюкову, Князю Феодору Княжь Петрову сыну, Тростенскову, Третьяку Лошакову, Князю Димитрию Белосельскому, вечная память.

Ивану Константинову сыну, Бухвостову, Ивану Григорьеву сыну, Чудову, Лучанину, Афонасью Матвееву сыну, Женевлеву, Псковитянину Никите Володимирову сыну, Головину и брату его Науму, Ковраку Корбатову сыну, Корину, Далмату Оксентьеву сыну, Протопопову, Галичанам, вечная память.

Во граде Казани убиенным и всячески нужно скончавшимся, Леонтию Елизарову, Лучанину Епишеву, Ивану Васильеву Санчурскому, Третьяку Солодовцову, Нехорошему Ачкасову, Первому Кашкарову, Талыку Смагину сыну, Деглину, Никите Амниеву, Федше Толмачу, Палецкому, вечная память.

 Атаманам Казацким: Ивану Тукачевскому, Северге Баскакову, Андрею Кобцеву, вечная память.

Борису Ивановичу Салтыкову, пострадавшему от безбожных Казанцев, вечная память.

Иаокову Евстафьеву сыну, Андрееву, Феодору Чуркину, Феодору Баклановскому, Селиванову Васильеву сыну, Тетерину, поборавшим вечная память.

На той же брани избиенным:

Феодору Димитрию и Василию Константиновым, дтям Садыкова, вечная память.

Михайлу кузминскому, убиенному на ошитке, вечная память.

Василью Феодорову сыну, Ларионову, Ивану Мохневу, убиенным в Алатах от Черемис вечная память.

Благоверному Князю Ивану Амашуку Черкасскому, убитому от безбожных Турок за православную веру, вечная память.

И всем Православным христианам представившимся, вечная память[…]»

Гавриил, архимандрит. Историческое описание Казанского Успенского второклассного Зилантова монастыря и Казанского памятника, сооруженного в воспоминание убиенных при взятии Казани вождей и воинов на общей их могиле, с рисунками. – Казань: университетская типография, 1840. С. 19 – 26. 

2.

Письмо

Казанского городского Совета рабочих и красноармейских депутатов в НКВД и НКЗдрав Татарской Республики (копии – Заречному райсовету и в музейный отдел тов. Егереву)

22 октября 1928 г., № 60

Постановлением Заречного райсовета, утвержденного Президиумом горсовета, жилые помещения бывш[его] Зилантовского монастыря переданы в эксплуатацию ЖАКТа.

Во дворе монастыря имелось кладбище, закрытое для захоронения трупов с 1917 г., а после 1917 г. на указанном кладбище было захоронено лишь несколько трупов по специальным каждый раз разрешениям.

Непосредственное соседство, хотя бы и закрытого кладбища, с жилыми помещениями, разумеется, недопустимо, почему одновременно Заречным райсоветом было вынесено постановление и о сносе могильных памятников и крестов с передачей их в госфонд, а части имеющих историческое значение – в распоряжение музейного отдела.

Большинство могил имеют давность захоронения свыше 30 лет и никем никакого попечения об этих могилах не осуществлялось.

Часть же могил имеет меньшую давность захоронения и группой лиц подано в горсовет 6-го сего октября коллективное заявление о даче им разрешения убрать принадлежащие им памятники и решётки.

Учитывая, что постановлением НКВД ТР от 20 декабря 1923 г. за № 183 и санитарными правилами по устройству кладбищ и погребению умерших от 11 сентября 1926 г. (СУ ТР, 1924 г. № 1, ст. 4 и 1926 г. № 35, ст. 215) предусмотрены сроки использования бывш[их] кладбищ для других надобностей и для захоронения вновь, по истечении каковых сроков право собственности на могильные памятники всё-же не утрачивается, президиум Казгорсовета не возражает против дачи разрешения на убор памятников собственниками их.

Большинство памятников уже снесено, почему использование территории закрытого кладбища под дворовую территорию до истечения 45-летнего срока, возражений встречать не должно.

Указанный вопрос рассматривался на совещании при горсовете 20-го сего октября в составе представителей от НКВД тов. Яхина и от музейного отдела тов. Егерева (представитель от НКЗдрава не явился), где и было принято постановление о распубликовании объявления, при сем прилагаемого.

Об изложенном горсовет доводит до Вашего сведения и просит сообщить своё заключение по существу проектируемого объявления.

Приложение: объявление

Председатель горсовета                         Ефремов

Ответсекретарь                                        Лаврентьев

НА РТ, ф. 3682, оп. 1, д. 1538, л. 9

3.

Объявление

Президиума Казанского городского совета от 20 октября 1928 г.

Президиум Казанского городского совета доводит до сведения граждан, родственники и близкие лица коих захоронены на кладбище в ограде бывш. Зилантовского монастыря, каковое кладбище закрыто с 1917 г., что территория указанного кладбища будет использована как усадебная территория при ЖАКТе со сносом всех могильных памятников и монументов.

Объявляя о чем, Президиум Казгорсовета предлагает всем заинтересованным лицам в двухмесячный срок заявить в Заречный райсовет о принадлежности им подлежащих сносу памятников и монументов и получить от райсовета разрешение на снос и уборку этих памятников.

По истечении указанного срока памятники и монументы будут снесены райсоветом с передачей в госфонд, а имеющие историческое значение - в Музейный отдел.

Председатель горсовета                                 (Ефремов)

Секретарь                                                         (Лаврентьев)

НА РТ, ф. 3682, оп.1, д. 1538, л.10.

4.

В горсовет

на № 60 от 22 октября 1928 г.

Музейный отдел ТНКПр. сообщает, что с его стороны по поводу проектируемого объявления относительно Зилантовского кладбища возражений и дополнений не имеется.

Председатель отдела                                   В. Егерев[1]

Ученый секретарь                                        П. Корнилов

                                                                            № 46 от 31 октября 1928 г.

НА РТ, ф. 3682, оп.1, д. 1538, л.11.

5.

Кладбище под усадьбу

Президиум Каз[анского] горсовета решил использовать под усадьбу территорию кладбища при быв[шем] Зилантовском монастыре.

Все могильные памятники и монументы в течение двухмесячного срока будут снесены и переданы в госфонд или же, если они имеют историческое значение, – в музейный отдел. Владельцы фамильных памятников, желающие сохранить памятники за собой должны подать соответствующее заявление в райсовет.

«Красная Татария», 27 ноября 1928 г., № 275

6.

В Госфондовую комиссию

28 мая 1929 г., № 542

Ввиду того, что бывшее Зилантовское кладбище (внутри стен) ликвидируется, поэтому Отдел просит предоставить ему ряд указанных ниже образцов надгробий, главным образом, начала XIX века, которые будут приняты Отделом под охрану, как произведения архитектуры:

1. памятник В.Б.Болховскому                                                             1801 г.

2. памятник М.Л. Еремеевой                                                              1822 г.

3. памятник Н.П. Поскочина                                                               1804 г.

4. памятник П.И. Обухова                                                                   1812 г.

5. памятник Ростовских                                                                      1842 г.

6. памятник Е.С. Нееловой                                                                 1843 г.

7. памятник В.А. Глухова                                                                   1835 г.

8. памятник А.И. Соловьева                                                               1834 г.    

9. безымянный памятник со скульптурой наверху

 10. памятник Белова                                                                             1845 г.

Часть памятников будет перенесена, а часть оставлена на месте.

Зам. предс. Отдела,

уч. секр.                                                        П. Корнилов

НА РТ, ф. 3682, оп. 1, д. 1538, л. 76.

7.

АКТ

21 мая 1929 г. мы, нижеподписавшиеся произвели осмотр территории бывшего Зилантовского монастыря и всех памятников, расположенных там, и нашли:

1. в Успенском соборе все щиты и двери оказались в полной сохранности;

2. в Алексеевском храме – тоже;

3. стены в сторону р. Казанки имеют ряд трещин и отклонений от вертикального положения…

6. надгробные памятники кладбища внутри стен все сильно повреждены и большинство разрушено;

7. чугунная решётка, принадлежавшая Витбергу – отсутствует.

             Заключение:

             1. необходимо озаботиться укреплением стен облицовок и арок и окраской кровель башен;

           2. от Росфонда получить ряд надгробий для хранения их на месте, как образцов архитектурной обработки XVIII – начала XIX вв.

              Ученый секретарь                              П. Корнилов

              Техн.  сотрудник                                А. Ивановский

   

НА РТ, ф. 3682, оп. 1, д. 1538, л. 70

8.

Насельницы Казанско-Богородицкого девичьего монастыря, упокоившиеся на погосте Кизического монастыря

с 1847 по 1891[2]

1. 1847 год, 28 июня - монахиня Людмила, 47 лет, прожившая в монастыре 20 лет.

2. 1848 год, 27 октября - монахиня Рахиль (Королева), 47 лет, прожившая в монастыре 23 года.

3. 1849 год, 5 декабря - девица Татьяна Иванова.

4. 1855 год, 19 декабря - священническая дочь, рясофорная послушница монастыря Мария Дмитриева, 31 год. В число сестер обители была определена 7 апреля 1844 года.[3]

5. 1858 год, 5 сентября - священническая дочь Елена, 53 года.

6. 1859 год, 10 сентября - Екатерина Михайловна Семкова.

7. 1859 год, 4 октября - монахиня Персида, 60 лет. Крестьянская дочь. По Указу Казанской Духовной Консистории 16 августа 1829 года поступила в число сестер Свияжского девичьего монастыря. Согласно прошению, 29 октября 1845 года перемещена в Казанский монастырь. С 1850 по 1854 г. несла послушание казначеи монастыря.[4]

8. 1859 год, 2 ноября - монахиня Вера, 75 лет. Крестьянская дочь. Прожила в монастыре 50 лет. 3 января 1831 года определена в число сестер монастыря. 29 сентября 1850 года пострижена в монашество.[5]

9. 1861 год. 11 июля - рясофорная послушница Евфлипия Михайлова.

10. 1861 год, 21 июля - монахиня Платонида, 62 года. Крестьянская дочь. Прожила в монастыре 40 лет. 12 марта 1825 года определена в число сестер обители. 5 мая 1839 года пострижена в монашество.[6]

11. 1862 год(?) - монахиня Афанасия, 63 года. Мещанская дочь. Прожила в монастыре 30 лет. 31 мая 1847 года определена в число сестер монастыря. 14 июня 1848 года пострижена в монашество.[7]

12. 1862 год(?) - инокиня девица Надежда Гавриловна Жданова.

13. 1862 год, 20 апреля - рясофорная послушница Агрипина Васильевна Лощилина.

14. 1862 год, 22 апреля - схимонахиня Акилина.

15. 1862 год, 22 августа - девица Евгения Аполлоновна Чертова,[8] дворянка, 77 лет, прожившая в монастыре 15 лет. Кстати, её племянница Любовь Аркадьевна Чертова (1823 г.р.) в 1852 году указом Консистории была определена в число сестер обители. 12 сентября 1858 года - покрыта рясофором. Смотрела за монастырской библиотекой и архивом.[9]

16. 1864 год, 20 января - убиенная монахиня Христофора, 77 лет, прожившая в монастыре 52 года. Мещанская дочь. 25 октября 1828 года определена в число сестер обители. 6 марта 1836 года пострижена в монашество.[10]

17. 1865 год, 21 декабря - рясофорная послушница Надежда Петровна Астраханцева, 74 года, прожившая в монастыре 13 лет.

18. 1866 год, 18 апреля - рясофорная послушница Елена Ивановна Дерстуганова, 77 лет, прожившая в монастыре 22 года.

19. 1866 год, 17 сентября - Надежда Петровна Симбухина, дворянка, 68 лет.

20. 1866 год, 27 ноября - монахиня Евпраксия, 50 лет.

21. 1867 год, 12 декабря - монахиня Евгения, 87 лет, прожившая в монастыре 57 лет. Священническая дочь. В 1812 году определена в число сестер обители. 27 ноября 1833 года пострижена в монашество в сем монастыре.[11]

22. 1867 год, 12 марта - инокиня Евлампия, 37 лет, прожившая в монастыре 32 года.

23. 1868 год, 7 апреля - монахиня София, 52 года, прожившая в монастыре 35 лет.

24. 1868 год, 4 октября - рясофорная послушница Мария.

25. 1869 год(?) - инокиня Татьяна Ивановна, 73 года, прожившая в монастыре 40 лет.

26. 1869 год(?) - послушница Хиония, 43 года, прожившая в монастыре 22 года.

27. 1869 год (?) - рясофорная послушница Екатерина Васильевна.

28. 1869 год, 27 марта - послушница Александра Владимировна Баркова, из дворян, 69 лет, прожившая в монастыре 15 лет.

29. 1869 год, 14 июля - монахиня Асенефа, 70 лет.

30. 1869 год, август - послушница Ксения, 19 лет.

31. 1869 год, 7 августа - послушница Александра, 34 года.

32. 1869 год, 24 сентября - инокиня Агапия, 65 лет, прожившая в монастыре 30 лет.

33. 1870 год(?) - инокиня Елена Игнатьевна Тихонова, почетная казанская гражданка.

34. 1870 год, 21 марта - послушница Юлия, 21 год, прожившая в монастыре 1 год.

35. 1870 год, 1 мая - схимонахиня Варвара, 87 лет, прожившая в монастыре 67 лет, в монашестве 52 года.

36. 1870 год, 25 июля - послушница Варвара, 32 года, прожившая в монастыре 26 лет.

37. 1871 год, 19 июля - монахиня Илентина, 75 лет.

38. 1871 год, 26 августа - монахиня Феогния, 70 лет, прожившая в монастыре 50 лет. Крестьянская дочь. Золотошвейка. 29 мая 1823 года определена в число сестер обители. 30 ноября 1840 года пострижена в монашество в сем монастыре.[12]

39. 1871 год, 2 сентября - монахиня Агния, регентша, 60 лет от роду.

40. 1871 год, 22 декабря - инокиня Пераскева, 67 лет.

41. 1872 год, 16 июля - рясофорная послушница Пелагея, 75 лет, прожившая в монастыре 63 года.

42. 1872 год, 6 октября - девица Татьяна, 42 года, прожившая в монастыре 12 лет.

43. 1872 год, 28 декабря - инокиня Наталья Ивановна Домрачева, 88 лет, прожившая в монастыре 53 года.

44. 1873 год, 16 февраля - монахиня Лариса, 57 лет, прожившая в монастыре 40 лет.

45. 1874 год, 17 марта - послушница Екатерина, 30 лет, прожившая в монастыре 9 лет.

46. 1874 год, 4 ноября - монахиня Магдалина. Крестьянская дочь. В последние годы жизни несла послушание при продаже свеч. В обители проживала с 1830 года. В 1856 году определена в число послушниц. В 1864 году покрыта рясофором. 23 февраля 1868 года пострижена в монашество в сем монастыре.[13]

47. 1875 год, 30 мая - монахиня Трефина, 78 лет, прожившая в монастыре 53 года.

48. 1875 год, 25 октября - инокиня Анна, 42 года, прожившая в монастыре 19 лет.

49. 1875 год, 13 ноября - инокиня Петсия, 80 лет, прожившая в монастыре 50 лет.

50. 1876 год, 27 января - Варвара Ивановна Пахомова, 53 года, прожившая в монастыре 7 лет.

51. 1876 год, 18 февраля - монахиня Александра, 67 лет.

52. 1877 год, 8 июля - инокиня Анастасия, 65 лет, прожившая в монастыре 38 лет.

53. 1877 год, 13 июля - монахиня Сергия, 73 лет. Крестьянская дочь. 28 октября 1845 года перемещена в сей монастырь из Свияжского девичьего монастыря. В последние годы жизни несла послушание при иконе Богоматери.[14]

54. 1877 год, 29 июля - монахиня Мариамна, 64 года, прожившая в монастыре 44 года. Мещанская дочь. 15 марта 1848 года поступила число сестер обители. 24 мая 1860 года пострижена в монашество в сем монастыре. В последние годы жизни несла послушание в приделе.[15]

55. 1878 год(?) - монахиня Ирина (Павлова).

56. 1878 год, 14 апреля - монахиня Зинаида, 86 лет, прожившая в монастыре 66 лет. Крестьянская дочь. Определена в число сестер обители 30 сентября 1827 года. Пострижена в монашество 18 октября 1833 года.[16]

57. 1878 год, 15 мая - девица Александра Лукиановна Фомина, 59 лет от роду.

58. 1878 год, 7 июля - монахиня Надежда, 70 лет, прожившая в монастыре 60 лет. Крестьянская дочь. Определена в число сестер обители 14 марта 1824 года. Пострижена в монашество 5 октября 1850 года. В последние годы жизни несла послушание у церковных кружек.[17]

59. 1878 год, 5 августа - рясофорная послушница Анна Павловна Кузнецова, 22 года, прожившая в монастыре 10 лет.

60. 1878 год, 21 декабря - монахиня Рахиль, 47 лет.

61. 1879(?) - девица Евдокия Дмитриевна Шадрина, 31 год, прожившая в монастыре 17 лет.

62. 1879 год, 27 февраля - монахиня Татьяна (Штурмова), 62 года, прожившая в монастыре 37 лет.

63. 1879 год, 7 апреля - монахиня Мелания, 72 года, прожившая в монастыре 20 лет.

64. 1879 год, 17 июня - монахиня Анфия, 71 год, прожившая в монастыре 40 лет. Крестьянская дочь.

65. 1879 год, 21 октября - девица Надежда Григорьевна Дорофеева, 68 лет.

66. 1880 год (?) - монахиня Мария.

67. 1880 год, 8 марта - рясофорная послушница Александра Федоровна Говорухина, 50 лет, прожившая в монастыре 20 лет.

68. 1880 год, 21 апреля - монахиня Феодора, 22 года, прожившая в монастыре 63 года.

69. 1880 год, 13 октября - инокиня Анна, 75 лет.

70. 1880 год, 11 ноября - монахиня Паисия, 80 лет, прожившая в монастыре 57 лет.

71. 1881 год, 10 января - монахиня Павла, 59 лет, прожившая в монастыре 45 лет.

72. 1881 год, 10 февраля - монахиня Маргарита, 67 лет, прожившая в монастыре 50 лет.

73. 1881 год, 24 марта - инокиня Параскева Петрова, 76 лет, прожившая в монастыре 17 лет.

74. 1881 год, 28 марта - монахиня Любовь, 75 лет, прожившая в монастыре 65 лет.

75. 1881 год, 22 июля - инокиня Васса, 62 года.

76. 1881 год, 25 июля - монахиня Филарета, 88 лет, прожившая в монастыре 60 лет.

77. 1881 год, 19 декабря - монахиня Марина, 66 лет.

78. 1883 год, 30 января - монахиня Надежда, 56 лет, прожившая в монастыре 30 лет.

79. 1883 год, 22 марта - послушница Надежда Тимофеевна Ничижанова.

80. 1884 год, 12 января - монахиня Евпраксия, 67 лет, прожившая в монастыре 44 года.

81. 1884 год, 26 января - рясофорная послушница Анна Козмина, 84 года, прожившая в монастыре 14 лет.

82. 1884 год, 17 марта - монахиня Марионилла.

83. 1884 год, 20 марта - монахиня Калерия, бывшая казначея, 88 лет, прожившая в монастыре 75 лет. Крестьянская дочь. В монашество была пострижена 15 октября 1833 года. Казначеей определена - 14 октября 1854 года.[18]

84. 1884 год, 1 июля - инокиня Серафима.

85. 1884 год, 21 декабря - девица Пелагея, 74 года, прожившая в монастыре 52 года, прожила без света 20 лет.

86. 1885 год, 9 июля - монахиня Дорофея (Трескина), 75 лет, прожившая в монастыре 37 лет.

87. 1885 год, 19 сентября - инокиня Клеопатра.

88. 1886 год, 10 февраля - девица Татьяна Сергеевна Сергеева, 98 лет, прожившая в монастыре 39 лет.

89. 1886 год, 20 февраля - монахиня Иоанна, 73 года, прожившая в монастыре 60 лет.

90. 1886 год, 22 июня - рясофорная послушница Александра.

91. 1886 год, 2 июля - инокиня Мария Семеновна Штурмова, 84 года, прожившая в монастыре 52 года.

92. 1887 год, 22 марта - рясофорная послушница Любовь Бутлерова, 20 лет, прожившая в монастыре 8 лет.

93. 1887 год, 16 апреля - монахиня Ника, 77 лет, прожившая в монастыре 52 года.

94. 1887 год, 4 августа - рясофорная послушница Анна Бутлерова, 18 лет, прожившая в монастыре 8 лет.

95. 1887 год, 13 сентября - инокиня Анастасия, 78 лет.

96. 1888 год, 19 февраля - инокиня Евгения Васильевна Кобычева, 75 лет.

97. 1888 год, 17 сентября - инокиня Матрона, 97 лет, прожившая в монастыре 67 лет.

98. 1888 год, 19 сентября - монахиня Мастридия, 59 лет, прожившая в монастыре 45 лет.

99. 1888 год, 15 октября - инокиня Васса Михайловна Ромашева, 40 лет, прожившая в монастыре 16 лет.

100. 1889 год, 16 мая - монахиня Еванфия, казначея, 68 лет, прожившая в монастыре 64 года.

101. 1889 год, 9 ноября - инокиня Вера Герасимовна Леденцева, 59 лет, прожившая в монастыре 30 лет.

102. 1889 год, 31 декабря - монахиня Илария (Платунова), 52 года, прожившая в монастыре 24 года.

103. 1890 год, 4 января - инокиня Татьяна Рокычева, 43 года, прожившая в монастыре 24 года.

104. 1890 год, 19 мая - инокиня Юлия Романовна Семенова, 39 лет, прожившая в монастыре 22 года.

105. 1890 год, 16 июля - инокиня Агапия Спиридоновна Седельникова, 38 лет, прожившая в монастыре 19 лет.

106. 1890 год, 5 октября - дочь диакона, девица Александра Федорова, 16 лет, прожившая в монастыре 10 лет.

107. 1890 год, 30 декабря - инокиня Евгения Васильевна Дроздова, певчая, 30 лет, прожившая в монастыре 24 года.

108. 1891 год, 19 января - монахиня Рафаила, 70 лет.

109. 1891 год, 24 февраля - инокиня Анастасия, 69 лет, прожившая в монастыре 50 лет.

           110-138. 29 безымянных могил усопших насельниц святой обители.

9.

Л. Ильинский

По Казанским кладбищам

В одном из своих писем казанский поэт Г.П. Каменев писал из Москвы в Казань к другу своему С.А.Москотильникову: «Если бы я возвратился в Казань…Если бы я окончил там печальную жизнь мою, под тенью сосновой рощи, покоился бы в объятиях общей нашей матери. И когда весеннее солнце вызвало бы жителей города в приятное место монастыря Кизического; когда молодая травка начала бы опушать камень на моей могиле; тогда, - о мысль утешительная! – тогда тёплая слеза друга капнула бы на безмолвное вместилище моего праха».

Эти печальные мысли поэта, высказанные им в период его «ипохондрии» в 1800 году, скоро получили реальное осуществление. Молодой казанский поэт скончался. Его другу пришлось хоронить его именно в сосновой роще, почти рядом с могилой рано умершего его отца…

На чугунных больших плитах отчетливым ровным шрифтом отлиты имена погребенных.

 «Господи! Прими дух мой с миром. Здесь погребено тело коммерции советника Гавриила Петровича Каменева, скончался в 1772 году февраля 3 дня. Жизни его было 32 года.

В ком некогда пылал небесный чистый пламень,

Кто добродетель чтил,

Кто был несчастных друг,

Кто бедного любил,

Того остывший прах здесь кроет хладный камень».

Об этой надписи мы находим у Агафонова Н.Я., Боброва Е.А., но нет упоминания у них, что она за это время реставрировалась.

На плите мы находим крупную хронологическую ошибку: Каменев Г.П. скончался 3 февраля 1772 г.

При реставрации перепутали даты рождения и смерти…и погубили ценный памятник казанской литературной старины…кладбище содержится неряшливо и небрежно.

Заслуживает внимания могильная плита памятника Дряблова своей своеобразной красивой орнаментикой, напоминающей древнюю вязь. Таких памятников нет более ни на Кизическом, ни на Арском кладбищах.

Мраморный памятник графа Толстого И.А. разрушается, он сломан и валяется на расстоянии сажени от своего постамента.

На Казанских кладбищах гибнет память о старых деятелях, гибнет история города, его культурной жизни.

Должно наступить лучшее время охраны и заботы о памятниках!

Камско-Волжская Речь. 2 августа 1916, вторник, № 170.

10.

Епископ Андрей

Об уважении к кладбищам

Очень часто приходится встречать кладбища, места, места вечного покоя усопших, в самом безобразном состоянии. И это тем более обидно, что этот вечный покой их должен со стороны живых нарушаться молитвой более или менее частой и продолжительной. А если кладбище загрязнено отбросами, то это – ясный признак, что оно посещается уже вовсе не часто и не продолжительно…

Но есть еще сторона в этом деле уже вовсе недопустимая и являющаяся самым верным показателем бездеятельности местного приходского священника: это обломанные кладбищенские кресты, валяющиеся в грязи, попираемые скотом…Это грех пастыря совершено не простительный: неужели у него нет настолько внимания и любви ко св. кресту, что он не может найти свободного времени, и подобрать хотя бы в церковную ограду валяющиеся на кладбищах святые кресты?

Как постоянную отговорку в подобных случаях и стремление как-нибудь снять с себя очевидную вину, приходится выслушивать ссылку, что вблизи нет достаточного количества леса, доступного для крестьян по цене, весьма возможно, что это так. Но в таком случае деревянную ограду можно заменить более дешевою оградой из колючей проволоки; по моим проверенным расчетам такая ограда обойдется в 3 – 4 раза дешевле деревянной в местах безлесья. А стоит такой проволокой оградить кладбища, как на них сейчас же будут расти и деревья, и кладбища примут достодолжный вид.

Но так или иначе, а их нужно охранять в чистоте и опрятности и нужно приучать православных христиан к молитве по усопшим, а не к попиранию места их погребения – скотом.

Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии за 1910 год. – Казань: центральная типография. -С. 1116.



[1] Егерев Василий Васильевич (1886 – 1956), в 1920-е годы председатель музейного отдела по делам музеев и охраны памятников искусства, старины и природы при академическом центре Татнаркомпроса.

[2] Никанор, епископ. Кладбище Кизического монастыря. История его описания. Казань: типография губернского правления, 1892. - С. 23, 36, 54 - 66. Монашествующих в основном погребали на III участке, но отдельные захоронения были и на I, II участках.

[3] НА РТ,  ф. 484, оп. 61, д. 1, л. 18.

[4] НА РТ,  ф. 484, оп. 61, д. 1, л. 8.

[5] НА РТ,  ф. 484, оп. 61, д. 1, л. 13.

[6] НА РТ,  ф. 484, оп. 61, д. 1, л. 13.

[7] НА РТ,  ф. 484, оп. 61, д. 1, л. 13.

[8] Младшая сестра Казанского долгожителя, участника заграничных походов А.В.Суворова Аркадия Аполлоновича Чертова (1762-1867). Их отец Аполлон Лукич родился в 1739(?), подпоручик в отставке, проживал в с. Урахча Лаишевского уезда Казанской губернии. За ним по 4-й ревизии числилось 302 души крестьян. Родовое имение находилось в д. Кутлу-Букаш Лаишевского уезда. Умер около 1805 г.

   Род Чертовых внесен в 6-ю часть дворянской родословной книги Казанской губернии по определению Казанского дворянского депутатского собрания от 25.04.1828, утвержден указом Герольдии от 10.04.1858. См.: Казанское дворянство. 1785-1917. Генеалогический словарь / Сост. Двоеносова Г.А. – Казань: Гасыр, 2001. - С. 602 - 604.

[9] НА РТ, ф. 484, оп. 67, д. 1, л. 23.

[10] НА РТ, ф. 484, оп. 61, д. 1, л. 10.

[11] НА РТ,  ф. 484, оп. 61, д. 1, л. 8.

[12] НА РТ,  ф. 484, оп. 61, д. 1, л. 9.

[13] НА РТ,  ф. 484, оп. 67, д. 1, л. 18.

[14] НА РТ,  ф. 484, оп. 67, д. 1, л. 16.

[15] НА РТ,  ф. 484, оп. 67, д. 1, л. 17.

[16] НА РТ,  ф. 484, оп. 67, д. 1, л. 14.

[17] НА РТ,  ф. 484, оп. 67, д. 1, л. 15.

[18] НА РТ,  ф. 484, оп. 61, д. 1, л. 8.