<%@Language=VBScript%> Кафедральный Благовещенский собор и его некрополь

Кафедральный Благовещенский собор  и его некрополь

Кафедральный Благовещенский собор является одним из древнейших из сохранившихся в Казанском крае памятников православной истории и культуры. С 1552 по 1918 гг. он был главным храмом Казанской  епархии.

Сразу после взятия Казани по указанию Ивана Грозного за три дня была построена деревянная церковь, освященная 6 октября 1552 г. (ст. ст.) в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Царь лично избрал место для церкви в северной части крепости напротив ханского дворца.[1]

В начале 1555 г. в Казани была учреждена самостоятельная епархия. По своему значению Казанская епархия вскоре была признана третьей в государстве, после Московской и Новгородской. Иван IV Васильевич Грозный приказал «для успехов христианской веры быть в Казани архиепископу и двум архимандритам, одному в Казани, а другому в Свияжске». Гурий, Герман и Варсонофий ещё до избрания были известны царю лично, и он видел в них те высокие качества, которые требовались для пастырско-миссионерского служения в Поволжских землях.

 28 июля этого же года в сане архиепископа в город прибыл бывший игумен Селижаровой обители Гурий[2] (в миру - Руготин) и его спутники. Заботам архиепископа Гурия поручалось строительство каменного собора в Казани, Варсонофия – Спасского монастыря в кремле, а Германа – Успенского монастыря в Свияжске. Небольшая по размерам деревянная церковь уже не отвечала своему предназначению. Поэтому первой и важной заботой св. Гурия и было строительство нового просторного каменного храма.

  В декабре 1555 г. указом Ивана Грозного было предписано ехать в Казань псковским мастерам Ивану Постнику[3] и Ивану Ширяю. Восемьдесят каменщиков, под наблюдением св. Гурия, взяв за образец московский Успенский храм, приступили к возведению белокаменного собора.  Природный камень добывали и привозили с противоположного, высокого берега Волги. Храм был освящен 15 августа 1562 года.

Собор - памятник древнерусской архитектурной традиции крестовокупольного типа - первоначально представлял собой каменный пятиглавый, трехапсидный, шестистолпный храм с пристроенными в конце XVI века боковыми приделами - правым,  освященным во имя Благоверных Бориса и Глеба, и левым - во имя Благоверных Петра и Февронии. Главки древнего собора были со шлемовидными куполами.

Псковские мастера построили каменный собор в стиле московских архитектурных форм, но излюбленные элементы псковского зодчества использовали в трактовке апсид, орнаментальной обработке поясков, которые сохранились до наших дней на средней апсиде и центральном купольном барабане.

Таков был храм, выстроенный в 1562 году. Он был выложен из хорошо отёсанного белого природного камня – известняка (оштукатурен в 1760 году).

Позднейшие пристрои и переделки изменили общий вид собора, возведенного Гурием. От первоначального облика осталась его восточная часть с тремя апсидами, сохранившая строгое великолепие русского зодчества XVI века. 

Еще в XVI-XVII вв. собор изнутри украшается фресковой живописью, остатки которой сохранились в западной части храма даже после многочисленных пожаров. В частности, в ходе реставрации 90-х гг. XX в. было обнаружено изображение Казанской иконы Божией Матери XVII века. За свою многовековую историю собор неоднократно горел - в 1596, 1672, 1694, 1742, 1749, 1757 годах.[4]  При пожаре 1742 г. мощи св. Гурия выносились даже за протоку Булак.[5]

С 30-х годов XVIII века начались многочисленные его существенные переделки. В 1736 году к западной части собора была пристроена одноэтажная кирпичная трапезная, шлемовидные купола были заменены луковичными, а центральная глава приобрела завершение в стиле украинского барокко. В первой половине XVIII века был обновлен пол храма, который был покрыт чугунными плитами, изготовленными на уральском заводе промышленника Демидова. На одной из плит сохранилось клеймо и дата «1743 год».

Полтора века спустя при строительстве архиерейского дома в 1828 г. появилась крытая галерея, соединившая собор с резиденцией правящих архиереев. Пристройка трапезной в 1841 году по проекту архитектора Ф. И. Петонди исказила вид собора с западной стороны. Но архитектурная полоса типично псковского орнамента, опоясывающая барабан центральной главы и обегающая верх средней апсиды, как и аркатурный пояс, украшающий апсиды и барабан главы, свидетельствуют о том, что это здание было сооружено псковскими мастерами XVI века.[6]

Собор сильно пострадал во время страшного городского пожара 3 сентября 1815 г., когда огнем был полностью  уничтожен губернский архив, находящийся рядом с  храмом.[7]

Почти два года собор простоял в запустении. Восстановительные работы начались при архиепископе Амвросии (Протасове). Иконостас и резьба были изготовлены московским мастером Быковским. Позолота и окраска иконостаса производились московским мещанином Гавриилом Львовым, а иконы написаны учителем Казанского народного училища, коллежским регистратором Василием Степановым Туриным.[8] Торжественное освящение обновленного храма состоялось 19 июня 1821 года.[9]

20 августа 1836 г. собор посетил государь император Николай I,[10]  распоряжения которого сыграли важную роль в дальнейшей судьбе храма. Архиепископ Владимир (Ужинский) обратился к императору с просьбой выделить средства на снос пришедшей в ветхость теплой Рождественской церкви, но император вместо этого велел церковь снести и подготовить проект расширения Благовещенского собора и превращения его в теплый. К 1840 г. архитектор Ф.И.Петонди[11] составил проект, утвержденный самим императором. В 1841-1846 гг. под наблюдением архитектора собор был расширен на запад, север и юг. Бывшие приделы стали частью главного храма, сносятся трапезная и крыльцо. Были выстроены два теплых придела, отделенных от главного храма стенами и имевших отдельные входы. Левый был освящен в честь Рождества Христова, а правый - во имя свв. Бориса и Глеба. С этого времени внешний вид собора существенно не изменился, хотя в советское время вид храма был искажен ввиду сноса построенного по проекту Петонди крыльца.

В 1855 г. в очередной раз подновили величественный пятиярусный иконостас. Иконы в строго византийском стиле были расписаны иконописцем из Владимирской губернии Тимофеем Гагаевым,[12] который в 1865 - 1867 гг. расписал иконы в иконостасе Петропавловского собора.[13]

В нижнем ярусе, по правую сторону от царских врат были помещены иконы Господа Вседержителя, восседающего на престоле, Св.Троицы, сошествия Господа Иисуса Христа во ад и Воскресения Христова; по левую - Благовещения Пресвятой Богородицы, Рождества Христова, Святителя Гурия; все иконы были в серебряных ризах. На южных и северных дверях были изображены архангелы Гавриил и Михаил. Над бронзовыми царскими вратами Тайная вечеря, а по сторонам двенадцать праздников. В третьем ярусе - Вседержитель, по сторонам Божия Матерь, Иоанн Предтеча и двенадцать апостолов; в четвертом - Знамение Божией Матери и шестнадцать пророков по бокам; в пятом - Господь Саваоф с предстоящими. Иконостас был увенчан крестом.[14]

Три иконы деисусного чина соборного иконостаса находятся сейчас в экспозиции Музея изобразительных искусств Республики Татарстан. Это иконы - «Апостол Павел» (XVI в.), возможно, она уже находилась в соборе в изначальном иконостасе, а также  «Св. Георгий» и «Митрополит Алексий» (обе XVIII в.)

Сохранившаяся до настоящего времени роспись была выполнена в 1870 г. известным в то время своими иконописными работами по многим городам России иконописцем Вязниковского уезда Владимирской губернии Н.Л. Софоновым.[15] Так в трапезной части собора возник уникальный цикл росписей, связанный: с обретением и прославлением чудотворной Казанской иконы Божией Матери; рукоположением митрополитом Московским Макарием архиепископа Казанского Гурия; обретением митрополитом Ермогеном (будущим патриархом) святых мощей святителей Гурия и Варсонофия. На сводах и стенах трапезной части собора находятся изображения святых, во имя которых были освящены казанские храмы - свв. Киприана и Иустинии, Кизических мучеников, благоверных князей Феодора, Давида и Константина Ярославских чудотворцев.

 В 1906-1909 гг. по проекту архитектора Ф.Н.Малиновского[16] внутри собора была проведена капитальная реконструкция. Роспись была подновлена, пол выложен узорчатой керамической плиткой, сохранившейся до настоящего времени, было устроено паровое отопление и электрическое освещение. После реконструкции приделы заново освящены: правый - во имя свв. Бориса и Глеба, левый - во имя Святителя Гурия.

Кроме двух указанных приделов при соборе имелись ещё два придельных храма. Один во имя Казанского чудотворца, святителя Германа, был устроен под колокольней, которая соединялась с собором крытой галереей.

О времени сооружения каменной пятиярусной колокольни в соборном архиве до революции не сохранилось каких-либо сведений. В писцовой книге XVI века, как утверждает А.П.Яблоков, при Благовещенском соборе существовала деревянная колокольня.[17] Каменная колокольня, возникшая в конце XVI - начале XVII в., претерпела за три века многочисленные реконструкции, она утратила свои первоначальные очертания, но поражала всякого въезжавшего в Кремль своими колоколами. В нижнем ярусе колокольни находился самый большой колокол древней Казани, его вес составлял 1.500 пудов (24.000 кг).[18] Колокольня Благовещенского собора не сохранилась, будучи разобраной в 1928 году.

Придельный храм помещался под звонницей; первоначально он был посвящен св. мученице Ирине, в конце XVIII в. из-за ветхости он был закрыт. Но заботами архиепископа Казанского Филарета храм в 1832 г. был возобновлен  на средства казанского купца Н.О. Чижова[19] и освящен во имя казанского чудотворца св. Германа.

Последний ремонт собора дореволюционного периода производился в 1913-1914 годах., когда в ознаменование 300-летия Дома Романовых ожидался приезд в Казань императора Николая II. Известными в России иконописцами – братьями М.Н. и Н.Н. Софоновыми (сыновья Н.Л. Софонова) были поновлены стенная живопись, иконы и утварь.

В 40-е годы XIX века в западной части трапезной было устроено хорошо защищенное помещение для богатейшей соборной ризницы.

В ризнице хранились соборные святыни, драгоценные церковные сосуды, архиерейские облачения. Здесь находились: золотой с финифтью напрестольный крест митрополита Адриана (конец XVII в.) с частицами мощей святых апостолов; рукописное Евангелие 1478 года, устроенное по заказу епископа Тверского Вассиана (князя Стригина-Оболенского) и подаренное собору архиепископом Гурием; Евангелие в золотом с алмазами окладе Всероссийского патриарха Адриана, пожертвованное в собор 25 декабря 1692 года; Евангелие елизаветинской эпохи, поражавшее размерами и весом (2,5 пуда), которое использовалось лишь раз в год - в первый день Пасхи; древние холщовые антиминсы (платы с изображением положения во гроб Иисуса Христа) времен митрополита Московского Макария и царя Иоанна Грозного; серебряный ковш, подаренный царями Иоанном Алексеевичем, Петром Алексеевичем и царевной Софьей; серебряная чаша - подарок императрицы Анны Иоанновны и другие драгоценные вклады знатных людей, государственных деятелей, церковных иерархов.

В ризнице хранились и редкостной работы архиерейские облачения: золотые и серебряные панагии, украшенные изумрудами, жемчугом и алмазами; прекрасного шитья саккосы, в том числе строгановской школы, также украшенные драгоценными камнями, митрополичьи клобуки и шапки. Особо ценными были облачения митрополитов Казанских Лаврентия и Тихона. Вес полного архиерейского облачения XVII века достигал 40 кг.

29 августа 1919 года казанские чекисты обнаружили соборную ризницу[20] и «как не имеющую исторического значения» собирались конфисковать с последующей утилизацией. Однако благодаря усилиям казанских историков П.М.Дульского[21] и И.А.Стратонова,[22] которые доказали историческую ценность находки председателю губисполкома Николаю Антипову, а также нашедших понимание и поддержку у наркома просвещения РСФСР А.В.Луначарского и известного искусствоведа И.Э.Грабаря, содержимое ризницы удалось сохранить, передав на хранение в Губернский музей.

Собор обладал ценнейшим собранием старопечатных и рукописных книг XVI-XVII вв. Значительная часть коллекции рукописей и книг кирилловой печати Казанского государственного университета представлена книгами  и рукописями из собрания Благовещенского храма. На всех книгах имеется рукописная помета «К.К.С.» (Казанский кафедральный собор). Здесь множество книг - подарков от именитых особ, церковных иерархов.

Среди чудом уцелевших ценнейших книжных экземпляров соборной коллекции, хранящихся ныне в Национальном музее Республики Татарстан, - Ефремово Евангелие. Напечатанное в Москве в 1606 году «мастерством  Анисима Михайлова сына Радишевского - волынца и прочих любезно трудившихся»,[23] оно отличается редчайшим по красоте книжным убранством и особенно интересно изображениями четырех евангелистов. Государев мастер Парфений не только раскрасил разными цветами исполненные типографским способом заставки, концовки, буквицы, но и, не придерживаясь строго рисунка миниатюр, превратил их в собственные красочные композиции, вызывающие восхищение неповторимым своеобразием.[24] Это Евангелие было подарено собору митрополитом Казанским Ефремом, венчавшим на царство в 1613 году первого из династии Романовых - царя Михаила Феодоровича, о чем в Евангелии имеется соответствующая надпись.

В кафедральном соборе находилось Тверское Евангелие XV века, ныне древнейшая рукопись фонда редкой книги Национального музея республики.[25] Оно уникально не только по своим художественным достоинствам, но и как исторический памятник последних лет независимости Тверского княжества, которое после падения Золотой Орды (1480) влилось в состав единой Московской Руси (1485). Евангелие написано одним почерком, красивым полууставом на 322-х листах.

Ответы на вопросы: почему именно «Тверское» Евангелие, когда и кем оно написано, мы находим в послесловии автора рукописи на обороте последнего листа, где говорится: «в лето 6986 года от Рождества Христова 1478 совершена бысть книга сия четвероблаговестник зовомое Евангелие в богоспасаемом граде твери при Благоверным и великом князе Михаиле Борисовиче замышлением и строением Боголюбиваго Вассиана владыки Тверскаго месяца мая в 21 день на память святаго равноапостального Константина и матери его Елены».

Вассиан (в миру князь Стригин-Оболенский) служил архимандритом Отроч - Успенского монастыря Тверской епархии. В декабре 1477 года он был посвящен в сан епископа Тверского, а через полгода из-под его пера «выходит» эта прекрасная книга. Но как попало Евангелие в Казань, к сожалению, четко и конкретно ответить невозможно, так как ни в одном из сохранившихся источников таких сведений нет. Можно только предполагать и строить догадки.

По преданию, Тверское Евангелие было привезено в Казань из Твери Варсонофием - первым архимандритом и настоятелем Спасо-Преображенского монастыря Казанской епархии, который в 1567 году был отозван из Казани на службу епископом Тверской епархии. В 1570 году он вновь вернулся в Казань, где и скончался. Однако в описях книг Иосифо-Волоколамского монастыря середины XV века значится рукопись под названием «Тверское Евангелие». И если учесть, что первый епископ Казанской епархии Гурий в 1544-1551 годах игуменствовал в этом монастыре, то можно предположить, что именно Гурий, отозванный в 1552 году из Селижарова монастыря Тверской епархии на службу епископом в Казань, привез с собой в составе своей библиотеки и это Тверское Евангелие.

Текст Евангелия украшен поразительными по красоте цветными заставками, инициалами и четырьмя миниатюрами, изображающими евангелистов, выполненными в традициях Тверской живописной школы XV века. Особенно талантливо сделаны изображения евангелистов Матфея и Иоанна. Матфей изображен спокойным и сосредоточенным в момент работы над Евангелием. Иоанн, наоборот, весь в движении, в состоянии стремительного порыва.

Первоначальный оклад Евангелия не сохранился. Согласно записи на последнем листе, переплет был «возобновлен в лето 7279 от Рождества Христова 1771 году». Сегодня он «одет» в желтый бархат и в частичный металлический оклад (жуковины, шишечки, наугольники, застежки, а также перенесенные с прежнего переплета XV века серебряные позолоченные пластины с чеканными изображениеми 4-х евангелистов и распятия).

На первых 25-ти листах Евангелия и на обороте верхней крышки переплета сохранилась ещё одна запись - протоиерея кафедрального собора Флегонта Талантова от 1 декабря 1853 года о том, что «Сие святое Евангелие принадлежит Казанскому Благовещенскому Собору».[26]

 В истории собора остались имена множества выдающихся людей. Строитель храма первый казанский епископ Гурий (Руготин) канонизирован в 1595 г. Его мощи всегда были главной святыней кафедрального собора.[27] Святитель Гурий упокоился в ночь на 5 декабря 1564 г. и был погребен в Спасо-Преображенском монастыре. Через 31 год, 4 октября 1595 г.[28] в ходе перестройки сгоревшего деревянного Спасского собора в каменный были обретены нетленные останки свв. Гурия и Варсонофия.[29] Мощи св. Гурия были положены в деревянную раку и поставлены в Спасском храме монастыря.

19 июня 1630 г. мощи святителя Гурия были переложены Казанским митрополитом Матвеем с собором освященных лиц в новую серебряную раку, устроенную дворянином Саввою Тимофеевым Аристовым и торжественно перенесены в кафедральный Благовещенский собор, где поставлены были у северной стены близ входа в храм. В 1702 г. митрополит Казанский Тихон поставил раку с мощами на середину соборного храма между двумя колоннами по левую сторону. Над ракою с нетленными мощами устроили резной вызолоченный балдахин на средства казанского ямского охотника Тимофея Шаланина.[30] Во второй половине XIX века рака мощей святого Гурия была устроена казанским купцом Петром Свешниковым, вложившим на её сооружение свыше 5 тысяч рублей.[31]

Церковное празднование в честь св. Гурия до революции совершались три раза в год: 5 декабря  в воспоминание его блаженной кончины, 20 июня - перенесения св. мощей его из Спасо-Преображенского монастыря в кафедральный собор и 4 октября - обретения св. мощей.  Празднование 4 октября отмечались в соборе с особой торжественностью. Перед литургией совершался крестный ход в собор из женского Казанского монастыря с Казанской иконой Божией Матери. На основании императорского указа 12 апреля 1854 г. день этот считался в Казани нерабочим.[32]

В 1841 г. в ходе перестройки Борисоглебского придела, при очистке строительного мусора и щебня была обнаружена под землей келья св. Гурия, в которой он уединенно молился - небольшая каморка[33] с каменными стенами. На восточной стене кельи находилась древняя фреска XVI века - образ Нерукотворного Спаса, которая сохранилась до нашего времени. Келья была построена одновременно с собором, о чем свидетельствует идентичность как каменной кладки, так и материала, из которого они сложены. Келья сразу же стала объектом массового паломничества горожан. Она была оштукатурена, для иконы сделан киот, с западной стороны прорезана входная дверь. На средства старосты собора В.Ф.Булыгина в XIX в. к келии была пристроена часовня, сохранившаяся до наших дней.

Захоронения внутри храмов были в традициях российской религиозности, особенно в XIV - XVII вв. Такой привилегии удостаивались храмоздатели, а также лица, пожертвовавшие крупные суммы на  монастыри и соборы. Общеизвестно, что великие владимирские князья, начиная с Андрея Боголюбского, похоронены в Успенском соборе Владимира. В Московском кремле, в Архангельском соборе располагается усыпальница правителей Руси и России (начиная с Ивана I Калиты, с 1340 по 1730), а в Успенском - захоронения иерархов Русской православной церкви (1326-1700). Императоры, начиная с Петра I, погребались в Петропавловском соборе Петропавловской крепости Санкт-Петербурга.

Интереснейшие некрополи существовали в Спасо-Преображенском соборе одноименного монастыря, в храме Рождества Богородицы, в соборах Чудова и Вознесенского монастырей, у церкви Кирилла Белозерского. А последнее погребение в Кремле относится к 1905 г., когда в приделе церкви Алексия Чудова монастыря захоронили Вел. Кн. Сергея Александровича, убитого эсером Ив.Каляевым в 1905 г. К сожалению, многие их древних некрополей не сохранились до наших дней.

Средневековое общество - это общество знака, жеста, символа. Прижизненная иерархия продолжала сохраняться и после смерти, что превращает средневековые некрополи в ценнейший источник. Например, в Архангельском соборе четко выделяются почетные, престижные для захоронений участки храмового пространства. Это диаконник, где удостоились погребения Иван Грозный и его сыновья Иван и Феодор, в южной половине собора, вдоль южной и западной стены, и «опальные» в северо-западном участке храма.

Традиционными были и захоронения епархиальных архиереев в кафедральных соборах их епархий. Впрочем, по воле самого архиерея, он мог быть погребен и в другом месте, так было и в Казани. В равной степени почетными были погребения внутри храмов, когда как над могилой устанавливалась надгробная плита, так и под алтарями. Выбор места мог определяться и желанием самого завещателя, и лицами, которые распоряжались похоронами.

Кафедральный соборный храм с давних времен служил местом упокоения скончавшихся в Казани епархиальных архиереев. Из исторической литературы[34] известно семнадцать погребений архипастырей. История некрополя Казанского Кафедрального Благовещенского собора насчитывает более 430 лет. Первым здесь был погребен четвертый казанский владыка Вассиан[35] (ум. 21 мая 1575). Последним - архиепископ Казанский и Свияжский Никанор (Каменский), который умер 27 ноября 1910 г., а похороны состоялись 2 декабря.[36]

Захоронения производились в разных местах:

- вдоль северной стены главного храма похоронены архиепископ Вассиан († 1575), митрополит Матвей[37] († 1646), митрополит Симон[38] († 1649), митрополит Корнилий I[39] († 1656), мирополит Иоасаф[40] († 1686). Их захоронения располагались в названном порядке от трапезной к алтарю;

- вдоль южной стены  собора находились гробницы митрополита Тихона III (Воинова) († 1724)[41], архиепископов Павла I (Зернова) († 1815)[42], Ионы (Павинского) († 1828)[43], которые располагались  также от трапезной в сторону алтаря.

В подвальном этаже под главным алтарем храма, вход в который находится снаружи у главной апсиды, находился придельный храм во имя Всех Святых. Сей храм был устроен при деятельном участии архиепископа Павла II (Лебедева) на средства купчихи Еропкиной и освящен в 1896г. архиепископом Казанским Владимиром (Петровым).[44]

В храме упокоились архиепископ Тихон I (Хворостинин) († 1576)[45], который погребал Казанского чудотворца святителя Варсонофия. Архиепископ Тихон сначала был похоронен, согласно его завещания, в Троицком храме[46] казанского подворья Троице-Сергиевой Лавры, а затем тело было перенесено в кафедральный собор и положено на паперти Борисоглебского придела. В 1841 г. его останки были перенесены в придельный храм во имя Всех Святых.

В этом храме упокоились митрополиты Лаврентий II († 1672)[47], принявшего перед смертью схиму с именем Левкия и Маркелл  († 1698)[48].

Позже в подземной усыпальнице под алтарем были похоронены архиепископы Афанасий (Соколов) († 1868)[49], Владимир II (Иван Степанович Петров) († 2 сентября 1897)[50], Дмитрий (Самбикин) († 1908)[51], Никанор (Каменский) († 1910)[52].

В новом Борисоглебском приделе, построенном в 1841-1843 гг. по проекту Ф.И.Петонди, упокоились архиепископы Антоний (Амфитеатров) († 1879)[53] и Павел II (Лебедев) († 1892).[54] Захоронения в подвальном храме собора разорены в советское время, не сохранились и могилы в Борисоглебском приделе. Захоронения в главном храме, вероятно, целы, но никак не обозначены.[55]

Близ Борисоглебского придела был погребен кафедральный протоиерей Виктор Петрович Вишневский (1804-30 декабря 1885).[56]

Как видим, в зависимости от различных обстоятельств, архиереев погребали в разных местах. Вероятнее всего, исполнялось пожелание самого архиерея. Известно, что архиепископ Владимир (Петров), в 1896 г., находясь еще в добром здравии, лично указал место для своей будущей могилы в подземном храме.

В самом соборе сначала могилы располагались вдоль северной (левой) стены, от трапезной к алтарю, когда места заканчивались, захоронения стали производить вдоль южной (правой) стены; в дальнейшем погребали в подземной усыпальнице под алтарем и в приделе.

Надгробные плиты в соборе стали устанавливать только в 1840-е годы, когда останки архиереев были перенесены из старого Борисоглебского придела под алтарь. Они были установлены и на могилах в новом Борисоглебском приделе.

Что же касается захоронений в главном храме, то они находились под каменными половыми плитами и не были обозначены. Духовенство и прихожане собора знали, какие и где архиереи погребены в храме, но к началу XX столетия уже никто и не помнил мест их погребений. В 1907 г., когда в ходе капитального ремонта собора вскрывался пол, профессор Казанского университета А.И.Александров[57] обследовал останки и установил точные места погребений. После окончания ремонтных работ они были обозначены табличками.

В Благовещенском соборе совершались почти все рукоположения в священники в Казанской епархии, а с конца XIX в. и хиротонии епископов. Именно здесь были посвящены в епископский сан Антоний (Храповицкий),[58] Андрей (князь Ухтомский).[59] В службах в Благовещенском соборе участвовали многие видные архиереи и протоиереи, посещавшие Казань. 5 июля 1894 г.[60] и 16 июля 1897 г.[61] литургию в соборе служил Иоанн Сергиев (Кронштадский), ныне один из самых почитаемых православных святых.

Многие из протоиереев и священников, служивших в соборе, имели большие заслуги и пользовались известностью и уважением. Протоиерей Андрей Поликарпович Яблоков (1854 - 31 марта 1933)[62], выпускник Казанской Духовной академии, в 1892-1918 гг. был ключарем,  настоятелем храма, а также хранителем богатейшей соборной ризницы. Он составил наиболее подробное описание Благовещенского собора и историю его строительства; большое научное значение сохраняет и труд Яблокова о монастырях и храмах Свияжска.[63]

В ночь на 10 сентября 1918 г. белые войска под напором красных оставили Казань. Вместе с ними из города ушло до 60 тысяч человек, в том числе ушло и немало священнослужителей. Свою паству покинул престарелый митрополит Иаков, с ним уехал и протоиерей Яблоков, прихватив с собой ключи от помещения, в котором находилась ризница. Ушёл весь причт кафедрального собора: ключарь Рождественский, протодиакон Аксенов. Ушёл викарный епископ Борис Чебоксарский. Приходское духовенство ушло чуть ли не всё целиком, но некоторые священники вскоре, дней через 10 – 15 вернулись обратно, дойдя до Чистополя.

 Яблоков, добравшись до Омска,  зимой  1919 г. вернулся в Казань. Ко дню Святой Пасхи был уже удостоен награждения – митры.[64] Служил в храме Ярославских чудотворцев. Одно время жил в бараке на Арском кладбище. По всей видимости, погребён к востоку от церкви. Возможно, рядом с ним упокоилась его жена Елизавета Петровна и бездетный брат Василий Поликарпович, но многолетние поиски их могил родными, близкими и историками-краеведами успехом пока не увенчались.

Собор посещали многие известные люди, бывавшие в Казани, в их числе А.Н.Радищев, А.С.Пушкин,[65] С.В.Рахманинов, В.Г.Короленко, В.И.Немирович-Данченко и другие. В хоре собора неоднократно пел Ф.И.Шаляпин.[66] Впечатления от собора отражены во множестве мемуаров и опубликованных писем.

На службах в кафедральном соборе присутствовали Петр I, Екатерина II и все российские императоры после неё, почти все члены императорского дома.[67] 13 июля 1910 года во время своего очередного  пребывания в Казани храм посетила Ее Императорское Высочество Великая Княгиня Елисавета Феодоровна.[68]

Таким образом, Благовещенский собор для Казанского края имел то же значение, что Ризоположенский храм Московского кремля для края Московского и Софийский собор для Новгородского.

В сентябре 1918 г. собор был закрыт новой властью под тем предлогом, что Кремль был объявлен военным городком и все посторонние организации, прежде всего, религиозные, из него были выселены. Огромные ценности, накопившиеся в соборе, были разграблены, и установить их судьбу не представляется возможным. То, что осталось, было конфисковано в 1921 году. Это были многие десятки икон с дорогими окладами, напрестольные кресты, в том числе с мощами многих святых, ценнейшие облачения, старинная церковная утварь, рукописи, книги и многое другое. Только золота в соборе было несколько килограммов, серебра несколько пудов, многие сотни, если не тысячи драгоценных камней. Трудно оценить художественную ценность утраченного. Немногие сохранившиеся фолианты из собора хранятся в библиотеке имени Н.И.Лобачевского Казанского университета, а три иконы из главного иконостаса - в музее изобразительных искусств Республики Татарстан.

2 января 1922 года был издан декрет о ликвидации церковного имущества. Наряду с указанием изымать из церквей ценности в декрете подчеркивалось, что «древние храмы со внутренним декоративным убранством, старыми иконостасами, иконами должны оставаться неприкосновенными».[69]

В марте 1922 года Совнарком ТАССР создал комиссию по учету и изъятию монастырских и церковных ценностей республики в составе А.А.Денисова (председатель), А.П.Галактионова[70] и Г.С.Гордеева.[71] На основе изъятых церковных ценностей в 1925 году в губернском музее был открыт отдел древнерусского искусства. Только из ризницы кафедрального собора было передано 85 предметов.[72]

С сентября 1918 по май 1919 гг. Благовещенский собор был закрыт и опечатан. При этом новые власти разрешили вынести из храма наиболее почитаемые иконы и святыни, в том числе гробницу с мощами архиепископа Гурия.[73]

С мая 1920 по сентябрь 1925 года собор временно был действующим, его передали обновленцам. Решением ЦИК ТССР от 20 сентября 1925 года храм  вновь закрывается и передается Музейному отделу, от которого переходит в ведение Государственного архива ТАССР.  Архивохранилище размещалось в соборе до 1997 года, когда решением Правительства РТ Национальному архиву республики было выделено помещение на ул. 8 марта.[74] Благоприятный и постоянный температурный режим способствовал сохранению храмовой живописи, узорчатых полов. Подвальные помещения, места захоронения архиереев были отданы под овощехранилище. Келья св. Гурия в советское время использовалась как подсобное помещение для дворника.

В 1928 г. колокольня собора, парадное крыльцо с западной стороны, главы храма были снесены; остался лишь центральный барабан. В таком виде собор простоял до второй половины XX века.

В 1950-х годах, с созданием в Казани специальной научно-реставрационной мастерской, начались работы по изучению здания Благовещенского собора. Первые исследования этого древнейшего сооружения как памятника архитектуры Казани и предложения по его реставрации были сделаны доктором архитектуры, заслуженным архитектором России профессором С.С. Айдаровым.

28 ноября 1978 года государственной инспекцией по охране памятников истории и культуры был согласован эскизный проект реставрации Благовещенского собора, предусматривающий фрагментарную реставрацию памятника по оптимальному облику с восстановлением утраченных главок XVIII века. Годом позже Казанской специальной научно-реставрационной мастерской были восстановлены утраченные главки и кресты собора.

Согласно Указам Президента Республики Татарстан М.Ш.Шаймиева от 22 января 1994 года и 13 декабря 1995 года, а также  постановлению Кабинета Министров Республики Татарстан от 19 декабря 1995 года, комплекс Благовещенского собора был передан в ведение Государственного историко-архитектурного музея-заповедника «Казанский Кремль». Одновременно были одобрены «Основные направления научной концепции сохранения, реставрации и использования ансамбля Казанского Кремля».

Для комплексных и целенаправленных работ по реставрации собора был создан Фонд финансовой поддержки реставрации Благовещенского собора (генеральный директор Ю.В.Павлов). При разработке научной концепции реставрации храма консультативную помощь постоянно оказывал архиепископ Казанский и Татарстанский Анастасий.

В связи с подготовкой к 450-летию Казанской епархии были проведены масштабные реставрационные работы: восстановлены утраченные элементы внешнего облика здания, в интерьерах отреставрирована настенная живопись, воссозданы иконостас, пристенные киоты, паникадила и другие атрибуты внутреннего церковного убранства. Комплексные научные исследования, проектные и восстановительные работы были осуществлены реставраторами Татарского специального научно-реставрационного управления совместно со специалистами государственного унитарного предприятия «Татинвестгражданпроект».

 Иконописные и живописные работы с 2000 г. осуществляло межобластное научно-реставрационное художественное управление при Министерстве культуры Российской Федерации. В работах по воссозданию икон главного иконостаса собора принимала участие бригада московских иконописцев под руководством художника-реставратора высшей категории Брагина С.Р.

Величественный храм Казанского кремля  восстановлен, и в большие религиозные праздники кафедральный Благовещенский собор вновь наполняется верующими и под его сводами вновь звучат церковные песнопения, вновь в радостных событиях возносятся горячие молитвы и в горестях обретается свет надежды и отрада сердцам.

В этой колыбели веры многих поколений наших предков всё дышит благородной древностью, в нём особая божественная аура, воздействующая на состояние души, в нём явственно ощущается связующая нить времён.



[1] Загоскин Н.П. Спутник по Казани. Иллюстрированный указатель достопримечательностей и справочная книжка города. – Казань, 1895. - С. 113.

[2] Гурий (Руготин Григорий) (1500-1563), религиозный деятель, миссионер, первый архиепископ Казанской епархии (1555-1563). По преданию, происходил из бедного дворянского рода. Принял постриг в Успенском Волоколамском монастыре (с 1542 игумен). С 1554 настоятель Троицкого Селижарова монастыря под г.Тверь. При в нем в Казани был создан Архирейский дом, основаны шесть монастырей, в т.ч. Спасо-Преображенский, Свияжский Успенский, Зилантов. Канонизирован в 1595 году. См.: Татарская энциклопедия. Т. I. - Казань: Институт татарской энциклопедии АН РТ, 2005.-С. 215. Татарский энциклопедический словарь. - Казань: Институт татарской энциклопедии АН РТ, 1999. - С. 163.

[3] Постник Иван Яковлевич (XVI в.), русский зодчий. Строитель храма Василия Блаженного в Москве (1555-1561, совместно с Бармой). Возводил совместно с Иваном Ширяем башни и стены Казанского Кремля (1556-1562), Благовещенский собор (1562), Успенский собор (1560) Успенского мужского монастыря в г. Свияжске. Имеются предположения об идентичности Постника и Бармы. См.: Татарский энциклопедический словарь. – Казань: Институт татарской энциклопедии АН РТ, 1999. - С. 447 - 448.

[4] Загоскин Н.П. Указ. соч. - С. 114.

[5] Яблоков А.П. Кафедральный Благовещенский собор в г. Казани. – Казань, 1909. - С. 8.

[6] Фехнер М.В. Великие Булгары. Казань. Свияжск. -  М., 1978. - С. 80.

[7] «3 сентября 1815 г. в Казани произошел восьмой по счету крупный пожар в истории города, истребивший 166 улиц с переулками и в них 1179 домов. Выгорел кремль и лучшие части города. В этом пожаре погибли ценные в историческом отношении казанские архивы». См.: Пинегин М.Н. Казань в ее прошлом и настоящем. - СПб., 1890. - С. 303.

[8] Турин Василий Степанович (1780 - не ранее 1834), живописец, график. В Казани с 1802, с 1810 учитель рисования в Казанском главном народном училище. Основные произведения: живописные работы по иконостасу холодного храма Казанского женского Богородицкого монастыря, иконостаса Крестовоздвиженской церкви Казанского университета, графические - офорты «Архитектурные чертежи развалин древних Булгар» (1832), альбом литографий «Перспективные виды губернского города Казани» (1834). См.: Татарский энциклопедический словарь.- Казань. 1999.- С. 588. В 1824 - 1825 гг. расписал некоторые иконы иконостаса Петропавловского собора и иконы на железных листах снаружи храма. См.: Малов П.В. Летопись Петропавловского собора гор. Казани. – Казань, 1890. - С. 31.

[9] Яблоков А.П. Указ. соч. - С. 11.

[10] Пинегин М.Н. Казань в её прошлом и настоящем. - СПб., 1890. - С. 303.

[11] Петонди Фома Иванович (1794-1874), архитектор. Представитель русского классицизма. В 1817-1834 Орловский губернский архитектор, в 1834-1844 Казанский губернский архитектор. С 1845 работал в Петербурге, в 1855 вернулся в Казань. Автор проектов многих зданий в Казани. В том числе: домов Н.Н.Колокольникова (1836), Дротоевского (1837 – ныне подвергается разрушению), Казанской городской думы (1836), Родионовского института благородных девиц (1844, в соавторстве), «Казанского подворья» (1843-1848) и др. Татарский энциклопедический словарь.- Казань. 1999.- С. 435. Умер 13 июля 1874 г. Погребен на Арском православном кладбище. См.: Агафонов Н.Я. Казань и казанцы.- Книга I. – Казань, 1906. - С. 93. Его могила не сохранилась.

[12] Тимофей Терентьевич Гагаев упокоился 25 октября 1889 г. в возрасте 53 лет. Похоронен на Арском (Куртинском) кладбище. См.: Агафонов Н.Я. Казань и казанцы.- Книга I. – Казань, 1906. - С. 66. Его могила не сохранилась.

[13] Малов П.В. Указ. соч. - С. 25.

[14] Яблоков А.П. Указ. соч. - С.13

[15] Яблоков А.П. Там же.

[16] Малиновский Федор Николаевич (1864-?), архитектор. В 1894-1912 Казанский епархиальный архитектор. По проектам Малиновского построены: Собор Божией Матери «Всех скорбящих радости» Иоанно-Предтеченского монастыря в г.Свияжске ) 1898-1906), Троицкий собор Богородицкой пустыни (1904-1907), Троицкая церковь в г.Лаишево (1911) и др. Работал в русле эклектизма. См.: Татарский энциклопедический словарь.- Казань: Институт татарской энциклопедии АН РТ, 1999. - С. 338.

[17] Яблоков А.П. Указ. соч. - С. 22.

[18] Православные храмы Татарстана. Альбом. - Казань. 2000. - С. 35.

[19] Чижов Никифор Осипович (1779 - 9 мая 1841), купец. Городской голова с 1830 по 1832 г. Похоронен на Арском православном кладбище. См.: Агафонов Н.Я. Казань и казанцы.- Книга I. Казань. 1906.- С. 109. Достойны памяти потомков (городские головы Казани 1767-1917). Сборник документов и материалов/ Сост. А.М. Димитриева и др. – Казань: Гасыр, 2002.- С. 92 - 93. Его могила не сохранилась.

[20] Султанбеков Б.Ф. История Татарстана: Сталин и «татарский след». - Казань: Татарское книжное издательство, 1995. - С. 139.

[21] Дульский Петр Максимилианович (1879-1956), искусствовед, график, педагог. Заслуженный деятель искусств ТАССР (1940). Первый председатель Союза художников ТАССР (1936-1937). В 1930-41, 1949-56 преподавал в Казанском институте гражданского строительства. Труды по истории архитектуры. Татарский энциклопедический словарь.- Казань: Институт татарской энциклопедии АН РТ, 1999. - С. 181.

[22] Стратонов Иринарх Аркадьевич (1881-1944), историк, один из основателей архивного дела в Татарстане. В 1914-18 преподаватель, в 1918-22 профессор Казанского университета. Труды по истории земских соборов Московской Руси, «Русской Правды». Татарский энциклопедический словарь.- Казань: Институт татарской энциклопедии АН РТ, 1999.- С. 544. В ночь с 1 на 2 августа 1922 г. учёный был арестован и выслан за пределы страны на т.н. «философском пароходе». Из Казани кроме него были интернированы в сентябре 1922 ректор университета А.А.Овчинников (1874-1936) и в декабре 1922 известный ученый-психиатр, невропатолог и психолог, ученик И.П.Павлова, выпускник, а затем профессор клиники психиатрии Казанского университета Г.Я.Трошин (родился в 1874 г. в Елабужском уезде Вятской губернии). Дальнейшая судьба этих людей сложилась так. Овчинников долгое время жил и работал в Берлине. Григорий Трошин переехал в Чехословакию, преподавал в Карловом университете, возглавлял Союз русских врачей Чехословакии, умер в 1937 г. Стратонов жил в Париже, опубликовал там ряд трудов по истории русской православной церкви. В марте 1942 г. он был арестован гестапо за антифашистскую пропаганду и сбор средств в помощь советским гражданам, бежавшим из плена или отбывавшим трудовую повинность на военных заводах рейха. В 1947 г. издаваемая в Париже газета «Советский патриот» (1947, № 97) опубликовала некрологи о погибших русских. В списке значились активные участники французского Сопротивления. Среди них был и Иринарх Стратонов. По одной из версий он погиб в одном из фашистских концлагерей (сведения бывшего работника ФСБ РТ Кашапова Р.А.). См.: НА РТ, ф.Р-1337, оп. 18 - л, д. 16, л. 12 - 14, 25 - 26, 11, 19; оп. 1, д. 54, л. 38 об. Ермолаев И.П. и др. История Казанского университета. 1804-2004. – Казань:  Казанский университет, 2004. - С. 276 - 277. Королев В.С. и др. Ректоры Казанского университета. 1804 - 2004 г. Очерки жизни и деятельности. – Казань: Казанский университет, 2004. - С. 232.

[23] Яблоков А.П.  Указ. соч. - С. 35.

[24] Фехнер М.В. Указ. соч. - С. 83.

[25] Муханов Г.С. и др. Наследие веков из собраний Государственного музея Республики Татарстан. – Казань, 2000. - С. 46.

[26] Муханов Г.С. и др. Наследие веков из собраний Государственного музея Республики Татарстан. – Казань, 2000. - С. 47.

[27] Мощи Св. Гурия покоились в Преображенском соборе Спасо-Преображенского монастыря с 1596 по 1630 год, а затем были перенесены в кафедральный Благовещенский собор. См.: Православные русские обители. Полное иллюстрированное описание всех православных русских монастырей в Российской империи и на Афоне. СПб. 1910. С. 233. В сентябре 1918 г. перенесены в храм Николы Тульского Казанско-Богородицкого женского монастыря, затем в Петропавловский собор, ныне почивают в церкви Ярославских чудотворцев на Арском кладбище.

[28] Александров А.И. Некрополь Казанского Кафедрального собора (Забытый вопрос и его решение в церковно-археологической справке 1907 г.) // Известия по Казанской епархии за 1907 г.- Казань. 1907. - С. 1310.

[29] Воскресенский П.А. Пещерка Спасо-Преображенского Казанского миссионерского монастыря и исторические сведения о погребенных в ней.- Казань, 1899. -С. 7.

[30] Яблоков А.П. Указ. соч. - С. 28.

[31] Загоскин Н.П. Указ. соч. - С. 145.

[32] Яблоков А.П. Указ. соч. - С. 29.

[33] Келия имеет размеры: ширина 4 аршина 12 верш. (289 см), длина 3 аршина 11 верш. (218 см), высота 2,5 аршина (178 см).

[34] Александров А.И. Некрополь Казанского Кафедрального собора (Забытый вопрос и его решение в церковно-археологической справке 1907 г.) // Известия по Казанской епархии за 1907 г.- Казань. 1907.- С. 1309-1317.  Яблоков А.П. Ука. соч. С. 23-24. Республика Татарстан: Православные памятники (середина XVI - начало XX веков).- Казань: Фест, 1998. - С. 14.

[35] Архиепископ Вассиан (мирское имя и фамилия неизвестны, впрочем, в XVI веке фамилии были далеко не у всех) (умер 21 мая 1575 года). С 1559 года - игумен Костромского Ипатьевского монастыря, в 1571 году возведен в сан архимандрита Московского Новоспасского монастыря, в 1572 году присутствовал на соборе, созванном для решения вопроса о четвертом браке царя Иоанна IV Васильевича Грозного. 14 февраля 1575 года хиротонисан в архиепископа Казанского и Свияжского, прожил в Казани всего четыре недели.

[36] Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии  за 1910 год.- Казань: центральная типография, 1910. - С. 1261, 1304.

[37] Митрополит Матвей (мирское имя и фамилия неизвестны) (умер 13 января 1646 года). Со 2 июля 1606 года игумен Кирилло-Белоозерского монастыря. 7 февраля 1615 года - хиротонисан в митрополита Казанского и Свияжского. При нем 20 июня 1630 г. были перенесены из Спасского монастыря в кафедральный Благовещенский собор мощи святителя Гурия. По его благословению был сооружен в Седмиозерной пустыне храм Вознесения Христова, где находилась чудотворная Смоленская икона Божией Матери.

[38] Митрополит Симон (мирское имя и фамилия неизвестны) (умер 26 сентября 1649 года). Был назначен в Казань 7 февраля 1646 года из сербских митрополитов. В епископы хиротонисан Константинопольским патриархом. В Казани бытовала легенда, вошедшая во всю литературу по истории Казанской епархии, что он был «митрополитом Сербским». Но в трудах, посвященных истории Сербской православной церкви, его имя не встречается. Кроме того, в XVII веке не было Сербской епархии и звания «митрополит Сербский». Сербия, входившая в состав Османской империи, делилась на десяток епархий, называвшихся по кафедральным городам и входивших в Константинопольскую церковь. Скоре всего, Симон был одним из многих епископов восточных православных церквей, перебравшихся в Русское государство.

[39] Митрополит Корнилий I (мирское имя и фамилия неизвестны) (умер 17 августа 1656 года). Игумен Макарьевского Желтоводского монастыря, а в 1647-1649 годы – Московского Богоявленского монастыря.  13 января 1650 года хиротонисан в митрополита Казанского и Свияжского. Очевидно, по его инициативе выходец из Макарьевского Желтоводского монастыря Исайя основал Макарьевскую пустынь. При нём в Казани и уезде свирепствовала эпидемия чумы, прекращение которой вызвало почитание Седмизерной иконы Божией матери.

[40] Митрополит Иоасаф (имя и фамилия неизвестны) (умер 30 января 1686 года). Был архимандритом Суздальского Спасо-Евфимиева монастыря. Хиротонисан в митрополита Казанского и Болгарского 6 сентября 1674 года.

[41] Митрополит Тихон III (Тимофей Васильевич Воинов) (21 февраля 1655 - 23 марта 1724). Родился в Нижнем Новгороде в семье купца. Там же постригся в монахи. С 1679 года патриарший иеродиакон, с 1692 года – архимандрит Московского Новоспасского монастыря. С 1695 года – митрополит Сарский и Подонский, с 25 марта  1699 года - митрополит Казанский и Свияжский. Основал первое в крае инородческое училище, существовавшее в 1707-1709. В 1718 открыл цифирную школу, в 1723 - Казанскую славяно-латинскую школу, позднее преобразованную в Духовную семинарию.

[42] Архиепископ Павел I (Павел Гаврилович Зернов) (1738 – 14 января 1815). Родился в Москве. Выпускник Московской Духовной академии. С 15 апреля 1778 года - епископ Костромской, с 15 января 1800 года - Тверской, с 15 сентября 1801 года - архиепископ. С 18 декабря 1803 года - архиепископ Казанский и Свияжский.

[43] Архиепископ Иона (Иван Дмитриевич Павинский, по другим сведениям – Павлинский) (умер 3 февраля 1828 года). Уроженец Карелии. Учился в Александро-Невской академии.  Священник с 1792 года. В 1797-1802 годах – в православной миссии в Копенгагене. Протоиерей, священник Санкт-Петербургских храмов,  духовник нескольких членов императорского дома Романовых, в том числе дочери Павла I великой княгини Екатерины Павловны (1788-1819). В 1813 года пострижен в монахи, 31 декабря того же года возведен во архимандрита Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря. С 1817 года – епископ Орловский, с 1821 года – архиепископ Тверской. С 6 ноября 1826 года – архиепископ Казанский и Свияжский.

[44] Яблоков А.П. Ук. соч. С. 23.

[45] Архиепископ Тихон I (Хворостинин) (умер14 июня 1576 года). С 1572 года  игумен Угрешского (Московская епархия) монастыря, с 1573 года - Иосифо-Волоколамского монастыря.  С  5 июля 1575 года – архиепикоп Казанский и Свияжский.

[46] каменный Троицкий храм с приделом во имя преподобных Сергия и Никона был сооружен на площади Троицкого монастыря и оборудован  на средства архимандрита и братии Троице-Сергиевой Лавры. В 1787 г. Казанский архиепископ Амвросий предписал за ветхостью упразднить Троицкий храм. Иконы, иконостас и утварь были переданы в Благовещенский собор, а кирпич и прочий материал - отданы Казанской Духовной семинарии.

[47] Митрополит Лаврентий II (мирское имя и фамилия неизвестны) (умер 11 ноября 1672 года). Постриженник Новгородского Вяжецкого монастыря, откуда был перемещен иеродиаконом в Москву в число патриарших ризничих. 6 апреля 1654 г. хиротонисан во епископа Тверского, в 1655 г. возведен в архиепископа, а 26 июля 1657 г. назначен митрополитом Казанским и Свияжским. По инициативе Лаврентия был сделан список с древней грузинской иконы, находившейся в северном Красногорском монастыре, который был помещён в Раифском монастыре – сейчас это знаменитая Чудотворная икона Грузинской Божией Матери. Перед смертью постригся в схиму с именем Левкий. Был погребен в правом приделе кафедрального собора, но в 1840-х годах тело его было перенесено в усыпальницу под главным алтарем храма.

[48] Митрополит Маркелл (имя и фамилия неизвестны) (умер 21 августа 1698 года). Происходил из южных славян. Ввиду знания большого количества языков, до монашества служил в Посольском приказе переводчиком. 21 марта 1680 года хиротонисан во епископа Суздальского, в 1681 году переведен в Псков с возведением в митрополита. С 8 сентября 1690 года – митрополит Казанский и Свияжский. Тело его было сначала погребено в правом приделе собора, а затем в 1840-х годах перенесено в усыпальницу, под главным алтарем храма.

[49] Архиепископ Афанасий (Андрей Григорьевич Соколов) (27 июня 1801 – 2 января 1868). Уроженец Костромы. Выпускник Санкт-Петербургской Духовной академии (1825), магистр богословия (1826), ректор Псковской, Харьковской, Черниговской, Тверской, Санкт-Петербургской Духовных семинарий (1825-1841), епископ Томский и Енисейский (1841-1853), архиепископ Иркутский и Нерчинский (1853-1856). С 3 ноября 1856 года – архиепископ Казанский и Свияжский. С 9 ноября 1866 года - на покое в Кизическом Воскресенском мужском монастыре, где и скончался. Погребен  в усыпальнице под главным алтарем собора.

[50] Архиепископ Владимир II (Иван Степанович Петров) (28 мая 1828 – 2 сентября 1897). Родился в станице Федосеевской, область Войска Донского. Сын простого казака, впоследствии священника на Алтае. В 1849 окончил Воронежскую Духовную семинарию. В 1853 - Киевскую Духовную академию со степенью магистра богословия. В 1853 принял монашество, будучи на последнем курсе академии. В 1853 рукоположен во иеромонаха и определен преподавателем философии и психологии в Орловскую Духовную семинарию. В 1881 избран почетным членом Казанской Духовной академии. С 1889 епископ Нижегородский и Арзамасский. С 7 мая 1892 - архиепископ Казанский и Свияжский. Скончался от заражения крови. Погребен в склепе под алтарем собора; место погребения он заранее указал сам. См.: Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии за 1897 год.- Казань: центральная типография, 1897.- С. 483-490.

[51] Архиепископ Димитрий (Дмитрий Иванович Самбикин) (3 октября 1839 – 17 марта 1908). Окончил Санкт-Петербургскую Духовную академию (1865). С 1866 года – в Воронежской Духовной семинарии, священник (1867), с 1872 года – ректор Тамбовской Духовной семинарии, архимандрит (1877), с 1881 года – ректор Воронежской Духовной семинарии. С 4 января 1887 года – епископ Балтский, викарий Нижегородской епархии, с августа 1887 года – епископ Балтский, викарий Подольской епархии, с 1891 года – епископ Подольский и Браславский, с 1896 года – архиепископ Тверской и Кашинский. С 21 мая 1905 года - архиепископ Казанский и Свияжский.

       Управление Димитрием Казанской епархией пришлось на время российской революции 1905-1907 годов, когда волнения затронули часть духовенства и духовные заведения. Проявил себя как противник жёстких репрессий, сторонник решения всех вопросов мирным путём – без массовых исключений учащихся духовных учебных заведений, вовлечённых в студенческое движение. Будучи стойким защитником православия, одобрил введение свободы вероисповедания. Пользовался большим уважением духовенства и верующих благодаря мастерству проповедника, безупречной репутации, учености.

       Основная научная деятельность Димитрия была посвящена агиографии (дисциплине, изучающей жизнь святых). Его важнейшее сочинение, не потерявшее до сих пор своего научного значения – Месяцеслов русских святых (14 томов, 1893-1903).

       Во всех епархиях, где ему приходилось служить, проявил себя как неутомимый краевед, автор множества работ по местной церковной и гражданской истории. В Казани опубликовал около двадцати статей в журнале «Известия по Казанской епархии». По инициативе Димитрия было создано Казанское церковно-историческое общество.

[52] Архиепископ Никанор (Никифор Тимофеевич Каменский) (25 мая 1847 – 27 ноября 1910). Окончил Астраханскую Духовную семинарию (1868), был священником, овдовев, поступил в Казанскую Духовную академию (окончил в 1874). С 1874 года - законоучитель Казанской учительской семинарии, с 1879 ректор Казанской Духовной семинарии. С 1889 года в монашестве. С 1891 года епископ Чебоксарской, викарий Казанской епархии, одновременно руководил церковно-учебными заведениями Казанской епархии. С 1893 года – епископ Архангельский, с 1896 года – Смоленский, с 1899 года – Орловский, с 1902 года – Екатеринбургский, с 1903 года – Гродненский, с 1905 года – архиепископ Варшавский. С 5 апреля 1908 года - архиепископ Казанский и Свияжский. Являясь видным для своего времени учёным, доктором богословия, автором множества работ по экзегетике, он одновременно был известным краеведом, исследователем истории церкви в Казанской епархии.

[53] Архиепископ Антоний II (Яков Гаврилович Амфитеатров) (15 октября 1815 – 8 ноября 1879). Сын священника, родился 15 октября 1815 в г. Миасс Уфимской губернии. Первоначальное образование получил в Калужском Духовном училище и семинарии. Затем поступил в Киевскую Духовную академию, которую окончил в 1840 году первым магистром и был назначен бакалавром академии. В сентябре 1840 был пострижен в монашество и рукоположен во иеромонаха. С 1845 ректор Киевской Духовной семинарии и возведен в сан архимандрита (1846). С 1851 - ректор Киевской Духовной академии, в 1859 переведен на Смоленскую кафедру. С 9 ноября 1867 года – епископ Казанский и Свияжский, а с 16 апреля 1868 года – архиепископ Казанский и Свияжский.

       В Казани проявил себя как волевой и образованный церковный деятель, сыграл большую роль в дальнейшем развитии духовной академии, духовного и церковного образования в целом. Один из инициаторов создания Братства Святителя Гурия (1867). Был известным ученым-богословом, его главный труд – докторская диссертация «Догматическое богословие» (1851) многие десятилетия оставался основой учебных курсов этой дисциплины. В Казани произнёс множество проповедей, свыше двадцати из них опубликованы в журнале «Православный собеседник» (1867-1877).

       См.: Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии на 1879 год. – Казань: центральная типография, 1879. - С. 617 - 627. До лета 2005 года на полу правого придела сохранялась его могильная плита, на которой мастером Алексеем Гавриловичем Комаровым начертано: “Антоний, архиепископ Казанский и Свияжский. Род. 15 октября 1815. Сконч. 8 ноября 1879. В епископа хиротонисан из ректоров Киевской Духовной академии 30 марта 1858”. Плита перенесена в склеп под главным алтарем собора.

[54] Архиепископ Павел II (Петр Васильевич Лебедев) (12 декабря 1827 – 23 февраля 1892). Окончил Санкт-Петербургскую Духовную академию (1853), с 1853 года в монашестве, преподавал в Санкт-Петербургской Духовной семинарии, с 1857 года инспектор Санкт-Петербургской Духовной академии, с 1861 года - ректор Смоленской Духовной семинарии, с 1866 года – ректор Санкт-Петербургской Духовной семинарии. С 1866 года – епископ Выборгский, викарий Санкт-Петербургской епархии, с 1871 года – епископ Кишиневский, с 1882 года – архиепископ Карталинский и Кахетинский, экзарх Грузии. С 29 сентября 1887 года – архиепископ Казанский и Свияжский.

        До лета 2005 года на полу правого придела сохранялась его могильная плита, на которой начертано: “Павел, архиепископ Казанский и Свияжский. Род. 12 декабря 1827. Сконч. 23 апреля 1892. В епископа хиротонисан из ректоров Санкт-Петербургской Духовной семинарии 20 декабря 1866”. Перенесена в склеп под главным алтарем собора. Архиепископ Павел первоначально был погребен в Крестовой церкви во имя Святителя Гурия архиерейского дома и спустя два года (25 апреля 1894 г.) перезахоронен в Борисоглебском приделе. См.: Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии за 1894 год.- Казань: центральная типография, 1894. - С. 364.

[55] Республика Татарстан: православные памятники (середина XVI - начало XX веков).- Казань. 1998.- С. 14. Как считают православные историки Журавский А.В. и Липаков Е.В. усыпальницы пяти митрополитов и трех архиепископов в самом соборе и погребения двух архиепископов в Борисоглебском храме всё-же сохранились, но таблички, указывающие на их местоположение исчезли, по всей видимости, ещё в 30-е годы XX столетия. См.: Православные храмы Татарстана. Альбом. – Казань, 2000. - С. 37.

[56] Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии за 1886 год.- Казань: центральная типография, 1886. - С. 29 - 38. Его могила не сохранилась.

[57] Александров Александр Иванович (в монашестве Анастасий) (16 апреля 1861- после 3 мая 1918, Петроград), филолог-славист, доктор сравнительного языкознания (1888), профессор (1888). Ученик И.А. Бодуэна де Куртенэ и Н.В. Крушевского. Преподавал в Дерптском, Харьковском (1883-88), в Казанском (1888-1911) университетах, и.о. ректора (1908). С 1911 в монашестве, епископ (1912). С 1911 профессор, в 1912 ректор Казанской Духовной академии. С 1913 ректор Петербургской Духовной академии. См.: Татарская энциклопедия. Т.I. – Казань: Институт татарской энциклопедии АН РТ, 2002. - С. 103. Татарский энциклопедический словарь.- Казань: Институт татарской энциклопедии АН РТ, 1999. - С. 25.

[58] Антоний (Храповицкий Алексей Павлович) (1863-1936), религиозный деятель, богослов. Ректор Московской (1890-1895) и Казанской (1895-1900) Духовных академий. С 1920 в эмиграции, руководитель Русской синодальной зарубежной церкви. (1921-1936). Труды по проблемам христианского мировоззрения. См.: Татарская энциклопедия. Т.I.- Казань: Институт татарской энциклопедии АН РТ, 2002. - С. 159. Татарский энциклопедический словарь. - Казань: Институт татарской энциклопедии АН РТ, 1999. - С. 36.

[59] Андрей (князь Ухтомский Александр Алексеевич) (1872-1944), религиозный деятель, миссионер. С 1899 наблюдатель Казанских миссионерских курсов, в 1907-1911 викарный епископ Мамадышский, руководитель миссионерских приходов в Казанской епархии. Инициатор издания журналов “Сотрудник Братства Св.Гурия” и “Инородческое обозрение”. С 1913 епископ Уфимский и Мензелинский.  Был одной из кандидатур на  выборах в сан архиепископа  Петроградского и Ладожского (май 1917). Необоснованно репрессирован; реабилитирован посмертно. Являлся настоятелем Спасо-Преображенского монастыря. См.: Татарская энциклопедия. Т.I. - Казань: Институт татарской энциклопедии АН РТ, 2002.- С. 151. Татарский энциклопедический словарь.- Казань: Институт татарской энциклопедии АН РТ, 1999. - С. 34. Журавский А.В. Во имя правды и достоинства Церкви: Жизнеописание и труды священномученика Кирилла Казанского. - М.: Сретенский монастырь, 2004. - С. 619. История религий в России. Учебник / Под ред. Н.А. Трофимчука. - М., 2002. - С. 171.

[60] Источник живой воды. Описание жизни и деятельности отца Иоанна Кронштадтского.- СПб. 1910.- С. 456. Святой праведный Иоанн Кронштадтский в воспоминаниях самовидцев. - М, 1997. - С. 316 - 317.

[61] Республика Татарстан: православные памятники (середина XVI - начало XX веков).- Казань: Фест, 1998.- С. 14. А за четыре дня до этого, 12 июля 1897 г. протоиерей Иоанн Ильич Сергиев Кронштадтский служил литургию в Крестовоздвиженской церкви с. Васильево, где он находился по приглашению профессора Казанской Духовной академии Николая Ивановича Ивановского. См.: Республика Татарстан: православные памятники (середина XVI - начало XX веков).- Казань: Фест, 1998.- С. 159. Матяшина Е. Воспоминаниям угаснуть не дано... // Казань. № 10, 2002. - С. 67.

[62] в исторической литературе наблюдаются разночтения по поводу даты его смерти как “после 1930 года” (Татарский энциклопедический словарь. - Казань: Институт татарской энциклопедии АН РТ, 1999. - С. 681.) или “после 1931 года” (Республика Татарстан: православные памятники (середина XVI - начало XX веков.- Казань. 1998. - С. 14).  Нами в архиве отдела ЗАГС администрации Вахитовского района г. Казани выявлен документ, свидетельствующий о дате его смерти как 31 марта 1933 года.

[63] Яблоков А.П. Город Свияжск Казанской губернии и его святыни (Историко-археологический очерк). – Казань, 1907.

[64] Известия по Казанской епархии за 1919 год, издаваемые Ивановским монастырем. - Казань, 22 мая 1919 г. №  5 - 10. - С. 46.

[65] А.С. Пушкин посетил храм в 7 сентября 1833 г. во время своего пребывания в Казани, когда он собирал документальные материалы и свидетельства очевидцев о пугачевском бунте, работая над рукописью «История пугачевского бунта». См.: Загоскин Н.П. Спутник по Казани. Иллюстрированный указатель достопримечательностей и справочная книжка города.- Казань, 1895. - С.  268.

[66] Федор Шаляпин пел в архиерейском хоре в кафедральном соборе, в частности, 5 и 6 апреля 1885 г. См.: Гольцман С.В. Ф.И.Шаляпин в Казани. - Казань, 2002. - С. 64.

[67] Кафедральный собор во время своего пребывания в Казани посещали также император Павел I, его сыновья великие князья Александр Павлович и Константин Павлович  (24 мая 1798), великий князь Михаил Павлович (26 августа 1817), император Николай I (20 августа 1836), император Александр II (20 июня 1837 и 27 августа 1871), сын Александра II, великий князь Николай Александрович (16 августа 1861, 9 июля 1863), сын Александра II, великий князь Алексей Александрович (19 мая 1868), император Александр III (22 августа 1866, 27 августа 1871). См.: Загоскин Н.П. Спутник по Казани. Иллюстрированный указатель достопримечательностей и справочная книжка города.- Казань,1895. - С.  235 - 261.

[68] Известия по Казанской епархии за 1910 год. – Казань: типо-литография императорского университета, 1910. - С. 796.

[69] НА РТ, ф. 3682, оп. 7, д. 26, л. 25.

[70] Галактионов Алексей Петрович (1886 - 1922), партийный деятель. В 1917 секретарь Самарского губкома РСДРП(б), затем председатель Самарского губисполкома. В 1921 председатель исполкома Казанского городского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, одновременно - заместитель председателя СНК ТАССР. С 1922 1-й секретарь обкома РКП(б). Погиб в авиационной катастрофе. Татарский энциклопедический словарь. – Казань: Институт татарской энциклопедии АН РТ, 1999. -С. 133. Его именем названа улица  в Вахитовском районе Казани.

[71] НА РТ, ф. 3682, оп. 7, д. 304,  л. 23.

[72] НА РТ, ф. 3682, оп. 7, д. 334,  л. 19.

[73] Журавский А.В. Жизнеописания новых мучеников Казанских. Год 1918-й. - М. 1996. - С. 46.

[74] Горохова Л.В. Архивное дело в Татарстане (1940 - 2001 г.). - Казань.: Гасыр,  2003. - С. 71.