<%@Language=VBScript%> Погост Седмиозерной Богородичной пустыни

Погост Седмиозерной Богородичной пустыни

Есть места, которые сами по себе не ознаменованы чем-либо, могущим поразить воображение с первого взгляда, но они оставляют в сердце глубокое впечатление, потому что оно проникает постепенно и уже более не может изгладиться. Такова и Седмиозерная Богородичная пустынь.

В семнадцати верстах к северу от Казани находится удивительно живописное, созданное самой природой место, где высокие предгорья, покрытые густым хвойным лесом, отражаются в спокойных водах Солонки. Эта речка да многочисленные родники сформировали за многие годы уникальную систему из семи озёр, не дошедшую, к сожалению, до наших дней. И вся эта красота раскинулась в широкой пойменной долине среди многоцветья разнотравья на фоне высокого голубого неба. Поэтому местность эта и прозывалась среди коренного черемисского населения как седмиозерная.

Современный православный человек, хотя бы один раз побывавший здесь, уносит с собой необычайную притягательность этих мест. Поэтому одухотворенное сознание постоянно влечёт его сюда. Одно то, что пройти несколько вёрст по дороге от современной Богородичной пустыни до ближнего или дальнего святого источника, несомненно, стоит того; ибо уже мысленно только представишь себе, что это единственная в Казанском крае намоленная тропа, по которой уже почти четыре сотни лет ступают натруженные стопы паломников.

Эта обитель возникла в начале XVII века в царствование царя Михаила Феодоровича. Основателем её был инок Евфимий, уроженец далёкого Устюга. Здесь он и окончил свой земной путь. Его останки почивали под гробницей у северной стены в углу храма Вознесения Господня.[1]

Во второй половине XVIII века, когда преосвященный Вениамин[2] выразил своё намерение жить в пустыне на покое, начались оживленные работы по ремонту этого двухэтажного каменного корпуса, в котором помещались кельи для настоятеля и братии.

Недалеко от Вознесенской церкви почти посередине монастырской площади стоял двухэтажный каменный храм в честь Смоленской иконы Божией Матери. Нижняя часть его была сделана из природного камня, верхняя – из кирпича. 

Предметом особого внимания стала обитель во время архипастырства Высокопреосвященнейшего Арсения, архиепископа Казанского и Свияжского.[3] До 1899 года Смоленский храм был холодным и службы в нём совершались только в летнее время. Поэтому архиепископ Арсений во время своего посещения обители в июле 1898 года посоветовал братии устроить в нём отопление.

При реконструкции калориферной системы оказалось, что необходимо перенести на другое место останки Преосвященного Вениамина, казанского митрополита, почивающего в трапезной Смоленского храма около южной стороны. С этой целью и прибыл в монастырь вечером 21 февраля 1899 года Высокопреосвященнейший Арсений. После непродолжительного отдыха, сделав необходимые распоряжения по переложению останков митрополита Вениамина, Владыка отправился в Смоленский храм, где перед гробницей совершил в сослужении всего монастырского духовенства заупокойную литию. Уцелевшие останки переложили в новый дубовый гроб, который был перенесён на солею храма и поставлен против царских врат.

В течении всей ночи над гробом по очереди местные иеромонахи читали Св. Евангелие, а 22 февраля, после литургии, Его Высокопреосвященством была совершена при участии всей монастырской братии великая панихида. По её окончании гроб с останками Преосвященного Вениамина был поставлен в нишу южной каменной стены трапезы.

Ниша была заложена табличкой со следующей надписью: «Преосвященный Вениамин, митрополит Казанский, живший в Седмиозерной пустыни с апреля 1782 года, в 1785 году в июле скончался и погребен здесь». В перезахоронении присутствовали старшая братия монастыря и профессор Казанской Духовной академии Н.И.Ивановский.[4]

Хочется особо отметить долгое и плодотворное правление (1873-1896) наместника монастыря, архимандрита Виссариона (Петра Световидова). В обитель он поступил послушником в 1856 году, двадцать пятым по счёту, а когда умирал, то его постель окружало уже 80 монашествующих.

На первых порах своего игуменства он выстроил начальное приходское училище, которое в дальнейшем получило статус как церковно-приходская школа. В период его правления в 1879 году была возведена величественная 64-ти метровая колокольня, которая ещё издалека, за много вёрст от обители привлекала к себе уставший взгляд богомольцев, указывая им цель их благочестивого странствия и тем самым поддерживая их  настроение.

В одной версте от обители, в монастырском лесу на источнике в 30-х годах XIX века была построена деревянная часовня, а в начале 1880-х годов на месте разобранной соорудили каменную с деревянным верхом холодную церковь во имя Божией Матери всех скорбящих Радости. Освящал её в 1884 году высокопреосвященнейший Палладий[5], архиепископ Казанский и Свияжский, впоследствии Экзарх Грузии и митрополит Санкт-Петербургский. Церковь была небольших размеров (15 на 9 аршин). Дубовый иконостас был четырехъярусным.

 Архимандрит Виссарион упокоился 15 декабря 1896 года. Наместника похоронили на монастырском кладбище.[6]

Нет ныне ни одного богомольца, который будучи в пустыни, не посетил бы это святое место и не испил бы с благоговением воды, вытекающей из-под горы. Так пусть он молитвенно вспомнит подвижнические труды архимандрита Виссариона по устроению обители и этого источника!

На опушке сосновой рощи, что на холме за деревней, на берегу озера и по сей день поют соловьи.

Схороните меня в ясный солнечный день,

На горе, под сосною кудрявой,

Там в прохладе лесов, там в тиши деревень,

Там под сенью зеленой дубравы.

Это сказал поэт. Здесь на погосте Седмиозерной пустыни под памятником серого мрамора он нашел последнее пристанище. «Под сим камнем покоится Михаил Николаевич Соймонов.[7] Сконч. 12 сентября 1888 г. 37 лет от роду». Ниже, на памятнике была еще одна надпись: «Суждены вам благие порывы, но свершить ничего не дано».[8] Возможно, казанские дворяне Соймоновы были благодетелями Седмиозерной пустыни.

Многовековую историю монастыря сегодня невозможно представить без одного из великих старцев дореволюционной России – преподобного схиархимандрита Гавриила (Зырянова), наместника святой обители.

Жизнь старца Гавриила – удивительное, можно даже сказать исключительное явление в русской духовной жизни рубежа веков. В ней, словно в зеркале, отразились духовные искания многих русских богоискателей и духоносцев – всего русского боголюбивого народа.

Мы же обратимся к последнему периоду земной жизни старца, когда в 1915 году он совершенно неожиданно для всех возвратился в Казань из Спасо-Елеазаровой пустыни,[9] с ясным сознанием своей близкой кончины: «Поеду в Казань – и там умру!».

27 августа он прибывает в Казань. Месяц длится здесь его последнее предсмертное пребывание. Он прощается со своими духовными учениками, стремясь передать им то бесценное и драгоценное наследство опытного стяжания Святого Духа, нажитое им за долгую и праведную жизнь, передать им те плоды опытного Богообщения, которого он удостоился, и словно ветхозаветный патриарх собирает своих чад, преподаёт им последнии наставления и благословения, которые будут хранить их во всю последующую многоскорбную жизнь. Не случайно, что многим из посещавших его в те дни духовных чад из бывших академических воспитанников выпала судьба стать впоследствии архиереями уничтожавшейся большевиками Русской Православной Церкви.[10]

Наступили последние дни земной жизни старца Гавриила, сопровождавшиеся тяжёлой болезнью. Последнее причастие Святых Таин преподобный принял из рук своего духовного сына иеромонаха Ионы (Покровского).[11] Его последними словами были: «Спастися подобает многими скорбями». Воистину это и был девиз всего многотрудного скорбями его жизненного пути. Сподвижник Веры упокоился в академическом флигеле в ночь на 24 сентября 1915 года.[12]

Прощание с почившим старцем прошло при огромном стечении народа. Со всех сторон во множестве прибывали православные ко гробу угодника Божия. Отпевали старца в академической церкви во имя Архангела Михаила четверо архиереев,  в сослужении архимандритов, иеромонахов и более чем двадцати священнослужителей из числа его духовных чад.

На отпевание приехала и великая княгиня Елисавета Феодоровна с несколькими сестрами Марфо-Мариинской обители. Затем после отпевания траурная процессия пешком направилась в Седмиозерную пустынь, путь до которой занял почти целый световой день. Торжественно, с великим почётом встречала братия обители своего бывшего, изгнанного и оклеветанного настоятеля, во всём показывая раскаяние и являя торжество Правды Божией. После великой панихиды в главном соборе монастыря старец был погребен под храмом св. Евфимия Великого, строителем которого он был.

В Казанском крае, где протекала большая часть жизни старца Гавриила, благодарная и молитвенная память о дивном подвижнике не оскудевала никогда, несмотря на разрушение монастыря и чудовищные гонения богоборческой власти, стремившейся стереть с самой земли православную веру и самую память о ней.

Милостию Божией удалось сохранить и мощи преподобного, которые почитатели старца смогли вывезти из разоренной безбожниками обители и тем самым спасли их от задуманного поругания. Спасший святые мощи иеросхимонах Серафим[13] сорок лет хранил их у знакомых монахинь, постоянно опасаясь своего ареста или обыска, и перед приближением своей кончины передал их будущему епископу Казанскому и Марийскому Пантелеимону.[14] Среди казанских жителей память о старце была жива, и хотя никто не знал, где находятся его мощи, православный народ шёл к полуразрушенному храму обители и молился у Его осквернённой могилы.

25 декабря 1996 года архиепископом Казанским и Татарстанским Анастасием было получено благословение от Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II о канонизации старца. После этого началось и возрождение поруганной обители, возобновилась здесь иноческая жизнь.

Стараниями братии пустыни под руководством наместника игумена Германа (Кузьмина) в 1999 году был восстановлен единственный сохранившийся храм во имя Преподобного Евфимия Великого и Святителя Тихона Задонского, построенный в 1898-1899 г. по инициативе схиархимандрита Гавриила для непрерывного поминовения усопших. 10 августа на праздник Седмиозерной иконы Пресвятой Богородицы в этом храме Высокопреосвященнейший Анастасий, архиепископ Казанский и Татарстанский совершил первую Божественную литургию при большом стечении почитателей старца. 30 июля 2000 года мощи преподобного старца Гавриила вновь вернулись в его родную обитель, чтобы, дай Бог, никогда не покидать её!

 Бесстрастный сосновый бор поднимает высоко свои вершины и замирает в созерцании неба и его тайн, и если взглянуть туда, где столько безграничного простора, откуда на весь мир льются животворные лучи, - то станет понятно, куда идти и к чему стремиться…

Отче Гаврииле, моли Бога о нас!


[1] Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии за 1901 год. – Казань: типо-литография императорского университета, 1901. – С. 306.

[2] Казанский митрополит Вениамин (Пуцек-Григорович) (на кафедре с 1762 по 1782 г.). С апреля 1782 г. жил на покое в Седмиозерной Богородичной пустыни. Упокоился в июле 1785 г. Погребен в соборном храме в честь Смоленской иконы  Божией Матери. См.: Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии за 1901 год. – Казань: типо-литография императорского университета, 1901. - С. 397-398. Рака не сохранилась.

[3] Архиепископ Казанский и Свияжский Арсений (Брянцев), на казанской кафедре с  1897 по 1903 г. С 1903 г. архиепископ Харьковский, скончался 28 апреля 1914 г. в Харькове.

[4] Ивановский Николай Иванович (1840 - 1913), действительный статский советник, почётный член и заслуженный ординарный профессор Казанской Духовной академии, доктор богословия, видный церковно-общественный деятель. Сын священника Архангельской епархии, выпускник Санкт-Петербургской Духовной академии. С 1869 года - профессор кафедры истории и обличения русского раскола КазДА, где прослужил 45 лет. Автор фундаментального «Руководства по истории и обличению старообрядческого раскола» в 3-х частях (Казань, 1886 - 1888) и других трудов. Издатель памятников древнерусской письменности. С 1873 года - редактор журнала «Православный собеседник». В 1883 году удостоен степени доктора богословия. Деятельный член казанского «Братства святителя Гурия».

На протяжении почти сорока лет Н.И.Ивановский вёл большую практическую работу по воцерковлению раскольников, проводя публичные собеседования со старообрядцами в городах и деревнях Казанской епархии; приложил много трудов и забот в устроении единоверческих храмов. Его миссионерская деятельность приобрела всероссийскую известность. Он был награждён орденами св. Анны 2-й и 3-й степеней, св. Владимира 4-й степени, Станислава 2-й степени.

Его дом на Ново-Горшечной (ныне Бутлерова) и дачу в Васильево посетил Иоанн Сергиев Кронштадский в июле 1897 г. во время своего пребывания в Казани.

Отпевание Н.И.Ивановского было совершено 28 октября 1913 года в храме Духовной академии Высокопреосвященнейшим Архиепископом Казанским Иаковым в сослужении пресвящённых викариев Анатолия, епископа Чистопольского (ректора академии) и Михаила, епископа Чебоксарского (ректора семинарии) и сонма академического и городского духовенства. Погребен на Арском православном кладбище. На его могиле был установлен большой крест из черного мрамора-лабрадора. В одной ограде с ним упокоилась его вторая жена Мария Николаевна Чернова. См.: Терновский С.А. Историческая записка о состоянии Казанской Духовной академии. - К., 1892. - С. 397 -401. Знаменский П. В. История Казанской Духовной академии. Вып. 2. - К., 1892. - С. 401- 402. Седмиозерная пустынь. – Казань: типо-литография Казанского университета,  1901. - С. 36. Православный собеседник. – Казань.  1913, октябрь. - С. 1 - 10. Матяшина Е. Воспоминаниям угаснуть не дано // Казань. № 10. 2002. - С. 67.

[5] Архиепископ Казанский и Свияжский Палладий (Павел Иванович Раев), на кафедре с 1882 по 1887 г. Упокоился в 1894 году. Был почётным членом нескольких академий и университетов.

[6] Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии за 1897 год. – Казань: типо-литография Казанского университета, 1897. - С. 132-137.

[7] Род Соймоновых внесен во 3-ю часть дворянской родословной книги Симбирской губернии и в 3-ю часть дворянской родословной книги Казанской губернии по определению Казанского дворянского депутатского собрания от 05.10.1856, утвержден указом Герольдии от 21.02.1857. Михаил Николаевич родился 5 мая 1851 г., крещен в Варваринской церкви. Отец его, Николай Андреевич родился в 1811 (?), был секретарем депутатского собрания, коллежский асессор, женат на дочери коллежского советника Варваре Николаевне Камашевой, которая владела в сц. Шигалееве 71 душами крестьян и 589 дес. земли. См.: Казанское дворянство. 1785-1917. Генеалогический словарь. / Сост. Г.А. Двоеносова Г.А. – Казань: Гасыр, 2001. - С. 516.

[8] Ссылка на: Девятых Л.И. Пантеон казанских поэтов. Выпуск четвертый // Казань. № 10, 2007. – С. 60.

[9] Спасо-Елеазаровский монастырь, древнейший на Псковской земле. Основан в начале XV века прп. Евфросином. В XVI веке старец Елеазарова монастыря Филофей формулирует церковно-политическую идею «Москва – Третий Рим, Россия – как хранительница истинного Православия». См.: Монастыри Русской Православной церкви. Справочник-путеводитель. – М.: Московская Патриархия, 2001. - С. 219 - 220.

[10] Перечислим лишь некоторых его посетителей в тот последний казанский период жизни старца: иеромонах Амфилохий (Скворцов) – в будущем архиепископ Красноярский и Енисейский; иеромонах Афанасий (Малинин) – архиепископ Саратовский; иеромонах Евсевий (Рождественский) – епископ Читинский и Забайкальский; иеромонах Варсонофий (Лузин) – епископ Владивостокский; иеромонах Софроний (Сретенский) – архиепископ Сан-Францисский; иеромонах Иона (Покровский) – епископ Ханькоуский.

[11] Епископ Иона (Покровский) (1888-1925) – выпускник Казанской Духовной академии, с 1915 доцент академии, из Казани ушёл в сентябре 1918 с Белой армией. Главный священник Южной армии. В Пекине служил в Русской Духовной Миссии. В 1922 был рукоположен в епископа Тяньзинского. Канонизирован РПЦЗ в 1996 году.

[12] Казанский телеграф. 26 сентября 1915, суббота, № 6683. Некролог.

[13] Иеросхимонах Серафим (в миру Василий Семёнович Кожурин) – один из последних насельников Седмиозерной пустыни. Родился в 1883 г., в семье крестьян Костромской губернии. 15 июня 1909 г. поступил в Седмиозерную Богородичную пустынь. Пострижен в монашество с именем Вениамин. Был посвящен в сан иеродиакона, затем иеромонаха. В 1928 г. был арестован и сослан. После ссылки вернулся в Казань. В 1940 г. был вновь арестован. После вторичной ссылки вновь вернулся в Казань, где и оставался до своей смерти. К открытому церковному служению допущен не был. Принял схиму с именем Серафим. Упокоился 9 марта 1969 года, погребен на Арском православном кладбище за алтарём церкви Ярославских чудотворцев. Ему удалось сохранить не только святые мощи старца Гавриила, но и чудотворную Седмиозерную Смоленскую икону Божией Матери, которая находится ныне в алтаре казанского Петропавловского собора.

[14] Епископ Казанский и Марийский Пантелеимон (Митрюковский) – (1912 - 1991) – с 1975 по 1988 гг. был правящим архиереем Казанской и Марийской епархии.