<%@Language=VBScript%> Погост Свияжской Макарьевской пустыни

Погост Свияжской Макарьевской пустыни

Эта глава наших повествований посвящена истории погостов двух обителей, расположенных в отдалении от Казани, но тесно связанных с ней как в прошлом, так и в настоящем, духовной жизнью.

Немного уж осталось мест в нашем крае, сохранивших в себе уходящее дыхание далёкой старины. Одно из них – возрождающаяся из небытия Макарьевская пустынь.

           И вряд ли найдётся хоть один проплывающий по Волге, кто не обратил бы свой восторженный взор на православный монастырь, приютившийся на фоне густого леса, в распадке крутого правого берега реки. Обитель своими белыми стенами храмов и часовен ещё издали притягивает к себе пытливый взгляд путешествующего. Нам близки и понятны чувства, которые были вызваны этим благолепием у императора Павла I и его детей Александра и Константина, следующих по Волге в солнечный майский день 1798 года по пути в Казань. Поэтому он и изъявил своё монаршее желание материально поддержать обитель. Отсюда  возникает вопрос – когда и как в этом отдалённом от жилья месте появилась сия пустынь и кто её устроитель?[1]

Обитель в середине XV  века основал преподобный Макарий, возвращаясь из казанского плена в костромские леса. Предчувствуя свою кончину в возрасте 95 лет в июле 1444 г. преподобный завещал своим ученикам «в память избавления своего от рабства агарянского устроить обитель на том месте, где он останавливался, возвращаясь из Казани», т.е. близ впадения реки Свияги в Волгу. Но его ученики были не в состоянии исполнить это завещание Макария, ибо эта территория входила тогда в состав Казанского ханства.

И только после покорения Казани войсками Иоанна Грозного представилась такая возможность. Один из иноков Унженской обители, схимонах Исайя пришёл сюда и начал обустраивать освященную молитвами прп. Макария пустынь.

Это был добродетельный и богобоязненный схимонах, который за свою благочестивую и благообразную жизнь удостоился любви и уважения у современников. И когда распространилось печальное известие об его мирной христианской кончине 10 декабря 1661 г., то многие поспешили отдать свой последний долг почившему молитвой об упокоении души его.

Место погребения схимонаха Исайи было утеряно ещё в глубокой древности. Современные монашествующие возрождаемой ныне Макарьевской пустыни и многочисленные паломники усердно молятся о нем.

Близ пустыни находилось кладбище (в старину оно называлось «вздыхалка»), на котором были похоронены не только монашествующие, но и многие жители Свияжска, в том числе и именитые. Самые ранние захоронения относились ко времени покорения Казани, ко второй половине XVI века.[2]

Есть люди, о которых можно сказать, что свет от них пробивает толщу времени и спустя десятилетия. Вечную жизнь им дают дела богоугодные. Рассуждая подобным образом, я имею ввиду подвижника веры Христовой иеромонаха святой обители о. Нила, в миру Николая Васильевича Хрисогонова.

Особо отец Нил проявил себя как неутомимый собиратель пожертвований. Собранное им тратилось на помощь бедным (в пустыни при о. Ниле всегда жило много странников), на покупку утвари для церквей и на помощь русским монастырям на Афоне.

Во все время своего монашества он из пожертвований благотворителей не израсходовал на себя ни копейки. В последние годы своей жизни он нёс послушание сборщика благотворений в пользу бедных вдов и сирот духовного звания Казанской епархии. С 1879 по 1886 г. им было собрано и представлено в Попечительство о бедных вдовах и сиротах духовного звания достаточно внушительная сумма по тому времени – 723 рубля. Его Высокопреосвященство Архиепископ Казанский и Свияжский Палладий, сознавая важность заслуг о. Нила, «за ревностную и полезную деятельность для блага бедных духовного звания» 22 марта 1886 года наградил его набедренником.[3]

Свою деятельность по сбору благотворительных денег о. Нил переносит далеко за пределы Казани. В отдельные годы число жертвователей достигает почти тысячи человек, среди не только городского, но и сельского населения.

Подсчитано, что о. Нилом за время его благотворительной деятельности было собрано почти десять тысяч рублей, что составляло в те годы достаточно солидную сумму.

Он и умер при исполнении того благородного дела, которому посвятил свою жизнь. В конце мая 1896 года о. Нил отправился по сбору средств в Мамадышский уезд, где и простудился. Сильно больной он вернулся в Казань, где в доме одного благотворителя во Владимирском приходе сподобился исповеди и Св. Таин. 30 мая он был в Попечительском совете, где пожаловался на своё нездоровье. 1 июня приехал в пустынь, на следующий день ещё простоял на богослужении. Вечером закрылся в своей келье, а к утру мирно отошел  ко Господу.

Отец Нил был погребен около южных дверей Вознесенского храма. Усилиями его сестры, монахини Свияжского женского монастыря Юлии над его могилой был водружен крест с надписью: «Господи, прими дух мой с миром! Под сим крестом покоится прах раба Божия иеромонаха Нила, скончавшегося 3 июня 1896 года; жития его было 73 года, в обители жил 35 лет. Никтоже без греха есть, токмо Ты един, Владыко! Сего ради преставленному и грехи остави и в рай того всели».[4]

Его могила, как и весь погост, были разрушены богоборческой властью. Но его деяния пережили эту власть, и мы, живущие в XXI веке, помним его и преклоняемся перед его трудами.

1 мая 1996 года наместником Свято-Вознесенского Макарьевского монастыря был назначен иеромонах Филарет (Егоров). Возобновились богослужения в древней церкви Вознесения Господня. Началась новая жизнь порушенной в богоборческие годы святой обители.

Живописный вид Макарьевской пустыни и его окрестностей напоминают странникам, взирающим на неё, о нетленной красоте Небесного Града. И несмотря на то, что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, не только в былые времена, но и сегодня есть люди, желающие «употребить всё время своё, все силы тела и души на богоугождение».

Да поможет им Бог своею благодатью идти путем спасения молитвами преподобного отца нашего Макария Желтоводского, Унженского и Свияжского.

Отче Макарие, моли Бога о нас!



[1] Подробнее об истории основания, разрушения и возрождения Макарьевской пустыни см.: Елдашев А.М. Причал молитв уединенных: Свияжская Макарьевская пустынь и ее небесный покровитель преподобный Макарий //Православный собеседник: Альманах Казанской Духовной семинарии. Вып. 2 (15). – Казань: Казанская Духовная семинария, 2007. – С. 160 – 169.

[2] Малов Евфимий, священник. Указ. соч. – С. 181.

[3] Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии за 1896 год. – Казань: типо-литография императорского университета, 1896. - С. 585.

[4] Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии за 1896 год. – Казань: типо-литография императорского университета, 1896. - С. 592.