<%@Language=VBScript%> Пророчества о Мессии — Спасителе людей — и Его царстве

Мы в предыдущей главе изложили учение псалмопевцев о средствах, необходимых для оправданиячеловека пред Богом, средствах, зависящих и употребляемых самим спасающимся человеком. Таковы: жертва, исполнение закона, чистота сердца; непорочность жизненного пути, покаяние, молитва, упование на Бога. Но множеством псаломских цитат было уже достаточно доказано, что спасение человека в большей и существеннейшей своей части, по учению псалмопевцев, зависит от Бога. Какие же средства употребляет Господь для спасения человека? Ответы на этот вопрос псалмопевцы дают, согласно со всеми другими ветхозаветными писателями, в пророчествах о Мессии. По изречению Иисуса Христа, в псалмах находятся пророчества о Нем, не менее ясные, чем у Моисея и пророков (Лк. 24:44). В новозаветных книгах приводится и прилагается ко Христу и Его Церкви очень много пророчеств из Псалтири. Отцы Церкви, особенно свв. Афанасий и Кирилл Александрийские, находили в каждом псалме немало пророчеств о Христе и Церкви. Новые толковники, западные и русские, признают также очень много мессианских пророчеств в Псалтири, хотя и не в каждом псалме, а лишь строго руководясь контекстом, прямыми новозаветными цитатами, церковным учением и ясным смыслом псаломских изречений. И эти толковники признают несколько псалмов, имеющих предметом всего своего, нередко довольно обширного, содержания пророчества о Мессии и Его служении, или некоторые лишь отделы из псалмов, имеющими общепризнанный у ортодоксальных богословов мессианский смысл. Руководясь этими толковниками и не повторяя их доказательств, имеющих очень обширную и пространную литературу[1], мы будем излагать пророчества о Мессии, заключающиеся в следующих псалмах: 2; 15:9-10; 21; 39:7-11; 44; 68; 71; 109. Из других псалмов будем приводить изречения, имеющие параллель, аналогию и тесную связь с этими мессианскими псалмами или приводимые в мессианском смысле в новозаветных книгах и христианских вероучительных системах.

Приводя мессианские пророчества, мы, главным образом, будем выяснять в них мысль о спасении человека Господом чрез Мессию и Его служение, и вообще начертаем общий образ служения Мессии как Спасителя людей от греха. Исходным пунктом в предположенном обозрении мессианских пророчеств должно служить пророчество Пс. 39:7-9: жертвы и приношения не восхотел ecu; тело же свершил Ми ecu: всесожжении и о гресе не взыскал ecu. Тогда рех: се прииду: в главизне книжне писано есть о Мне, еже сотвори-ти волю Твою, Боже мой. По апостольскому объяснению (Евр. 10:5-10), здесь заключается пророчество об отмене ветхозаветных жертв как очистительных пред Божественною правдою средств за грехи людей, и о замене их телом Иисуса Христа, единожды навсегда принесенным на Голгофе за грехи всех людей. Выше было уже раскрыто нами учение псалмопевцев о недостаточности жертв для спасения человека, о предосудительности надежды на них великого и неис-правляющегося грешника (Пс. 49; 50:18). Настоящее пророчество (Пс. 39), в первой его половине, естественно и законно, в духе ветхозаветного вероучения, признавать продолжением и дальнейшим категорическим раскрытием мысли 49-го псалма. Если самим ветхозаветным праведникам-псалмопевцам жертвы не давали надлежащего успокоения от мучений омраченной грехом совести, то естественно ожидать в будущем полной отмены их и замены средством более действительным для оправдания человека. Это последнее средство указано, по Божественному откровению, во второй половине пророчества: Тело же свершил (по русскому переводу с LXX: уготовал) Ми ecu[2], т. е. взамен принесения тел животных в жертву Богу будет принесено тело человека. Так и поясняет это пророчество апостол Павел и видит исполнение его в крестной искупительной смерти Иисуса Христа. Таким образом, в данном пророчестве предвозвещается общее значение служения Мессии, его спасительный для людей характер. Другие пророчества псалмопевцев подробнее выясняют, каким образом будет принесена новозаветная жертва и чрез нее даровано будет людям спасение.

Переходя к этим пророчествам, прежде всего, мы должны указать в них несомненно проходящее и проникающее псалмопевцев ожидание явления на земле и близкого участия в жизни людей особенного Лица, имеющего Божеское достоинство. Такое ожидание и упование, ясное и из контекста и разделяемое иудейским и христианским толкованием, заключается в Пс. 109:1 — рече Господь Господеви Моему: седи одесную Мене. Оно же несомненно видно в изречении 2:7 — Господь рече ко Мне: Сын Мой ecu Ты, Аз днесь родих Тя; а также в 109:3 — из чрева прежде денницы родих Тя, клятся Господь. — Эти три псаломских изречения проявляют веру и упование псалмопевцев на явление в мире Господа, Единородного, прежде век рожденного, Сына Божия. Если принять во внимание раскрытое нами выше учение псалмопевцев о Слове Божием и Его деятельности в мире (118:8-9; 32:6, 9; 106:20), то не сочтется странною для бого-просвещенного духа псалмопевцев вера в явление на земле второго Лица Святой Троицы — Сына Божия, спасающего людей (118:50; Евр. 1:1-6).

Из других изречений псалмопевцев видно, что явление на земле Сына Божия, Истинного Господа, по их верованию, будет не случайным и как бы лишь моментальным для совершения того или другого чудесного события. Так, например, Ангел Господень — Иегова — являлся Моисею в купине (Исх. 3 гл.), или избивал египетских первенцев (Исх. 12 гл.) и т. п., — совершал чудесные события временные и для временных нужд. В отличие от подобных кратковременных событий они возвещают Его царское продолжительное служение: престол Твой, Боже, в век века, жезл право-сти жезл царствия Твоего... помаза Тя, Боже, Бог Твой елеем радости паче причастник Твоих (44:7-9). Аз поставлен есмъ Царь от Него над Сионом, горою

святою Его     Господь рече ко Мне:... упасеши я жезлом железным... (2:7-9). Жезл силы послет Ти Господь от Сиона и господствуй посреде врагов Твоих... Господь одесную Тебе, сокрушил есть в день гнева Твоего цари (109:2, 5). Боже, суд Твой Цареви даждъ и правду Твою Сыну Цареву, судити людем Твоим в правде и нищим Твоим на суде (71:1-2). Очевидно, все эти пророчества неприложимы к частному, моментальному проявлению Господня могущества в каком-либо одном чудесном событии. В контексте их можно понять как предвозвещение продолжительного пребывания на земле, в звании и служении могущественнейшего Царя, обладающего всеми народами и имеющего Божественную природу, — Сына Божия, сидящего одесную Отца. Все эти частные черты в предвозвещении служения Мессии, при освещении их новозаветными событиями, могут быть поняты в своем единстве как пророчество о царственном служении на земле Богочеловека. Здесь несомненна вера в Его Божество, а вместе и в человечество (Царь и Сын Царя, царствующий на Сионе и т. п.). Но каким образом Бог будет человеком? — псалмопевцы умалчивают. Им Господь ясно сего не открыл.

Псалмопевцы в своих пророчествах о Мессии ясно определяют внешний повод и видимую в человеческой истории причину явления Его на земле и участия в жизни людей. Таковую причину они почти единогласно видят в возмущении против Бога и Его Царя народов, земных царей и князей, в намерении свергнуть подчинение и зависимость от Господа: предсташа царие земстии и князи собрашася вкупе на Господа и на Христа Его. Расторгнем узы их и отвержем от нас иго их (2:2-3). Вследствие этого возмущения псалмопевцы предвозвещают неизбежность брани и победы Мессии над Его врагами, враждебными царями и народами: упасеши я жезлом железным, яко сосуды, скудельничи сокрушиши я. И ныне, царие, разумейте, накажитеся ecu судящий земли (2:9-10; ср. 67:22-24). Стрелы Твоя изощрены, Силъне, людие под Тобою падут, в сердцы враг царевых (44:6). Особенно же в 109-м псалме предвозвещается эта брань с враждебными царствами, царями и народами: положу враги Твоя подножие ног Твоих... господствуй посреде врагов Твоих... сокрушил есть в день гнева Своего цари: судит во языцех, исполнит падения, сокрушит главы на земли многих (109:1-2, 5-6).

Псалмопевцы-пророки и детальнее указывают, в чем именно будет проявляться возмущение и вражда против Бога и Мессии различных царей и народов, которые восстанут на Него и дадут повод для Его брани с ними. Из предвозвещений псалмопевцев можно думать, что узы и иго, столь ненавистные царям и народам (2:3), будут иметь не политический, а нравственный характер. Так, несомненно, враждебные цари и народы постоянно нарушали истину, кротость и правду, а поэтому их надежда возлагается на Мессию-победителя: наляцы и успевай и царствуй истины ради и кротости и правды... Жезл пра-вости жезл царствия Твоего. Возлюбил ecu правду и возненавидел ecu беззаконие (44:5-8). Среди враждебных царств и народов не будет мира, правды, защиты убогих и нищих на суде; будет господство клеветника, лихвы и неправды... Посему на Мессию возлагается надежда: судити людем Твоим в правде и нищим Твоим в суде. Да восприимут горы мир людем и холми правду. Судит нищим людским и спасет сыны убогих и смирит клеветника, возсияет во днех Его правда и множество мира... Яко избави нища от сильна, и убога, емуже не бе помощника. От лихвы и неправды избавит души их... (71:2-4, 7, 12-14).

Общий вывод, по аналогии с другими обетованиями и пророчествами о Мессии, из приведенных частных указаний можно сделать тот, что нравственные преступления, нарушения милости и правды во взаимных отношениях людей, господство лихвы, насилия, неправды и т. п. преступления будут поводом для явления на земле Мессии и Его царствования, грозного для преступников и мощного для беззащитных праведников. В этих нравственных преступлениях, сообразно вероучению ветхозаветному, нельзя не видеть проявления той злобы и вражды семени змия к семени жены, какая предвозвещена еще в первоевангелии (Быт. 3:14-15). Таким образом, грех и его страшное и пагубное проявление в человеческом роде будет служить причиною явления на земле Царя-Мессии. А царствование Мессии будет водворять на земле нормальные нравственные отношения между людьми: мир и правду.

Чтобы определить характер служения Мессии как Царя, чтобы уяснить надлежащим образом смысл и цель Его царствования, Его борьбы и победы над враждебными царями и царствами, должно привести пророчество не раз уже цитированного 109-го псалма, подробнее других псалмов предвозвещающего победу Мессии над враждебными царствами. Среди предсказаний о Его победах псалмопевец предвозвещает: Ты ecu иерей во век по чину Мелхиседекову (4 ст.). Такое уподобление Царя иерею, очевидное соединение царского и священнического служения в одном лице, дает основание видеть особенный, не политический, а священнический характер во всем царствовании и царском служении Мессии-Царя. Царство Мое не от мира сего (Ин. 18:36), это изречение Царя-Мессии невольно зрится и как бы чувствуется в данном пророчестве псалмопевца о Мессии-царе и иерее по чину Мелхиседека. О служении самого Мелхиседека из ветхозаветных книг известно было, что он, будучи царем Салима, вместе с тем был и священником Бога Вышнего, благословил Авраама именем Бога Вышнего и получил от него, как священник, десятину (Быт. 14:18-20). О каких-либо войнах и победах этого царя-священника ничего не было известно. А поэтому естественно, по контексту всего мнимо воинственного 109-го псалма, понимать эти войны и победы Мессии в каком-то особенном смысле, который был бы согласен с образом служения Мелхиседека. На особенный характер войн и побед Мессии, предвозвещаемых в 109-м псалме, указывает и другое изречение того же псалма: с Тобою начало в день силы Твоея во светплостех святых Твоих (3 ст.). Это изречение и по еврейскому тексту, и по переводу LXX указывает на священный характер войн Мессии, на Его воинство, облеченное в священные одежды и состоящее из святых лиц. В связи с вышеуказанным характером царств и царей, враждебных Мессии, эти черты Его воинов дают основание предполагать, что вся система правления и воинствования Мессии будет иметь священный и нравственный характер, а не политический.

По всем этим данным, теперь, следует обратить внимание на пророчество 71-го псалма, также подробнее других псалмов предвозвещающего царское служение Мессии. В этом отношении особенно важны заключительные слова 71-го псалма: будет имя Его (Царя-Мессии) благословенно во веки, прежде солнца пребывает имя Его: и благословятся в Нем вся колена земная, ecu языцы ублажат Его (17 ст.). Изречение же о благословении всех колен земных имеет в ветхозаветных книгах строго определенный и ясный духовный смысл. Оно очень часто, дословно сходно, повторяется в обетованиях книги Бытия (Быт. 12:1-3; 18:18; 26:4; 28:14) и означает спасение человеческого рода от греха, примирение с Богом чрез Спасителя-Мессию. Следовательно, по пророчеству псалмопевца, целью служения Мессии-Царя должно быть духовное возрождение и примирение с Богом грешных людей, предвозвещаемое всеми пророками и ожидаемое всем Израилем на всем протяжении его истории. С этою целью согласны и поводы к Его воцарению, в нравственном отпадении людей от Бога, и священный характер Его служения и браней, и нравственно-просветительный характер Его царствования.

Итак, о царском служении Мессии в псалмах заключаются следующие пророчества: Он есть Лицо Божественное, Бог и от вечности рождаемый Сын Божий, престол Его вечен; но Он и истинный человек, сын Царя, помазан над Сионом Иеговой, облагодатствован-ный более других царей. Повод для Его явления на земле и воцарения будет заключаться в нравственно ненормальных отношениях между людьми, в господстве насилия, неправды, лихвы и т. п. С представителями этих ненормальностей и неправд — царями и князьями, собравшимися свергнуть с себя иго нравственного Господня закона, Он вступит в священную нравственную духовную брань и одержит над ними победу. Он будет царствовать мирно и утвердит правду, суд, законные отношения между людьми и даже низведет на все колена земные Божие благословение и примирит людей с Богом.

Но, согласно пониманию псалмов Иисусом Христом, апостолами и христианской Церковью, нельзя ограничивать предначертанный в Псалтири образ Мессии только обозренными псалмами. К ним нужно еще присоединить образ Мессии-Страдальца, предначертанный в 21 и 68-м псалмах, мессианское значение коих признано Иисусом Христом (Мф. 27:46; Ин. 2:14-17) и евангелистами (Мф. 27:33-35, 50; Лк. 23:33-34; Ин. 19:23-24, 30). Объединять содержание и предмет пророчеств о царственном служении Мессии с сейчас поименованными пророчествами о Мессии-Страдальце побуждает, кроме процитированных новозаветных свидетельств, и конечный результат служения Страдальца 21 и 68-го псалмов, вполне тождественный с результатом и последствиями для людей служения Мессии-Царя. Последствием страданий Страдальца, по 21-му псалму, будет служить обращение и поклонение Богу, служение Ему, прославление Его всеми племенами и народами (28-32 ст.); по 68-му псалму: прославление Господа всеми живущими на земле, любовь к имени Господню всех народов (35-37 ст.). Таковы же результаты и царского служения Мессии, особенно по 71-му псалму: ecu языцы ублажат Его. Благословен Господь Бог Израилев... исполнится славы Его вся земля (17-19 ст.). Такое близкое дословное сходство в пророчествах о служении, по-видимому, разных лиц дает полное основание думать, что, согласно новозаветному пониманию, и священные псалмопевцы-пророки видели богопросвещенным духом здесь служение одного Лица, но лишь с различных сторон Дух Святый озарял их духу Его служение и одними пророчествами пополнялось то, о чем умалчивалось или было лишь кратко высказано в других пророчествах. Что касается необходимых пополнений в предыдущих пророчествах, то они яснее всего требуются в пророчествах о Мессии — царе и иерее по чину Мелхиседека (109:4). Как выше было сказано, в контексте 109-го псалма это пророчество лишь косвенно давало знать, что царствование Мессии должно быть отлично от обыкновенных земных царствований. В 21 и 68-м псалмах подробнее раскрывается это отличие Его царствования и сходство с Мелхиседеком. Посредствующее и пояснительное звено между этим пророчеством о Мелхиседеке и 21 и 68-м псалмами можно видеть в вышеприведенном псалме 39:7 — жертвы и приношения не восхотел ecu, тело же свершил Ми ecu. К 109-му псалму это пророчество примыкает, поясняя жертву, которую подобно первосвященнику Мелхиседеку, принесет Мессия, а к 68-му псалму, поясняя, что жертва, угодная Богу паче тельца юна, роги износяща и пазнокти (68:32), будет состоять в Его крестных страданиях, предвозвещаемых в 21 и 68-м псалмах. Эта-то жертва и заменит ветхозаветные жертвы, как сказано в 39:7. Теснейшее сходство между пророчествами 39, 21 и 68-го псалмов несомненно и из того, что во всех их предвозвещается хвалебная песнь Богу, которую воспоет Страдалец-Праведник и которая будет в очах Господа ценна и вместе с Ним будет воспеваема всеми народами (21:23-32; 39:4, 10-11, 17; 68:31-37).

Теперь рассмотрим пророчества о страданиях Мессии. Прежде всего, должно отметить нравственный образ Страдальца: Он называет себя отроком или рабом Иеговы, как беспрекословный исполнитель воли Божией (68:18). Вся жизнь Его была непрерывным упованием на Бога: от чрева Матери своей Он был исторгнут Господом и был с тех пор всецело привержен к Богу, покоясь на уповании на Бога, как ребенок на груди матери (21:10-11). Страдалец всю жизнь принадлежал к числу ищущих Господа (68:7). Ревность о доме Божием снедала Его, богохульников считал Он своими личными врагами и хулителями (68:10), за веру и упование на Господа Он готов был терпеть и терпел поношения, укоризны и срамоту (68:8). В отношениях своих к ближним Он никогда ничего чужого незаконно не брал и готов об этом свидетельствовать пред лицом всеведущего Бога (68:5). Пред лицом всеведущего Бога Он также считает Себя вправе утверждать, что Он не совершал в жизни грехов и преступлений (68:6). Напротив, во имя ревности о Боге он возвещал о милости и истине Его в церкви велицей, среди сонма много. (39:11). Таким образом, всем пророчествам псалмопевцев о Мессии-Страдальце, или, по христианской богословской терминологии, о перво-священническом служении Мессии, несомненно, присуща мысль о Его собственной святости, невинности, безусловной преданности Богу. Но, несмотря на свою невинность пред Богом и людьми, Страдалец испытывает тяжкие несправедливые гонения от людей. У Него врагов, гонителей, ненавистников более, чем волос на голове, им нет числа (68:5). Многочисленности их соответствует и злоба по отношению к Страдальцу. Общее их отношение к Нему изображается, как презрение, уничижение, посрамление, уподобление Его червю (21:7; 68:20). Такое отношение выражается в различных формах, по своей тяжести для Страдальца постепенно прогрессирующих. Сначала враги Его составляют о Нем и заочно на своих пирах и попойках распевают насмешливые песни (68:13), потом лично к Нему обращают свои колкие речи, издеваясь над Его верой в Бога и в ожидаемое от Него спасение (21:8-9) и над Его печалью — постом и вре-тищем (68:11-12). Эти насмешки, колкости и издевательства тягостны Страдальцу, частью и сами по себе, как глумления над самой дорогой и святой для Него верой в Бога-Спасителя, а еще более и по Его одиночеству: у Него нет помощника (21:12), даже более: нет лиц, сочувствующих и сострадающих Его тягостному положению: ждах соскорбящаго, и не бе, и утешающаго и не обретох (68:21), и еще более: чужд бых братии моей и странен сыновом матере моея (68:9). Так, полное духовное и телесное одиночество, несомненно, должно тысячекратно усугубить страдания этого Страдальца. Но это одиночество нисколько не послужит к смягчению и умалению ярости и злобы врагов Страдальца. От насмешливых слов и заочных песней, враги переходят и к соответственному более фактическому обнаружению своей злобы и ненависти. Сначала они высказывают угрозы Его жизни, составляют планы о погибели Его, прикрывая еще иногда, чтобы обмануть и усыпить Его, льстивыми и ложными, на вид благожелательными, речами: благо же, благо же/ (39:15-16). Затем, эти речи и планы из заочных постепенно переходят в видимые и слышимые Самим Страдальцем. Может быть, эти речи, подобные которым впоследствии изложены пророком Иеремией (Иер. 20:10; 26:10-12), уподобляет псалмопевец яростному нападению злых псов: обыдоша Мя пси мнози (21:17). От злобных речей враги постепенно переходят и к осуществлению их, причиняя Страдальцу тяжкие физические и духовные страдания: как дикие васанские буйволы, они окружают и бодают Страдальца (21:13), причиняя и увеличивая Его раны (68:27). Конечной целью всех этих нападений служит погибель Страдальца: враги, как лев над добычей, раскрывают свою пасть над Страдальцем с намерением поглотить и погубить Его (21:14). И при этом ярость и злоба врагов прогрессивно растет и укрепляется (68:5).

Своей злобой враги доводят Страдальца до крайнего телесного и духовного изнеможения, до истощения и бессилия. Страдалец, оставленный, по-видимому, Богом и людьми, уподобляет свои жизненные силы и энергию разлитой воде, распавшемуся черепку, растаявшему воску (21:15-16). Он чувствует Себя как бы брошенным в глубокий тинный колодезь на морское дно, в вспенившиеся от бури глубокие воды, и представляет Себя, при отсутствии избавителя, тонущим и погружающимся в глубину бездны, тины и воды (68:2-3, 15-16). Его гортань высыхает от тщетного призыва помощи, от жажды и печали, Его очи меркнут от ожидания помощи (21:16; 68:4). Кратко сказать: Страдалец считает Себя полумертвым, на краю могилы, как бы сводимым в гробовую смертную персть: в персть смерти свел ми ecu (21:16).

Но и эти тяжкие страдания не смягчают и не умаляют, а, напротив, развивают и усиливают злобу и ярость врагов Страдальца. Они пронзят Его руки и ноги и у изможденного Страдальца будут со злорадством и презрением рассматривать и пересчитывать обнаженные и окровавленные кости: ископаша руце Мои и нозе Мои. Исчетоша вся кости Моя, тии же смотриша и презреша Мя (21:17-18). По справедливому мнению христианских толковников, здесь очевидно предвозвещаются крестные страдания Страдальца-Мессии. Страшно-мучительную жажду Страдальца утоляют желчью и оцтом: и даша в снедь Мою желчь и в жажду Мою напоиша Мя оцта (68:22). Ввиду умирающей от их злобы жертвы, враги делят между собою Его одежды по жребию: разделиша ризы Моя о себе и о одежди Моей меташа жребий (21:19). В тяжкие минуты своей жизни Страдалец даже как бы сомневается в Божией помощи Ему и восклицает: Боже, Боже мой! вонми Ми, вскую оставил Мя ecu (21:2).

Какая будет истинная причина страданий Страдальца-Мессии? В 21 и 68-м псалмах, подробно предвозвещающих Его страдания, указываются лишь внешние поводы к гонениям на Него современников и страданиям Его: Его благочестие и упование на Бога. Истинная причина и глубочайшая для богословской системы основа этих страданий, согласно апостольскому пониманию (Евр. 10:5-10), указываются в словах 89-го псалма: жертвы и приношения не восхотел ecu, тело же свершил Ми ecu. Т. е. страдания этого Страдальца назначены Господом в замену и отмену ветхозаветных жертв. И как ветхозаветные жертвы, прообразуя страдания Мессии, очищали грехи людей, так и эти страдания должны послужить к очищению грехов всех людей. Так, и в 68-м псалме предвозвещается, что Страдалец воспоет Господу хвалебную песнь, которая будет Ему угоднее ветхозаветных жертв (68:31-32). Нужно, впрочем, сказать, что как ни в одной из новозаветных священных книг нельзя найти ответа на все вопросы христианской догматики, так, и еще в большей мере, нельзя все их найти в какой-либо одной ветхозаветной книге. Искупительный за грехи всех людей характер и значение страданий Мессии раскрываются особенно ясно у пророка Исаии в 53-й главе. При пояснении псаломских пророчеств указанным пророчеством Исаии, можно предполагать, что изречение 39-го псалма: одержаша Мя злая, имже несть числа: постигоша Мя беззакония Моя (13 ст.), — наряду с уверенностью Страдальца в собственной невинности и праведности (9, 11, 17 ст.), могут быть признаны пророчеством о том, что на Страдальца будут возложены грехи всего мира и за них Он будет страдать (ср. Ис. 53:4, 12; 2 Кор. 5:21).

Цель страданий Страдальца в псалмах, предвозвещающих эти страдания, также прямо не раскрыта и не указана, и лишь по взаимоотношению других мессианских псалмов может приобрести некоторое прояснение. В 71-м псалме предвозвещаемое нравственное возрождение людей, подвластных Царю-Мессии (1-4, 7, 12-14, 16-17 ст.), можно считать общей целью Его явления на земле. Уместно заметить, что: Бога никто-же виде, токмо Единородный Сын, сый в лоне Отчи (Ин. 1:18) и Божия никтоже весть, точию Дух Божий (1 Кор. 2:11-12), посему и советы Господни, в полном их виде раскрытые в Новом Завете Единородным Сыном Божиим, не были доступны и открыты пониманию ветхозаветных людей. Они, в сенях и гаданиях, предвозвещали, так сказать, человеческую сторону в служении Мессии, значение Его служения для человеческой жизни и истории, о Божественных же советах и определениях мог возвестить только Сам участник их Сын Божий...

В анализе мессианских псалмов можно указать лишь немало пророчеств о последствиях служения Мессии-Страдальца и Царя для людей и их земной жизни. Здесь была область доступная и человеческому ветхозаветному богопросвещенному сознанию. Прежде всего, в 21 и 68-м псалмах, предвозвещающих страдания Мессии, предуказывается, что пострадавший и освободившийся уже от страданий Праведник воспоет Богу хвалебную песнь, которая будет Ему угоднее ветхозаветных жертв (68:31-32 ст.), среди церкви великой воспоет Господа (21:23, 26). В хвалебной Его песни будут участвовать даже небеса и земля, море и все живущее в нем (68:35-36). А тем более в хвалебной песни будут участвовать все семя Иакова и Израиля и все богобоязненные люди (21:24). С хвалой Господа и хвалебными песнями Ему будет соединена трапеза, в которой также примут участие люди всех классов и общественных положений: убогие и тучные земли, все смертные, сходящие в землю, все вообще богобоязненные люди, ищущие Бога, даже без различия национальностей: все колена земли (21:27-28, 30). Не лишены будут участия в этой трапезе и гонители и враги Страдальца Мессии, но только для них, насколько они не оставят своей вражды к Страдальцу, она послужит в сеть, и в воздаяние и в соблазн, в помрачение очей, в возбуждение гнева и ярости Господа (68:23-25). Для людей же богобоязненных участие в этой трапезе будет очень благотворно: оно послужит к обращению и поклонению Господу всех концов земли, распространению царства Господня по всем языкам и по всей земле (21:28-29). Участие в трапезе для людей богобоязненных послужит ко спасению (115:4), к поселению в восстановленном Господом Сионе (68:36-37). Даже еще высшие блага будут им дарованы: сердца их будут живы в век века, они составят из себя духовное верующее семя Страдальца-Мессии, которое из рода в род, без конца будет служить Господу и возвещать всему миру о Его благодетельных чудесах, и преимущественно о спасительных страданиях Мессии (21:27, 31-32). Затем, в обозрении последствий служения Мессии должно коснуться пророчеств о Его царском служении, особенно в 71-м псалме. Здесь предвозвещается, что будущий Царь принесет на землю всеобщий мир и правду (3 ст.), правильно будет судить столь часто угнетаемых на земле нищих и убогих; защитит их от сильных притеснителей и клеветников (4, 12-14). Даже более: Он спасет души убогих, Он избавит людей от лихвы и неправды (4, 13-14). Согласно с пророчествами о Мессии-Страдальце, и здесь предвозвещается в служении Мессии-Царя обращение и поклонение Господу всех народов. Ему покорятся, поклонятся и придут с дарами эфиопляне, цари фар-сийские и аравийские, острова, все цари земли и все языки, от моря до моря, от рек до конца вселенной будет Его царство (8-11). Все эти народы, служа Мессии-Царю, вместе с тем будут служить и прославлять и Господа, так что вся земля наполнится славою истинного Бога Израилева (18-19). Но кроме этих сходных предвозвещений, в данном (71) псалме есть одно существенное пополнение: благословятся в Нем, т. е. Мессии-Царе, вся колена земная (17 ст.). Согласно языку священных ветхозаветных обетовании (Быт. 12:1-3; 26:4; 28:14), здесь можно видеть лишь веру в примирение людей с Богом чрез победу над змеем и грехом, т. е. совокупность всех ветхозаветных мессианских спасительных чаяний. Вот главное и наиболее существенно важное последствие служения Мессии: наряду с нравственным преобразованием и возрождением победа над грехом, примирение с Богом и дарование людям спасительного Господня благословения!

Нельзя не отметить в рассмотренных мессианских псалмах сходства в пророчествах о вечности Мессии и Его искупительного служения со всеми его последствиями в 21-м псалме предвозвещается: душа моя Тому (т. е. Господу) живет... сердца их (спасенных) будут живы в век века (27, 30 ст.). В 71-м псалме предвозвещается, что Мессия-Царь жив будет (15 ст.)... пребудет с солнцем и прежде луны рода родов (5). Соответственно вечности Его, правда и мир, принесенные Им, будут на земле дондеже отымется луна (7 ст.), будет благословенно имя Его в век века (17, 19 ст.)... престол Его в век века (44:7-8).

Если, в заключение, объединить все псаломские пророчества о Мессии, то получится следующий Его образ: Мессия есть Сын Божий и сын человеческий; Он — Царь, имеющий вечный престол, и победитель боговраждебных царей и народов, а вместе и священник по чину Мелхиседека. Поводом к Его явлению на земле послужат ненормальные отношения между людьми: восстание царей и народов против Бога и Его нравственного закона, господство в мире лихвы, неправды, обид... Мессия будет примирителем людей с Богом и, при Своей собственной безгрешности, пострадает за грехи людей. Страданиями Он обратит к Богу все концы земли и будет среди обращенных народов правосудным царем, низведет на землю всеобщий мир и правду, спасет души убогих и дарует людям Божие благословение, утраченное в грехопадении первых людей. Он Сам и Его царство будут вечны.

Как относится предначертанный в псалмах образ Мессии к другим ветхозаветным пророчествам о Нем? Пророчества и обетования о Мессии Господь начал открывать людям с первых же времен их жизни. В первоевангелии была предвозвещена брань и победа Семени жены над семенем змия (Быт. 3:14-15). Затем дарование Господня благословения всем народам чрез потомство Авраама, Исаака и Иакова было предвозвещено патриархам (Быт. 12:1-3; 26:4; 28:14). Происхождение благословенного Семени жены из колена Иудова и Его владычество над всеми народами было предвозвещено патриархом Иаковом (Быт. 49:8-10). Позднее Моисей в конце своего служения предвозвестил явление на земле Пророка, подобного ему (Втор. 18:18-20). Еще позднее Давиду было предвозвещено через пророка Нафана, что от него родится сын, который будет и Сыном Божиим, будет вечно пребывать на престоле Давида и построит дом Господу (2 Цар. 7:5-15). Таковы были главнейшие мессианские пророчества и обетования, открытые Богом и известные псалмопевцам. В этих пророчествах, несомненно, менее ясно, нежели у псалмопевцев, раскрывается образ Мессии, но они послужили основанием для псалмопевцев. Так, предуказанная в первоевангелии вражда семени змия к Семени жены ясно проявляется в пророчестве псалмопевца о вражде к Мессии царей и народов (Пс. 2:1-4), доведшей Его до крестных страданий (Пс. 21 и 68). Обетование о благословении чрез потомство Авраама всех народов дословно повторяется в псалме 71:17. Пророчество Иакова о Потомке Иуды, как царе всех народов, повторяется псалмопевцами во 2, 44, 71 и 109-м псалмах и стоит в теснейшей связи с последними. Пророчество Давиду о сыне его — Сыне Божием, имеющем вовеки сидеть на его престоле, — воспроизводится и яснее раскрывается в тех же псалмах (2, 44, 71 и 109), часто в дословно сходных образах царствования Мессии. Таково отношение пророчеств псалмопевцев о лице и служении Мессии к более древним или современным (каково обетование Давиду), но несомненно известным им, аналогичным пророчествам и обетованиям.

Каково же отношение обозреваемых пророчеств к современным или позднейшим аналогичным пророчествам, находящимся в пророческих писаниях? В общем можно сказать, что как псалмопевцы пополняли и яснее раскрывали известные им древние и современные пророчества, так и пророки пополняли и раскрывали пророчества псалмопевцев. Было бы утомительно и едва ли особенно нужно приводить здесь все мессианские пророчества пророков. Отметим лишь главнейшие, имеющие близкое отношение к пророчествам псалмопевцев, пользуясь тем же планом, в каком обозревали пророчества псалмопевцев.

Прежде всего было раскрыто учение псалмопевцев о лице Мессии: Божественном и человеческом. По пророчествам псалмопевцев, Он будет Лицом Божественным, Сыном Божиим и Богом. Это положение раскрывалось всеми пророками в разных степенях ясности. Особенно оно раскрыто у Исаии, Иеремии, Даниила и Малахии. У Исаии Мессия называется Эммануилом, Богом крепким (8-9 гл.), у Иеремии — Иеговой (Иер. 23:5-6), у Даниила — сыном человеческим, имеющим Божественную вечную власть (Дан. 7:14), у Малахии — Господом (Мал. 3:1). Из контекста всех приведенных пророчеств несомненно продолжительное явление и служение на земле Господа-Мессии, Но нужно сказать, что пророчества псалмопевцев о Божестве Мессии, Его единосущии с Богом Отцом, предвечном рождении от Отца, отличаются большей ясностью и полнотой, чем все другие аналогичные пророчества. В последних Мессия лишь называется Богом, а у псалмопевцев находится более ясное учение о Его Божественном Существе, например, о единстве Его природы с Богом Отцом (2:7; 109:1) и предвечном рождении от Отца (2:7; 109:3). Более полное раскрытие, после псалмопевцев, учения об этом находится лишь в Новом Завете. А потому пророчество псалмопевцев о Божестве Сына Божия и Мессии имело значение в христианской богословской литературе. На него в доказательство Своего Божества ссылается Сам Иисус Христос (Мф. 22:41-45).

О том, что Мессия будет человеком, говорят другие пророки, но яснее всех их Даниил, называя Его Сыном человеческим (Дан. 7:13-14). В этом наименовании, столь часто употреблявшемся впоследствии Иисусом Христом, нельзя не видеть указания на то, что Он примет на Себя природу всех людей, что Он будет новозаветным общим Адамом, что каждый в отдельности человек, к какой бы народности, племени и языку он ни принадлежал, будет Ему родственен по плоти, как Адаму. Такой мысли псалмопевцы не раскрывают. Пророчество Даниила, в этом отношении, пополняет и их пророчества, как пророчества других пророков.

Выше было уже сказано, что псалмопевцы не предвозвещают, как Бог явится во плоти. Об этом предвозвестил Исаия в пророчестве о рождении Мессии от Девы (Ис. 7:14), единственном в Ветхом Завете. Правда, некоторые из христианских толковников в изречении псалмопевца: снидет яко дождь на руно (71:6) видели пророчество о сверхъестественном зачатии и рождении Иисуса Христа от Девы Марии. Но такое понимание не всеми разделяется, само основывается на преобразовательном понимании руна Гедеонова (Суд. 6:37-40) и не имеет непререкаемых оснований в контексте псалма. И во всяком случае, это пророчество не может быть поставлено в параллель и аналогию с пророчеством Исаии.

Второй вопрос в обозрении мессианских пророчеств псалмопевцев был поставлен о поводе в нравственном состоянии людей для явления на земле Мессии. Псалмопевцы таким поводом признавали возмущение народов против Бога и Его закона, нравственные преступления и т. п. На этот вопрос дается в пророческих писаниях очень много ответов. Можно сказать, что вся пророческая письменность наполнена строгим судом над нравственным состоянием людей и предвозвещением того, что в конце всей истории человечеству будет даровано единственно Господом спасение чрез Мессию-Богочеловека. Цитировать все их изречения на этот предмет было бы утомительно. Достаточно привести из Исаии: ecu яко овцы заблудихом, человек от пути своего заблуди, и Господь предаде Его (Мессию — Раба Иеговы) грех ради наших (Ис. 53:6). В этом изречении обобщено все, что говорится у пророков, в частности, в каждой главе их многочисленных обличительных речей. Обобщено же, очевидно, и то, что также по частным пунктам (лихва, неправда, притеснение убогих и т. п.) говорится у псалмопевцев по вопросу о нравственном состоянии человечества, как поводе для явления на земле Мессии-Спасителя. Таким образом, пророк Исаия пополняет и обобщает в данном отношении псалмопевцев.

Третий вопрос: о характере служения Мессии, царском и первосвященническом. О характере царского служения Мессии у последующих пророков возвещается, в общем, то же, что и у псалмопевцев, лишь с пополнениями в частностях. Так, согласно с псалмопевцами, пророки называют Мессию Царем, Князем (Ис. 9:5-6; Мих. 5:5-6), которому дана будет вечная власть над всеми племенами земли (Дан. 7:14), царство Его не рассыплется (Дан. 7:14, 27...). Затем, пророки в некоторых отношениях яснее псалмопевцев раскрывают мысль о правах Мессии на царскую власть, как потомка Давида и исполнителя данных последнему обетовании. Они возвещают, что Мессия воссядет на престоле Давида (Ис. 9:6-7), исполнит данные ему обетования верные (Ис. 55:3-5), будет вторым Давидом, как отрасль его потомства (Ис. 11:1; Ос. 2:1; Иер. 23:5; Иез. 34:11-12). Он заделает трещины и развалины в падшей Давидовой скинии (Ам. 9:11-12) и утвердит судом и правдою престол Давида, отца Своего (Ис. 9:7). Правда, в 88-м псалме вспоминается обетование Господне Давиду, данное чрез Нафа-на (2 Цар. 7), но лишь обетование о вечности пребывания потомства Давида на престоле (88:27-38), без ясного указания на мессианское достоинство потомка Давида и в противоположность лишь современному псалмопевцу униженному состоянию потомства Давидова (88:39-46). В чисто мессианских псалмах (2, 15, 21, 44, 68, 109) о происхождении Мессии от Давида не говорится.

Подобно псалмопевцам, и даже еще более подробно, пророки раскрывают образ Мессии как славного и мощного Царя, Победителя и Судии непокорных и враждебных народов земли. Так, пророк Исаия предвозвещает царствование Эммануила, умножению владычества Которого не будет предела (Ис. 9:7), Который жезлом уст Своих поразит землю (Ис. 11:4). Ему, по пророчествам Даниила, будут служить все народы, племена и языки (Дан. 7:14). Он будет судить народы по Своему всеведению (Ис. 11:2-3) и будет их всех переплавлять и очищать, как серебро и золото, будет для них как огонь и щелочь (Мал. 3:1-8). В этом отношении пророки, можно сказать, грандиознее и более общо, нежели псалмопевцы, предвозвещают славное царственное служение Мессии.

Но у пророков же, подобно псалмопевцам, не ограничивается образ Мессии, как Царя, указанными чертами. Пророк Исаия, предвозвещая власть и славу Мессии, называет Его Князем и Владыкой мира и прекратителем на всей земле войн и браней (Ис. 9:5-7), водворителем на земле правды и истины (Ис. 11:5-9), суда и закона (Ис. 42:1-4). Пророк Иеремия также предвозвещает, что Мессия, как отрасль Давида и Царь, будет поступать мудро, производить суд и правду на земле (Иер. 23:5-6). Пророк Михей называет Мессию — великого Царя до краев земли — миром, т. е. водворителем мира (Мих. 5:3-5). Пророк Захария предызображает Мессию Царем кротким и спасающим, праведным, имеющим истребить все военные орудия на земле и возвестить народам мир (Зах. 9:9-10).

Нужно, впрочем, заметить, что столь важное и характерное в псаломских пророчествах о царском служении Мессии уподобление Его Мелхиседеку (109:4) ни у кого из пророков не находится. В этом отношении изречение 109-го псалма единственно в Библии. Точно так же единственно в Библии изречение 71-го псалма, что в Мессии-Царе будут благословлены все племена земные (17 ст.). У пророков такого пророчества, существенно обнимающего всю ветхозаветную и новозаветную историю спасения человеческого рода, — нет.

В пророчествах о первосвященническом служении Мессии у пророков есть параллели и пополнения аналогичных пророчеств псалмопевцев. Это особенно нужно сказать о пророке Исаии и 53-й главе его книги. В этой главе предвозвещаются страдания Мессии столь же, если не более, ясно, как и в псалмах; Его язвы и мучения от ног до главы, Его бесчестие и незнатность, Его узы и суд, Его смерть среди разбойников и гроб у богатого. Пророк Даниил предвозвещает насильственное и внезапное прекращение жизни Помазанника (....................................- по еврейскому тексту) святейшего Мессии (Дан. 9:26) и также пополняет псалмопевцев. Таким образом, Исайя и Даниил, в пополнение псалмопевцев, ясно говорят о смерти Мессии, прямого и категорического указания на которую нет у последних. Но Исайя в пророчествах о страдании Мессии пополняет псалмопевцев преимущественно ясным раскрытием искупительного характера Его страданий: Сей грехи наша носит... Той язвен быстъ за грехи наша и мучен быстъ за беззакония наша, наказание мира нашего на Нем и язвою Его мы исцелехом... Господь предаде Его грех ради наших... ради беззаконий людей Моих ведеся на смерть (Ис. 53:4, 6-8, 12). Уподоблением безропотных страданий и смерти Мессии безгласию ведомого на заклание агнца (7 ст.) Исаия указывает на преобразовательное значение ветхозаветных жертв и в связи с таковым значением на их искупительный характер. Таким образом, пророчества Исаии пополняют и поясняют, с указанных сторон, заключающиеся в разных псалмах пророчества о страданиях Мессии (Пс. 21 и 68) и их искупительном значении (39:4-10). Менее существенное значение могут иметь частные черты в пророчествах о страдании Мессии пророка Захарии: о продаже Его за 30 сребреников (Зах. 11:12), прободении Его ребер (Зах. 12:10).

Последствия страданий Мессии у Исайи предвозвещаются сходно с псалмопевцами. Главным образом здесь нужно отметить краткое изречение: язвою Его мы исцелехом (Ис. 53:5). Частными проявлениями этого нравственного исцеления человечества нужно считать: утверждение завета рода (Израилева с Богом), распространение света среди языков, открытие их духовных очей, изведение их из нравственных греховных уз и темниц, из нравственной тьмы (Ис. 42:1-7; 49:8-9). У пророка Иеремии следствием служения Мессии признается спасение Израиля и Иуды (Иер. 23:6). У пророка Даниила предвозвещается: скончание греха, запечатание грехов, заглаждение неправд, приведение вечной правды, очищение беззаконий... и утверждение нового завета (Дан. 9:24—27). Посему, по пророчествам Исаии, спасенные Мессией, очищенные от скверн будут святыми (Ис. 4:3) и вся земля наполнится ведения Господня, как водой наполняется море (Ис. 11:9). Согласно с псалмопевцами пророки Исаия и Михей предвозвещают распространение в мессианские времена всеобщего между народами мира. Они же признают Мессию Страдальцем за мир людей и называют Его миром и Князем мира (Ис. 2:2-5; 9:6; 53:5; Мих. 4:1-4; 5:5). Пророчество псалмопевцев о трапезе Господней (Пс. 21 и 68) находится еще у пророка Исаии: сделает Господь на горе сей трапезу для всех народов, из тучных яств и чистых вин... и уничтожит покрывало, покрывающее все народы... и скажут: вот Он, Бог наш.! на Него мы уповали, и Он спас нас! (Ис. 25:6-9). Это пророчество во многом, особенно в просвещении богопознанием всех народов, пополняет псалмопевцев. Псаломское пророчество пред ним преимуществует лишь разъяснением тесной связи между евхаристической трапезой и страданиями Мессии, о коих в данном месте у Исаии не говорится.

Таким образом, в пророчествах о царском и перво-священническом служении Мессии пророки во многом пополняют псалмопевцев и яснее раскрывают Его образ как Царя и Спасителя людей; но в некоторых отношениях, как видно, пророчества псалмопевцев остаются единственными в Ветхом Завете.

Притом, при общем взаимном сходстве пророчеств псалмопевцев и пророков, есть у первых и особенность. У псалмопевцев предвозвещается внутреннее мучительное душевное страдание Мессии, порождаемое греховным бременем всего человечества и злобными издевательствами людей, тогда как у пророков (особенно у Исаии и Даниила) эти страдания изображаются преимущественно с внешней стороны, видимой для их современников и очевидцев. Возможно высказать предположение, что внутренние душевные страдания Спасителя были доступны богопросвещенному пониманию псалмопевцев более, чем другим пророкам, потому что они в своей совести испытывали и в своих псалмах изобразили величайшую тяжесть греха для внутреннего сознания человека и за свою невинность переносили страшные гонения от злобных врагов. По этой аналогии, в их душе естественно мог возникать вопрос: какой же непомерной тяжести внешние и внутренние мучения от семени змия (Быт. 3:14-15) должны выпасть на долю будущего Искупителя, святейшего Лица, имевшего принять на Себя бремя грехов всего человеческого рода? Ответ на этот вопрос Откровение и давало в приведенных псалмах. В таком ответе, без сомнения, заключалось глубокое, всеобъемлющее значение этих пророчеств для ветхозаветного и новозаветного Израиля. Эти псалмы поставляли не только как бы близ и пред очами людей, мятущихся греховной совестью или невинно страдавших, их Искупителя, но, по характерному выражению св. Афанасия, и сливали Его и как бы отождествляли с ними самими. Эти псалмы влагали в их мятущееся сердце и трепещущие уста слова и чувствования их »Брата»-Спасителя, искушенного и помогающего искушаемым (Евр. 2.11-18)[3], понесшего одинаковые, и даже тягчайшие их, страдания от греха и злобы. Так, и в этом учении сретаются и даже сливаются Ветхий и Новый Заветы, пророчества и Евангелие, и читатель вместе читает оба писания, находя притом здесь Евангелие, как бы о нем писанное и к его собственным личным страданиям прило-жимое во спасение!

В пророчествах о царском служении Мессии особенность псалмопевцев заключается в ясном наименовании Мессии Сыном Божиим, рожденным днесь, прежде денницы, из чрева (Пс. 2 и 109). Этого не говорят другие пророки. Особенность и в форме речи: псалмопевцы изображают как страдания Мессии Его собственными словами, истекающими из Его сердца (Пс. 21 и 68), так и богочеловеческое и царское Его достоинство изображают также Его собственными словами: Аз, Мене... (Пс. 2 и 109). Таких тайн в отношениях Сына Божия — Мессии — к Богу Отцу и Его собственного Богочеловеческого сознания другие пророки не касались. Они и здесь (как в пророчествах о страдании) предызображали величие Мессии лишь с внешней, мировой его стороны.


[1] См. Vigouroivc. Manuel biblique. Paris, 1894. Strack. Einleitung in das alte Testament. 1895. В русской литературе: Каменский. Изображение Мессии в Псалтири. Казань, 1878. Вишняков. О происхождении Псалтири. СПб., 1875.

[2] Очевидно, руководясь апостольским пониманием этого пророчества, мы держимся чтения его по LXX, а не по нынешнему еврейскому масоретскому тексту. То же правило соблюдается и в других мессианских псаломских пророчествах, где есть к тому основания.

[3] Столь отрадно звучащее для христианского сердца наименование Иисуса Христа "Братом» верующих (Мф. 12:46-50) имеет себе параллель в Ветхом Завете, по апостольскому объяснению, лишь в псалмах (Евр. 2:12-18 = Пс. 21:23).