<%@Language=VBScript%> Общий характер вероучения Псалтири

В западной богословской литературе имеет давнюю и значительную разработку наука так называемого Библейского богословия. Эта наука принесла значительную пользу и оказала большую услугу для уяснения богословского учения вообще и для догматического и нравственного богословия в частности[1]. Научное раскрытие Библейского богословия полезно и экзегету при установлении исторического понимания Священного Писания. Оно полезно и апологету в опровержении разных новых богословско-философских теорий, которые строятся нередко лишь на отрывочных библейских текстах, чаще всего новозаветных, вне генетической связи их с ветхозаветным и новозаветным общим вероучением.

Русскими учеными-богословами также сознавалась нужда в специальном развитии науки Библейского богословия. В Санкт-Петербургской Духовной Академии в 80-х годах существовала несколько лет особая приват-доцентура по Библейскому богословию и принесла, без сомнения, значительную пользу. Для русской  богословской  литературы  развитие   этой науки имеет, кроме общебогословского, интерес апологетический: в разборе новых, модных в образованном русском обществе, теорий, в виде толстовщины, и в полемике с многочисленными русскими сектантами, в виде штундистов, пашковцев, молокан и под., основывающих свое мнимо-истинное учение только на Библии и неправильном толковании отрывочных библейских текстов. Общее научное знакомство со всей системой и отдельными вопросами чисто библейского вероучения с величайшим успехом всяким полемистом может быть противопоставлено ложным сектантским теориям и толкованиям. И в русской богословской литературе существуют уже монографии по вопросам библейского богословия[2].

Среди них и предлагаемые статьи, надеемся, будут не лишними, особенно в виду значения Псалтири для христианского общества. Они представят собою посильный систематический свод вероучения Псалтири с его особенностями, местом в системе ветхозаветного учения и значением в сравнении с параллельным учением других библейских писателей[3].

Об общем отличительном характере вероучения псалмопевцев скажем лишь в двух-трех словах следующее[4]. Вероучение псалмопевцев носит по преимуществу сердечный и жизненно-задушевный характер. По замечанию одного западного богослова, псалмы заключают в себе «ответ, даваемый Богу верующим сердцем человека», ответ на Божие попечение о человеке[5]. Псалмопевцы сами переживали и испытывали спасительное значение осуществления вероучительных истин в своей жизни. Они поэтому и раскрывали эти истины в их проявлении в жизни каждого человека. Господь Бог, Творец, Промыслитель и Спаситель всех людей в псалмах преимущественно воспевается как Творец, Промыслитель и Спаситель всякого человека. Псалмопевцы, далее, изображали свое душевное состояние под влиянием сознания вероучительных истин и руководства ими в своей жизни, а по общности человеческой природы — и душевное состояние всякого верующего человека, руководящегося в жизни этими истинами. С этих исключительных точек зрения излагаются у псалмопевцев вероучительные истины. Их же и мы будем оттенять в своем анализе.

Мы остановимся на следующих истинах: Богопознании и его сверхъестественных и естественных средствах, учении о Боге Едином и Троичном, об отношении Бога к миру, как Творца и Промыслителя, о свойствах Божиих, проявляющихся в миропромышлении: всеведении, вездесущии, вечности, всемогуществе, правде, милости, святости; на учении о добрых и злых духах, о человеке, его природе, о грехе и спасении человеческого рода, о смерти и загробной жизни.

Сообразно вышеуказанным особенностям вероучения псалмопевцев, мы принуждены отступить несколько в плане и распорядке вопросов от русских догматических систем. Так, свойства Божий, рассматриваемые в последних в начале, в связи с учением о существе Бога, мы будем обозревать в связи с миропромышлением, в коем они проявляются и в связи с коим раскрываются в Псалтири.



[1] Литература по вопросу о Библейском, особенно ветхозаветном, богословии, его истории и значении указана у Ohler'a. Theologie des AltenTestaments. Tubingen, 1873.1, s. 33-66. Smend. Lehrbuch d. Alttestamentlichen Religionsgeschichte. Leipzig, 1893. S. 1-6.

[2] Например: свящ. Лебедев. Ветхозаветное вероучение во времена патриархов. СПб., 1886. Мансветов. Новозаветное учение оцеркви. М., 1879. Юнгеров. Ветхозаветное учение о загробной жизни. Казань, 1882 г.

[3] Они будут продолжением напечатанной в «ПравославномСобеседнике» за ноябрь 1894 г. речи: «Псалтирь и ее значение всвязи с заключающимся в ней вероучением».

[4] Об этом было достаточно сказано в вышеупомянутой речи.

[5] Smith. Das Alte Testament, seine Entstehung und Cberlieferung.Leipzig, 1894. S. 178.