Наследие Соловецкой библиотеки на страницах журнала “Православный собеседник”

2005 год стал особенным в жизни Казанской епархии, которая отметила 450-летие своего существования. Безусловно, важную часть ее деятельности всегда составляло духовное образование и просвещение. И, наверное, поэтому не менее важным событием является 150-летие журнала «Православный собеседник». В нем нашли отражение научные изыскания и устремления наиболее видных и талантливых ученых Казанской Духовной Академии, долгое время являвшейся одним из центров духовного просвещения России.

«Православный собеседник» стал четвертым из академических и вообще духовных журналов. Сама идея его создания возникла в 1853 году в связи с открытием при академии миссионерского противораскольнического отделения. Журнал начал издаваться с 1855 года при активном содействии высокопреосвященного Григория (Постникова), архиепископа Казанского. Во многом именно благодаря его участию «Православный собеседник» с самого начала стал быстро развиваться. Главной задачей журнала являлась противораскольническая деятельность, обстоятельная научная критика и опровержение основных положений старообрядчества.

Но для того, чтобы «Православный собеседник» занял одно из ведущих мест среди богословско-исторических научных журналов, необходима была сильная источниковая база. Эту задачу решила передача в академию книжного наследия двух библиотек. Это были библиотеки Ниловой пустыни и Соловецкого монастыря. Обе они сыграли важную роль в жизни как журнала, так и Казанской академии в целом. Библиотека Соловецкого монастыря стала главным научным сокровищем академии. А публикация памятников Соловецкой библиотеки повысила авторитет «Православного собеседника» не только среди духовных, но и специально-исторических изданий.

Принято считать, что начало Соловецкой библиотеке положил будущий игумен монастыря, а тогда инок Досифей, деятельность которого относится к концу XV – нач. XVI века. Большинство рукописей принадлежит к XVI, XVII и XVIII векам. Кроме того, есть списки с несомненно более древних текстов. Хронологически в библиотеке находятся памятники начиная с IX века («Слово о законе и благодати») и до конца XVIII века (поэма Ломоносова «Петр Великий»). Приблизительно половину всех книг составляют богослужебные; далее по количеству доминируют творения св. отцов, особенно аскетического содержания, сборники отеческих творений, поучения, послания, повести и сказания духовного, полудуховного и светского содержания, апокрифические сказания. Достаточно полно представлены сочинения славянской и русской письменности, начиная с древнейших болгарских и сербских памятников. Важное значение имеет присутствие в библиотеке житийной литературы, причем особое внимание уделяется житиям основателей северорусских монастырей.

Пребывание Соловецкой библиотеки в Казани начинается с 11 января 1855 года. Она была вывезена из Соловецкого монастыря из-за угрозы нападения английского флота в ходе Крымской войны 1853-1856 гг. Как уже было сказано, в это время в Казанской академии начало работу противораскольническое отделение. Желая указать миссионерам оружие против раскола там, где последний обнаружил свою силу девятилетним мятежом и откуда вышла знаменитая Соловецкая челобитная, преосвященный Григорий просил Св. Синод о передаче в академию 406 книг из состава библиотеки. Но библиотека, эвакуированная с Соловецких островов в Антониево-Сийский монастырь, была тогда нераспакованной, в 16 ящиках, которые Синод и распорядился отправить в Казань для отбора требуемых книг. Синод поручил владыке Григорию после отбора нужных для Академии книг представить свои соображения, что делать с остальными. Ответ ректора Казанской академии предугадать нетрудно: он предложил оставить всю библиотеку в Казани.

«Передача Соловецкой библиотеки в академию составила настоящую эпоху в научной жизни последней. Интерес к древней русской письменности и к русской истории сразу вырос до такой степени, что даже надолго заслонил в научной жизни академии все другие интересы», – такое значение придает профессор Казанской Духовной академии П.В. Знаменский книжному наследию Соловецкого монастыря.

С самого начала своего пребывания в стенах академии библиотека стала интенсивно изучаться. Первоначальная разборка ее продолжалась более года. Хранителем библиотеки был назначен И. Я. Порфирьев, кроме того, деятельными работниками по ее разборке стали И. М. Добротворский, А. И. Лилов, В. А. Ложкин и А. П. Щапов. Главной задачей академии при пользовании Соловецкой библиотекой стало изучение раскола. Безусловно, насущной задачей стало описание библиотеки, но это была большая работа, учитывая масштабность книжного наследия. Именно поэтому было принято решение о начале публикации источников библиотеки на страницах «Православного собеседника». Поспособствовало этому решению и указание Синода от 10 апреля 1858 года об усвоении Соловецкой библиотеки в постоянную и неотъемлемую собственность академии.

Начиная с 1858 года в журнале постоянно начинают издаваться памятники древнерусской духовной письменности, находящиеся в составе библиотеки. В 1855-1857 гг. Порфирьевым публикуется такой крупное сочинение, как «Просветитель, или изобличение ереси жидовствующих» Иосифа Волоцкого. Первые издания составили в основном жития святых, поучения и слова. В большинстве случаев в журнале печатались жития краткой редакции. Но иногда в виде вариантов публикуются и тексты распространенных житий: это относится, например, к житию Зосимы и Савватия Соловецких (1859). Примером ценности Соловецкого наследия стала работа «Арсений Грек при патриархе Никоне» (1858), напечатанная в журнале на основании источников библиотеки.

В это время ректором академии и одновременно редактором «Православного собеседника» становится архимандрит Иоанн (Соколов). С его именем связаны некоторые преобразования журнала. Он ставил перед собой цель сделать «Православный собеседник» органом, связующим академию с общественной жизнью, с проблемами современности. Большинство статей касалось русской церковной истории, но именно она многое объясняла в современной церковной жизни.

В период ректорства архимандрита Иоанна (1858-1864) было издано достаточно много важнейших памятников, без которых невозможно представить изучение раскола: например, с 1859 по 1862 гг. были изданы сочинения Максима Грека. Продолжено было издание творений святых отцов: в 1858 году опубликовано сочинение Григория Богослова, “Собеседования о жизни италийских отцев и о безсмертии души». Кроме того, публикуются памятники церковного и гражданского права. В 1862 году Добротворским был издан “Стоглав” – «в полном его виде по нескольким рукописям, с предисловием». А в 1860 году была издана Рукописная кормчая XV века. По-прежнему значительную часть составляют жития, сказания и послания. Наряду с публикацией произведений Иосифа Волоцкого, в 1863 году Павловым было издано одно из произведений нестяжателей – «Полемические сочинения инока князя Вассиана Патрикеева».

Помимо публикации источников, журнал издавал исследования молодых бакалавров Щапова, Лилова, Добротворского, Павлова. Практически все они участвовали в изучении рукописей Соловецкой библиотеки. Большинство исследований, касающихся непосредственно Соловецкого наследия, относится к 70-80-м годам. Скорее всего, это связано с тем, что академия в конце 70-х годов получила средства для подробного описания библиотеки. В августе 1875 года по инициативе митрополита Макария была создана комиссия по описанию рукописей. Это описание начинает издаваться с 1877 года в приложении к «Православному собеседнику».

Два десятилетия изучения состава библиотеки привели к написанию большого числа исследовательских работ по данной тематике. В эти годы шло активное изучение соловецких рукописей: апокрифов (И.Я. Порфирьев, В.Сахаров), толковой палеи (Успенский), азбуковников (А.П.Карпов), житий святых (И.Яхонтов), церковных служб (Красносельцев Н.Ф.), наследия соловецких авторов (П.В. Знаменский).

С августа 1868 года в должность редактора «Православного собеседника» вступил новый ректор, архимандрит Никанор (Бровкович). С его именем связан период нового расцвета академического журнала, чему способствовал также новый Устав 1869 года, который даровал академиям большую свободу и самостоятельность в деле издания своих трудов.

Среди из важнейших произведений, опубликованных в 70-е годы, можно назвать «Проскинитарий» Арсения Суханова, «Св. Василий Великий, его жизнь и проповеднические труды». В 80-е годы особое значение придается издания памятников древнеболгарской проповеднической письменности. Продолжается публикация творений святых отцов: Василия Великого, Иоанна Дамаскина, Иоанна Златоуста.

Большинство публикаций находилось в тесной взаимосвязи с изучением раскола. Судя по указанным выше памятникам, первоочередное значение имели произведения, на которые опирались старообрядцы, доказывая собственные убеждения. Целью журнала было развенчать их. Именно поэтому в разделе, посвященному расколу, мы находим множество статей, доказывающих несостоятельность воззрений старообрядчества на основании тех же самых памятников.

Но было бы неправильным сводить значение Соловецкой библиотеки исключительно – деятельности противораскольнического отделения. Безусловно, это было главным направлением ее использования. Но библиотека являлась ценным книжным собранием и по всей истории русской церкви и русской книжности в целом. Кроме того, благодаря тому, что в ней содержалось очень большое количество книг Священного Писания, могли проводиться исследования, посвященные ветхо– и новозаветной истории.

Как уже было сказано, важную роль сыграла публикация на страницах «Православного собеседника» описания рукописей Соловецкой библиотеки. Оно издавалось ежегодно, начиная с 1877 и до 1898 года, в приложении к журналу. Рукописи разделялись по содержанию в предметном порядке. Публикация на страницах «Православного собеседника» описания рукописей Соловецкой библиотеки имела неоценимое значение. Она привлекала научные круги к исследованию библиотеки, показала важность и необходимость использования ее книжного наследия для изучения истории всей русской церкви и истории раскола в частности.

Однако дальнейшая печальная история Казанской Духовной академии и ее журнала, к сожалению, заставляет отказаться от грядущих перспектив, которые заложили исследователи академии. После 1910 года практически вовсе исчезают со страниц «Православного собеседника» публикации древних памятников русской письменности, а также статьи против раскола и сектантства.

В 1921 году Казанская академия прекратила свое существование, журнал эта участь постигла еще раньше – в 1918 году редакция была закрыта. Что касается Соловецкой библиотеки, ее положение было достаточно неопределенным вплоть до 1928 года, когда она была передана в Ленинградскую публичную библиотеку им. Салтыкова-Щедрина, где и поныне хранится большая часть Соловецкого наследия. Библиотека изучалась и после революции, но столь пристального внимания, тщательного исследования, какое она имела в стенах Казанской Духовной Академии, уже не было.

Издание памятников Соловецкой библиотеки и исследований, посвященных ей, на страницах «Православного собеседника» отразило культурное наследие обитателей Соловецких островов в XV-XVIII веках, открыло новые возможности для детального изучения старообрядчества, с опорой на те произведения, которые раскольники считали доказательством правильности собственных воззрений. Были опубликованы древнейшие и наиболее исправные списки целого ряда сочинений древнерусской литературы.

Наличие в академии бесценного собрания Соловецкой обители, исследование ее памятников такими выдающимися учеными, как Порфирьев, Добротворский, Лилов, Щапов, Павлов, сделали историю русской письменности, русскую историю и историю раскола приоритетным направлением в исторической науке.

Публикации «Православного собеседника» не теряют своего значения и поныне. Ведь собственно история Соловецкой библиотеки еще не создана. И для того, чтобы ее история однажды увидела свет, необходимо изучать ее пребывание в Казанской Духовной академии и на страницах журнала «Православный собеседник». Только с учетом опыта ученых академии однажды созданная история книжности Соловецкого монастыря может стать настоящим глубоким исследованием.

Петрухина Жанна Геннадьевна,
студентка КГУ