Образ Воскресения Христова

Рассказывая о строении иконостаса, мы упоминали о праздничном чине, куда входят двунадесятых праздников и Страстей Христовых. Но самый главный праздник всех христиан - Воскресение Господа нашего Иисуса Христа. Иногда иконографический образ Воскресения можно встретить в праздничном чине, чаще этот образ помещают в алтаре.

Воскресение из мертвых Иисуса Христа -величайшее событие евангельской истории. Умерший на кресте и погребенный, Иисус Христос воскресает на третий день, своей смертью «попирает смерть», утверждает своим Воскресением возможность спасения человека от смерти и тлена. Последними словами Воскресшего Господа на 40-й день после Пасхи были: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я заповедал вам; и вот. Я с вами во все дни до скончания века» (Мф 28:19-20).

Праздник в честь этого события - величайший из праздников, «праздник праздников». Его второе название - Пасха - связано с тем, что, согласно Евангелию, Иисус Христос воскрес во время празднования иудейской Пасхи - праздника в честь спасения народа израильского от преследования египетского фараона. Принесенный Иисусом Христом Новый Завет

сменяет собой Завет Ветхий. Дарованное Им в Воскресении спасение всему роду людскому сменяет, затмевает собой то спасение одному народу, которое знаменует иудейская Пасха. Точная дата ее связана с днем весеннего равноденствия и лунным календарем, специально вычисляется для каждого года, повторяется через каждые 19 лет.

Нет на земле человека, которого бы не затронул, не захватил своим торжеством и красотой любимейший весенний праздник Пасхи, Светлого Христова Воскресения.

Многочисленны были и образы этого праздника во все времена существования древнерусской живописи. Они составили ее блистательную страницу. О Воскресении Христа сообщают все четыре евангелиста. Сообщив о факте Воскресения, евангелисты никак не описывают само это чудесное и таинственное событие, которому не было свидетелей. Поэтому в древнейшие, раннехристианские времена его обозначало изображение женщин, пришедших ко гробу с ароматами, и ангела, сообщающего, что Иисус Христос воскрес. Во втором веке нашей эры стал известен апокриф, который приписывался Никодиму, тайному ученику Иисуса Христа, получивший впоследствии название "Евангелие Никодима". Опираясь на это литературное произведение, иконописцы Византии, а затем и Древней Руси изображали Светлое Воскресение Христово.

Евангелие Никодима построено как рассказ сыновей старца Симеона - того старца, который узнал, принял когда-то принесенного в храм младенца Иисуса Христа. Его сыновья, согласно Евангелию Никодима, умерли незадолго до распятия Христа и затем неожиданно появились в городе Аримафее. По настоянию Иосифа и Никодима они описывают на свитке историю своего воскресения - историю их воскрешения сошествием во ад воскресшего Иисуса Христа и всего, что этому сошествию сопутствовало. Сыновья Симеона Богоприимца рассказывали, что, умерев, были они во аде в месте со своими «почившими от века». И вдруг в час полуночи проник в те мрачные места и воссиял свет, и все увидели друг друга. И тотчас патриархи, исполнившись радости, сказали друг другу: «Этот свет от великого света». Потом на середину вышел «подвижник пустыни» Иоанн Предтеча и сказал, что он уготовал путь для Сына Божия, что Сын Божий, взявший на себя грехи мира, приходил к нему, что он крестил его в Иордане, видел Духа Святого, как голубя, сходящего на него, и слышал Бога Отца, говорящего: «Сей есть Сын Мой возлюбленный», «И послал Он меня к вам известить, что идет сюда, дабы, кто уверует в Него, был спасен».

В это время Сатана обратился с речью к аду, говоря, что некто из рода иудеев, человек по имени Иисус, называвший себя Сыном Божиим, был распят и ныне умер. Он велит аду крепко держать Иисуса, так как Он много зла причинил Сатане, исцеляя, воскрешая людей. Ад в ответ попрекает Сатану, способствовавшего распятию Иисуса Христа, потому что если человек этот так легко воскрешал лишь словом на земле, то здесь они потеряют всех мертвецов, хранящихся в адской утробе.

Когда Сатана и ад говорили, раздался голос человеческий, но необычайно громкий, подобный грому: «Поднимите, врата князи ваши, врата вечные, и войдет Царь Славы». Ад велел своим демонам твердо заключить «врата медные и запоры железные», ибо «если Он войдет сюда, то постигнет нас горе». Снова раздался голос «Подымите врата», и тотчас, вместе с этими словами, медные врата сокрушились и железные запоры распались, и вошел Царь Славы как человек, и все темницы адовы просветились. Тогда ад воскликнул: «Кто Ты! Не Ты ли Иисус, о котором начальник наш

Сатана говорил, что крестом и смертью Ты ищешь наследовать весь мир». Тогда Царь Славы, Иисус Христос, взял Сатану и, предавши его пришедшим с ним ангелам, велел связать его «крепко до второго пришествия Моего».

Затем Иисус Христос простер десницу и «воздвиг праотца Адама». Потом, обратясь к остальным, сказал: «Всех, кого Адам погубил, прикоснувшись к древу познания, Я опять воскрешаю древом креста». И, благословив Адама, а затем и всех остальных, повел Он их всех из ада, держа праотца за руку. У дверей рая передал Он их архангелу Михаилу, а в раю они увидели двух почтенных мужей, Илию и Еноха, взятых когда-то на небо живыми, и человека разбойничьего вида с крестом в руке - благоразумного разбойника, распятого с Иисусом и уверовавшего в него, которого, узрев крест, пропустил архангел в царство небесное.

«Сошествие во ад» - не просто апокриф, дополняющий краткое, сдержанное повествование евангелистов о Светлом Воскресении Христовом. В нем в форме предельно наглядной раскрывается философский смысл Воскресения Христа как победы над смертью, как спасения уверовавших в Него от смерти, тлена и адской бездны. Поэтому с течением времени византийское искусство выработало приемы, позволяющие в едином образе передать суть рассказа о Сошествии во ад. И такие образы Сошествия во ад стали пониматься как образы Светлого Воскресения Христова, именно в них событие представало таким, каким оно должно жить в вечной людской памяти. Как Сошествие во ад изображала Светлое Христово Воскресение и древнерусская иконопись. Глубокие образы Воскресения в форме Сошествия во ад дошли до нас от древнейшего, домонгольского периода русского искусства, все эти произведения принадлежат к одному изводу, овеяны одним дыханием.

Идя по этому пути, сохраняя древние традиции, внося новые переливы красок, создает образ Воскресения великий древнерусский иконописец Дионисий в 1502 г. Давайте остановимся у этой иконы.

Легкие золотистые горки поднимаются над черным провалом адской бездны. А над бездной, на перекрестье поверженных адских врат, торжественно стоит Иисус Христос -подлинный Царь Славы в образе человека. Легкую, невесомую Его фигуру в пронизанных золотым свечением развивающихся одеждах, обрамляет лазоревый круг (мандорла) - символ вечности и славы. Весь он как бы соткан из фигур ангелов - херувимов, которые являются войском небесным. В белых кружочках - сферах, которые ангелы держат в руках, надписи, означающие различные добродетели: милость, девство, пост, смирение, любовь, мир, кротость, радость. Тонкими длинными копьями поражают они демонов в бездне, над которыми надписи: ярость, жадность, блуд. Так и в жизни только смирением, постом и молитвой можно победить в себе пороки и грехи. Своими руками Спаситель поднимает из гроба Адама и Еву, прощая им первородный грех. За Адамом встают величавые старцы - библейские патриархи Авраам, Исаак и Иаков; юноша в шкуре - первый пастух, сын Адама и Евы Авель; увенчанные коронами Давид и Соломон; в особой пророческой шапочке - юный пророк Даниил. А за Евой поднимаются из гробов женщины-праматери, простирая к Иисусу покровенные руки. Над ними Иоанн Предтеча указывает на Христа, объясняя Его приход. Рядом с ним взирает на Спасителя старец с ковчегом в руках - праведный Ной, спасшийся в этом ковчеге со всеми достойными во время всемирного потопа. С обеих сторон бесчисленное количество людей создает ощущение бесконечного, уходящего за мандорлу шествия. Адам и Ева, являясь прародителями всего человечества, возглавляют идущее к Иисусу Христу спасенное Им людское множество. Светлы не только светлы лики восставших из гроба людей, но и их алые, нежно-зеленые, золотистые, багряные одежды проникнуты светом. В своем сияющем разноцветье люди зримо противостоят мраку, черноте ада, у которого они отвоеваны. В белых одеждах поднимаются люди из гробов, стоящих в самой адской черноте, еще более усиливая ощущение бесчисленности спасенных. В самой бездне ада два ангела, сверкающие золотом одежд, святостью нимбов, сковывают Сатану, утверждая окончательность победы света над тьмой. Но не только полноту победы, а и путь к ней зримо представляет сей образ. Над мандорлой Иисуса два ангела в багряных, золотых, нежно-зеленых одеждах высоко возносят крест - орудие смерти и страдания, ставшее тем самым орудием победы над злом.

Широкое исхождение праведников из ада, представляющее спасение рода человеческого, в образах Воскресения Христова стало излюбленным мотивом и у иконописцев, современных Дионисию, и у мастеров, живших после него.

Древняя, каноническая форма извода Воскресения Христова как Сошествия во ад всегда сохранялась в древнерусском искусстве. Но рядом с ней возник в XVII в. еще один иконографический извод. Дело в том, что в западном искусстве воскресение Христа изображалось, как на Руси говорили, «по самомышлению», т.е. не прямо опираясь на текст Евангелия или апокрифа, а предполагая от себя, как бы оно могло быть. Представляя Воскресение Христово, западные художники обычно изображали гроб, спящую стражу и подымающегося из гроба Иисуса Христа, часто окруженного сияющим в ночи светом. Вот этот-то тип изображения усвоили русские мастера, когда во второй половине XVII в. на Руси стали появляться модные западные гравюры. Этот новый тип изображения, передающий событие не только «по самомышлению», но и с чисто внешней стороны, не передавал глубинного смысла спасительной жертвы Христа. Русские мастера соединили две композиции в одну. И все же этот извод мы встречаем редко в православном церковном искусстве.

Иконографический образ "Сошествие во ад"самая точная передача смысла Воскресения. Каждая душа, обретшая Иисуса Христа, отныне знает, что человек- не одинокий скиталец в черной космической пустыне, а дитя Божие, соучастник Божественных замыслов. В Христе сокровенный и непостижимый Творец стал близок нам, и это наполняет жизнь радостью, красотой, смыслом. Нет больше «пугающего безмолвия бездны», над всем - свет Христов и любовь Небесного Отца.

Со Светлым Христовым Воскресением Вас!

Юлия Владимировна Алексеева,
преподаватель иконописи КазДС