Из жизни Казанской Духовной Академии (продолжение)

(продолжение, нач. в №№ 2-2003 -1-2006)

(По книге П.В. Знаменского "История Казанской Духовной Академии за первый (пореформенный) период ее существования". Казань, 1892)

При ректоре Григории и особенно Парфении полагаться на облегчение в учебе всетаки было не совсем надежно, и студенты готовились к экзаменам серьезно, стараясь, хоть слегка, познакомиться на всякий случай с целыми системами наук. При ректоре Агафангеле, который, как было уже сказано, жалея студентов, сам позволял себя немного обманывать, приготовление к экзаменам стало немного легче. «Раз даже сам он, - рассказывается в воспоминаниях А. А. Виноградова, - помогал нам (4 курсу) скрыть прорехи наши на экзамене, производившемся в присутствии Преосвященнаго Григория по патрологии. Экзамен этот для нас был совершенной неожиданностью». Он был обьявлен преосвященным раньше срока, положенного в расписании, и в то же утро, не более как за час до приезда самого владыки, так что студентам некогда было приготовить и подробного конспекта. «Но вскоре мы нашлись. И.М. Добротворский первый подал мысль не писать одного общего конспекта, а писать его на билетах, каждому студенту было отдельно, а ректору сказать, что одного общего конспекта написать не было возможности. В то же время послали за преподавателем патрологии М.М. Зефировым. Узнавши, что по патрологии мы не готовились, М.М. Зефиров сказался больным. Таким образом экзаменовать пришлось самому ректору. Экзамен сошел блистательно. Дело в том, что конспекты на билетах успели написать самые подробные», и по ним готовиться к ответам, при тех знаниях, какие студенты имели по патрологии, очень легко у самого стола. «Трудно было отвечать только первому студенту, почти без предварительного просмотра конспекта. Но И.М. Добротворский, обладавший громадной памятью, выручил, а дальше пошло, как по маслу. Ректор, взявший билет у отвечавшего студента, сам иногда подсказывал по нему и поправлял ответы студента. Преосвященный Григорий остался вполне доволен такими ответами, велел поблагодарить Михаила Михайловича за хорошие знания студентов по патрологии, тем более замечательные, что экзамен был неожиданный; выразил при этом сожаление о том, что сам о. Михаил захворал. Когда студенты по окончании экзаменов поспешили возвестить М.М. Зефирову, что экзамен по патрологии сошел отлично, что

преосвященный Григорий велел объявить ему благодарность. Михаил Михайлович сначала изумился, но потом, узнавши о нашей проделке, рассмеялся и сказал: «Ну , молодцы, ребята, выручили? Спасибо вам, а не мне». В этом рассказе все взаимные отношения и экзаменаторов, и студентов, и наставников обрисовываются так выразительно, что не требуется, кажется никаких комментариев. Ректор Агафангел и на своих собственных экзаменах относился к фокусам студентов с самой деликатной невнимательностью, вставая, например, из-за стола и смотря в окно каждый раз, как при перемене предмета экзамена на столе раскладывались новые билеты.

Виртуозность студентов при нем начала развиваться до высшей своей степени. Явились попытки довести систему меченых билетов до того, чтобы каждый студент мог готовиться и отвечать только по одному определенному билету. Выполнение этой задачи началось с увеличения разрядов, на которые делились билеты, - гладкие, с печатками - цельными и половинными, сквозные, с гладкими и шероховатыми краями от способа их разрыва, с шероховатыми по одному краю, по два и. т. д. Изобретательность учившегося тогда в академии VII курса на этом, кажется, и остановилась. Следующий VII курс пошел далее: кроме разделения билетов на разряды, студенты этого курса обратили внимание на самую их раскладку на столе. Те случайные и небрежные зигзаги, в каких билеты раскидывались по столу, положено было производить искусно, по заранее составленному рисунку, на котором каждый билет занимал бы в том или другом колене этих зигзагов вполне точное и счетом определенное место. Пред каждым экзаменов студенты производили для этого тщательную репетицию, на котором избранный по проворству рук студент, поставленный под страшную ответственность пред целым курсом, учился раскладывать билеты, а все другие присматривались к его манипуляциям и замечали, как ложатся их билеты. На экзаменах махинация эта производилась всегда артистически; избранный студент выходил с билетами, даже тасуя их по дороге заранее подобранными партиями, потом с видимой небрежностью выкидывал их на стол и быстро разводил одним движением руки как бы в случайные зигзаги под зорким наблюдением всех студенческих глаз, - каждый билет оказывался на своем месте по предначертанной таблице. Ответы, конечно, были превосходные. Ректор Иоанн скоро понял эту хитрость, но, оценивая студентов вовсе не по тому, что они говорили из заученного по книжкам, нисколько не мешал их искусству, а на экзаменах при преосвященном Афанасии даже потворствовал, сам поправлял билеты, выбившиеся на сторону, или, взяв какой-нибудь билет, чтобы посмотреть на него, несколько времени вертел его в руках, к великому смущению его хозяина, потом, зорко посмотрев на студентов продолжительным взглядом, с полной серьезностью укладывал этот билет на старое место и в том же положении, как он лежал. Проделки студентов по находчивости и чистоте работы ему, кажется, даже нравились и увеселяли его. В случае несчастного захвата чужого билета студент не должен был отвечать по нему, а читать всетаки свой собственный билет, чтобы не спутать других; но в такой подмене содержания билетов почти никому и не приходилось прибегать, потому что в отыскании своего билета не было никакого затруднения даже для самих близоруких людей.

Мы уже рассказывали, как ректор Иннокентий в 1864 году разом разрушил всю эту механику, отменив на экзамене не только билеты, но и конспекты, и притом, к общему замешательству студентов, перед самыми выпускными экзаменами и перед ревизией преосвященного Афанасия. Озадаченное юношество спас известный взгляд преосвященного Афанасия на экзамены как на испытание не одних студентов, но и наставников. Не желая нажить неприятности, последние встали за студентов и согласились на их просьбы предупредить их заранее, о чем их будут спрашивать на экзаменах. Дело пошло опять как по маслу и кончилось бы совсем благополучно, если бы преосвященный не увидал случайно в руках одного бакалавра списка, где пред фамилией каждого студента был заранее намечен предмет его ответа.

(продолжение следует)

 

Вести

Учащиеся Казанской Духовной Семинари
совершили экскурсию
в Благовещенский собор

12 апреля студенты Казанской Духовной Семинарии, обучающиеся в иконописном классе, посетили древнюю святыню Казанского кремля - Благовещенский кафедральный собор, где преподаватель иконописи Алексеева Юлия Владимировна, прочитала лекцию о символическом и богословском смыслах православного иконостаса.

Иконостас Благовещенского собора, уничтоженный в годы правления безбожной власти, был воссоздан по чудом сохранившимся дореволюционным фотографиям к празднованию 450-летия Казанской епархии и 1000-летнему юбилею г. Казани. На сегодняшний день он является наиболее полным образцом русского многоярусного иконостаса на территории Казани и епархии.

Официальный сайт Казанской Духовной Семинарии