Утраченные православные храмы Казани
Уважаемый читатель! В предыдущем номере «Семинарского вестника» мы начали публиковать малоизвестные материалы, связанные с утерянными православными храмами Казани. Мы рассказали об Успенском соборе и Боголюбской (Екатерининской) церкви.
Сегодня наш рассказ о Николо-Вешняковской, Николо-Ляпуновской, Ильинской церквах и о так называемом «стекольном ските».

Николо-Вешняковская церковь

Церковь св. Николая Чудотворца принадлежала к древним казанским храмам. Ее основание относится ко второй половине XVI века. О ней уже упоминается в 1555 году при перечислении угодий, данных жалованною грамотой царя Ивана Грозного казанскому архиепископу.1 В писцовых книгах Казани за 1566-1568 г. ее место обозначается как: «на старых воеводских огородах, в новом остроге, в Вешняковой слободе».2

«Вешняковской» называлась она потому, что была построена в слободе, где жили стрельцы приказа Вешнякова (или Вишнякова), подобно тому, как от головы Елизара Гляткова назывались Глятковы слободы, в которых находится церковь великомученицы Параскевы Пятницы. В 1674 г. деревянная постройка была заменена каменной. Церковь неоднократно горела (1749, 18153, 1842 гг.), а после пожара 24 августа 1842 г. она была полностью перестроена. В 1849 г. строительство начал архитектор Ломан, а в 1853 г. его окончил архитектор Бессонов. Значительные пожертвования мирян дали возможность значительно расширить и украсить храм.4 Особую лепту в это внес казанский 2-й гильдии купец Сергей Егорович Павлов, который до этого, в 1832 г., благоустроил Боголюбскую (Екатерининскую) приходскую церковь, что в Адмиралтейской слободе. Кроме затрат на строительство (30 тыс. руб. серебром), он заплатил за изготовление иконостаса 6 тыс. руб. серебром. Иконы были написаны в мастерской Гагаева5. Павловым также были куплены все три паникадила в трех приделах, все подсвечники, лампады.

Храм был освящен Архиепископом Казанским и Свияжским Григорием 10 сентября 1853 г. В освящении приняли участие архимандрит, ректор Казанской Духовной академии Парфений, настоятель Спасо-Преображенского мужского монастыря, ректор Казанской Духовной семинарии Иосиф, инспектор КазДА Паисий, игумен Кизического Введенского мужского монастыря Мелетий, ключарь Благовещенского кафедрального собора Рапидов6 и священник обновленного храма Андрей Гурьевич Ласточкин.7

В храме было три престола: главный - Введения во храм Пресвятой Богородицы, правый - Алексия человека Божия, левый - святителя и чудотворца Николая. Храм, как по наружности своей, так и по внутренней отделке, принадлежал к числу красивейших в городе. Он был выполнен в русско-византийском стиле. Церковь венчала единственная глава на массивном барабане, рядом к ней была пристроена двухъярусная колокольня. При церкви с северной стороны в 1853 г. усердием Сергея Егоровича Павлова была построена часовня.

Церковь разобрали в 1929 г. Сейчас на ее месте стоит пятиэтажный «сталинский» дом № 1 по ул. Островского.

 

Никопо-Ляпуновская церковь

Церковь Николо-Ляпуновская, или Николо-Стрелецкая, была построена стрелецким головой Истомой Ляпуновым (или, по позднейшему помяннику, Димитрием Истомой Ляпуновым) еще до 1566 г., так как в Писцовой книге 1566-1568 г. она уже упоминается.

С именем основателя церкви связыва-ется древнейший из сохранявшихся до начала 1930-х годов надгробных памятников - каменная плита, лежащая во дворе церкви над могилой дочери Ляпунова Анны. На плите читались следующие слова: «...инваря 24... часов пр...ое блаженство... итрия Степанова...ова дочь ево де...Димитриевна жития... лет и 7 месяцев...ангела ея прав... ля 3 числа котор...погребена на сем месте под сим камнем».8

В древности церковь имела и другое название, Николо-Девичья, так как в XVI веке она входила в состав Никольского девичьего монастыря. В этом монастыре был еще и Ильинский храм.

Число сестер там в начале XVIII века было даже больше, чем в Казанско-Богородицком женском монастыре, и насчитывало: кроме игумении и казначеи, 88 рядовых (в Бого-родицком 79) и 14 новопостриженных монахинь (в Богородицком 6). Монастырь прекратил свое существование после сильного пожара 1749 г., из-за которого так и не смог восстановиться, хотя еще какое-то время духовная жизнь в нем теплилась, о чем свидетельствует надпись, отлитая на колоколе колокольни Николо-Ляпуновской церкви: «1752 перелить сей колоколъ въ Казань Николаевской девичъ монастырь Ляпунова». О более позднем существовании обители говорит также и упоминание о нем в «Опыте Казанской истории» П. Рычкова (1767 г.).9

К началу XVIII века древние храмы Николо-Ляпуновского прихода претерпели большие изменения. Никольский храм, вначале деревянный, был заменен освященным в 1695 г. каменным, с приделом Архангела Михаила вместо прежнего Зосимо-Савватиевского. Прежний Козьмо-Дамианский храм уступил место каменному Ильинскому, освященному в 1736 г.

Оба храма пострадали от пожара в 1815 г. Никольский был восстановлен в 1818 г. и тогда же освящен. Он сохранил свой архитек-турный владимиро-суздальский тип. Храм был расписан казанскими художниками - изображение евангелистов на фонаре было написано в 1824 г. живописцем Александром Григорьевым, изображение Господа Саваофа в куполе писано в 1855 г. художником, губернским секретарем Николаем Егоровичем Огородниковым. Им же в 1855-1856 г. писаны иконы в иконостасе. Росписи храма хранили имя еще одного художника – Григория Артемьева, который в 1856 г. написал изображение Спасителя с апостолами.

Ильинская церковь была возобновлена лишь в 1832 г. и переосвящена в память обновления Храма Воскресения Христова. При ней был устроен придел в честь Архистратига Михаила, Иконостас для нее был построен еще в 1823 г. экономическим крестьянином с, Егорьево Казанского уезда Николаем Желтухиным по плану, составленному жителем гор. Депрейса Никанором Быковым. Отметим, что на колокольне храма висел колокол весом почти в одну тонну, отлитый в Казани, на Подлужной улице, на известном заводе Рукавишникова.

В 1870-1885 г. Николо-Ляпуновский приход временно был лишен самосто-ятельности и приписан к Николо-Низскому приходу.

Никольская церковь была небольшим кубическим сооружением, перекрытым куполом

с крестом на фигурной шейке, напоминающей ампир. С запада была пристроена арочная галерея, сильно «утонувшая» в земле - взорвана летом 1963 г. Ильинская церковь - памятник барокко, обычный для Казани, уничтожена в 30-х годах XX века.10 Сейчас на месте храмов находится здание бывшего Дома политического просвещения Татарского обкома КПСС, а ныне - президиума Академии наук Республики Татарстан.

 

Ильинская церковь

Первоначально деревянная, Ильинская церковь находилась на так называемой Мокрой улице, что за Булаком. Это примерно на месте пустыря между железнодорожным вокзалом и современным Дворцом спорта.

Время основания, по одним источникам - вторая половина XVII века, по другим - 1722 г.11 Известно, что 30 августа 1738 г. духовенству «церкви пророка Илии, что в Мокрой слободе», был выдан новый антиминс вместо обветшавшего старого.

Церковь Ильинская была одним из бедных казанских забулачных храмов, хотя и считалась одной из красивейших церквей Казани. Она неоднократно подвергалась опустошительным пожарам. После пожаров 1749 и 1815 г, по бедности и малочисленности своих прихожан, долгое время оставалась в запустении. В последний раз в ХIХ веке она погорела в 1859 г.

С 1876 г. церковь была приписана к Успенскому собору и составляла с ним один приход. Когда и кто отстроил каменную Ильинскую церковь, неизвестно. Но только до пожара 1749 г. она была еще деревянной. Поэтому можно предположить, что каменная церковь была устроена в 50-е годы XVIII века.

Престолов в ней было два: главный - во имя пророка Илии Фесвитянина и придельный во имя Толгской иконы Божией Матери. В 80-е годы XIX века в храме служили приходские священники Кремков В.А. и Кроковский А.И.

 

Стекольный скит

В Казани было довольно много старообрядцев, принадлежащих к трем основным согласиям: одному поповскому, имеющему священников - Белокриницкой иерархии, и двум беспоповским - старо-поморскому и поморско-брачному. Фактически, на Арском кладбище были два участка, на которых хоронили старообрядцев. На одном из них, который назывался Часовенным кладбищем, погребали старообрядцев Бело-криницкой иерархии, на другом, Поморском погосте, - старообрядцев беспоповских согласий. Самое известное из захоронений на Поморском кладбище -могила знаменитого благотворителя и одного из лидеров старо-поморской общины, купца, потомственного почетного гражданина Казани Якова Филипповича Шамова († 30 ноября 1908). Но оба этих старообрядческих кладбища действовали неофициально, формально эти участки составляли часть православного Арского кладбища.

У старообрядцев старопоморского согласия в Казани было еще одно кладбище, совершенно нелегальное по законам Российской империи. Это был так называемый стекольный скит, который входил в Ильинский приход. До середины XVII века на этом месте находился монастырь Дмитрия Прилуцкого, принадлежавший Спасо-Преображенскому монастырю, закрытый якобы за приверженность монахов старым обрядам и традициям. Старообрядцы-беспоповцы почитали это место, вероятно, уже со второй половины XVIII века, собираясь здесь для служб. Здесь же и хоронили усопших - на возвышенном месте находился погост раскольников.12

Еще в 1830 г. купец-старообрядец Василий Андреевич Савинов построил на этом месте якобы стекольный завод. На самом деле никакого стекольного завода здесь никогда не было, а Савинов под видом завода, чтобы сохранить это место за старообрядцами, построил два молитвенных дома - мужской (на 15 человек) и женский (на 12 человек), в которых жили и молились престарелые бедные раскольники. В молитвенный дом Савинова приходили молиться и раскольники с. Верхнего Услона. Во время своего проезда через это село с целью осмотра своей епархии в 1831 г. архиепископ Казанский Филарет предпринял попытку склонить их в православие, но безуспешно.

В 1847 году молельный дом был закрыт властями как незаконный. С этого времени вплоть до начала XX века дом находился в запустении, но старообрядцы продолжали его эпизодически посещать и ремонтировать, а также хоронить на погосте своих умерших. В 70-80-е годы XIX века здания стекольного завода принадлежали казанскому купцу-раскольнику Василию Андреевичу Шашабрину.13

В апреле 1905 года, когда в России была объявлена свобода вероисповедания, старообрядцы вновь оборудовали здесь официально разрешенный молельный дом. 6 марта 1937 г. «стекольный скит» был реквизирован для размещения в нем клуба железнодорожников «Локомотив»; надгробные плиты были снесены.

Ежегодно во время весенних половодий т.н. «стекольный завод» подтапливался и превращался в остров. Ныне это часть городского пляжа р. Казанки и лодочная станция «Локомотив», что за железно-дорожным вокзалом.

 

Примечания

1. Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии, на 1875 год. - Казань, 1875. - С. 592

2. Там же.

3. В пожаре 3 сентября 1815 г., который начался недалею от церкви, сгорела крыша, церковная ограда и дом священнослужителей. Иконостас, ризница и вся церковная утварь были спасены.

4. Казанские губернские Ведомости. 1849 г. №32.- С. 318.

5. Гагаев Тимофей Терентьевич (1836 — 25 октября 1889), иконописец из Владимирской губернии. В 1855 г. подновил величественный пятиярусный иконостас казанского Благовещенского кафедрального собора. Иконы были расписаны в строго византийском стиле. В 1865-1867 г. расписал иконы в иконостасе Петропавловского собора.

6. Казанские губернские Ведомости. 1853 г. №39.- С. 309-310.

7. о. Андрей был сыном известного казанского протоиерея Ласточкина Гурия Иевлевича (1781 - 11 августа 1828), был женат на дочери священника Грузинской церкви Ивана Ивановича Танаевского Екатерине (1813 - 30 ноября 1895).

8. Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии, на 1910 год. - Казань, 1910. - С. 995.

9. Ссылка на: Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии, на 1910 год.-Казань, 1910.- С. 996.

10. См.; Фролов Г.В. Путеводитель по храмам и монастырям города Казани. - Казань. Изд. Центр информационных технологий, 2005. - С. 59.

11. Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии, на 1878 год. - Казань, 1878. - С. 205.

12. Известный казанский краевед Н.Я. Агафонов среди 3207 (подсчеты наши - А.Е.) фамилий усопших казанцев на четырнадцати городских кладбищах отмечает лишь три погребения на Стекольном (Прилуцком). См.: Агафонов Н.Я. Казань и казанцы. Кн. I. - Казань, 1906. - С. 58-113. Сам Савинов (1770 -1 мая 1848) был погребен на Арском Поморском кладбище. Он, к несчастью, пережил своих дочерей. Фомина (Савина) Ксения Васильевна (1809-12 мая 1833) и Савина Васса Васильевна (1812 - 31 января 1831) были погребены на Стекольном кладбище. См.: Агафонов Н.Я. Ук. соч. - С. 99, 113. И еще исследователь извещает об одном захоронении на этом погосте - купеческой жены Гордеевой Ирины Ивановны (1791 - 7 мая 1823). См.: Агафонов Н.Я. Ук. соч. - С. 67.

13. Его сестра Федосья Андреевна (f 6 января 1881) была замужем за казанским купцом-раскольником Гребенщиковым Иваном Семеновичем ((1813 - 18 марта 1883). Оба погребены на Арском Поморском кладбище. См.: Агафонов Н.Я. Ук. соч. - С. 67-68.

14. Липаков Е.В., Афонина Е.В. История казанских кладбищ. - Казань, 2005. - С. 54-55.

Елдашев Анатолий Михайлович,
преподаватель КазДС