Интервью с прот. Сергием Титовым о “телефоне доверия” Казанской епархии

Добрый день, отец Сергий. В нашем городе с некоторых пор, по благословению Владыки Анастасия, действует “телефон доверия”. Расскажите, пожалуйста, как все начиналось.

“Телефон доверия” существует уже около года, он начал работать еще зимой 2005 года. Это один из проектов миссионерского отдела который, дай Бог, будет развиваться. Первоначально это была инициатива старосты храма преп. Сергия Радонежского г. Казани, который и предложил нам вместе создать данную телефонную линию. Финансовую поддержку этому проекту оказал храм. В данный момент на телефоне работает пока двое священников, но, надеюсь, в дальнейшем их будет все-таки больше.

- На кого, на какую аудиторию, Вы ориентировались изначально? И оправдались ли Ваши ожидания?

Вначале телефон создавался как возможность давать ответы исключительно по православным вопросам, касательно праздников, богослужения и т. д., включая и более серьезные вопросы. Он создавался как шаг к исповеди, шаг ко Причастию, шаг к Церкви. Телефон задумывался для возможности восполнять потребности воцерковленных людей, это уже давно назрело – ведь вопросов у людей очень много. Однако “телефон” преподнес нам несколько сюрпризов. Мы столкнулись с тем, что более половины звонков поступает от людей невоцерковленных и даже принадлежащих к иной конфессии, в частности, к мусульманству! Это очень удивило и удивляет нас по сей день.

- Получается, что чаще обращаются люди нецерковные?

Именно так. В самом начале мы полагали, что будут звонить люди церковные, люди заинтересованные в Православии, люди, которым нужно что-то пояснить, помочь советом в духовной жизни. В этом плане телефон себя оправдал, но также, повторюсь, нас удивил! В процентном отношении около 60 процентов звонков поступает от людей исповедующих ислам, и, как правило, это люди, скажем так, неполноценно верующие, это этнические мусульмане. Эти люди привержены к исламу, однако ответы на вопросы, которые они задают, им интереснее услышать от Православной Церкви. Это происходит, видимо, потому, что у нас такой регион, в котором две религии живут бок о бок и культура татарского народа тесно переплетается с культурой русской. Также всех, равно и христиан и мусульман, очень беспокоит вопрос о умножившихся в последнее время сектах и различных религиозных объединениях.

- Что еще интересует людей?

Часто интересуют вопросы личного характера: разрешение проблемы в семье, проблемы взаимоотношений между мужем и женой, между ребенком и родителями. Очень часто это проблема подросткового возраста, когда происходит ломка характера. Людей также интересуют вопросы духовно-нравственного характера и даже богословские: учение Церкви, отношения ко многим вещам в мире, касающихся политики, нравственности, как Церковь относится к тем или иным явлениям. Православные чаще всего интересуются символикой богослужения, делают какие-либо уточнения обрядовой стороны, а инославные – это либо мусульмане, либо протестанты, либо сомневающиеся – задают вопросы связанные с верой, религиозными различиями. Очень часто приходится выводить человека из депрессии, когда человек в отчаянии, в унынии и больше никуда не может обратиться. Ведь современный мир жесток, сегодняшний стиль жизни предполагает некую разобщенность людей, и, как правило, поддержки в окружающем его обществе человек себе не находит. Он пытается обращаться в светские организации за психологической помощью, но, как правило, ему это мало помогает. И чловек обращается к голосу Церкви. Это люди как православные, так и неправославные, в которых живет надежда, что здесь он услышит что-то, что выведет его из этого состояния. К сожалению, нередко звонят люди, которые стоят очень близко к самоубийству, но у них срабатывает какая-то внутренняя защита, и они пытаются найти какое-то внутреннее обоснование, чтобы этого не делать! В этом плане, конечно, телефон себя оправдывает. Знаменательно, что наш номер начали давать и светские “телефоны доверия”, оказывается, светские службы посылают тяжелых людей к нам. Людям нужна различная помощь: порой духовная, порой врачебная, порой им нужна просто какая-либо психологическая поддержка. “Телефон доверия” заметили, он вызвал большой интерес в средствах массовой информации, нужно отметить, что он один из первых в России, я не говорю, конечно, о Москве и Санкт-Петербурге. Вообще по России телефоны доверия подобные существуют, но их очень немного, и мы одни из первых.

- Продолжается ли общение с человеком, получившим совет по телефону, в дальнейшем?

Телефон доверия строится на доверии, и мы не можем вмешиваться в личную жизнь. Если человек интересуется выходом из сложившейся личной жизненной ситуации, либо тем, каким образом можно стать ближе к Богу, то это не ограничивается только телефонным разговором. Я всегда пытаюсь перевести разговор на реальность, и мы часто договариваемся о встрече. Бывает, приходят мусульмане, которые совершенно не собираются креститься, в этом случае мы подчеркиваем, что “телефон доверия” является проектом миссионерского отдела и не несет ярко прозелитическую окраску обязательного для всех обращения. Нет, конечно! Это именно телефон доверия, мы отвечаем на вопросы, даже на не очень корректные. Разумеется, бывают и недовольные, но, как правило, я вижу людей благодарных, и многие обращаются повторно за какой-либо помощью, более того, они дают номер телефона своим знакомым.

- Были ли примеры воцерковления, обращения в Правос-лавие людей других конфессий?

Такие случаи уже есть. Я еще раз подчеркиваю, что мы не ставим перед собой задачу обязательно всех воцерковить, мы открыты к любому диалогу. Но, конечно же, мы приветствуем желание человека прийти к Богу и всячески ему в этом помогаем.

- Когда Вы даете какие-либо советы, то Вы пользуетесь личным опытом или приходится обращаться к какой-либо литературе?

Приходится прибегать как к личному опыту, так и пользоваться различной литературой. Священнику в этом плане проще работать на телефоне, нежели обычному человеку, ведь это очень тяжелая психологическая работа. “Телефон доверия” ничем не отличается от повседневной священнической деятельности: священник говорит от имени Церкви и поэтому ответ должен быть всегда взвешен, основан на опыте всей Церкви, на опыте Святых Отцов, также он говорит как личность и, конечно, использует личный опыт, личные знания, личные какие-то примеры.

- А если звонят недовольные и критически настроенные?

Мы не уворачиваемся от проблем, даже если вопросы очень острые. На “телефоне доверия” мы стараемся говорить с позиций любви и понимания, в том числе и о проблемах Церкви, если таковые вопросы у нас появляются. Мы призываем человека к пониманию того, что нет людей без недостатков и относиться нужно к этому с терпением и любовью. Мы не пытаемся оправдываться, мы говорим как есть, мы говорим и стараемся показать то богатство, ту полноту, которая есть в Церкви Небесной и просим снисходительнее относиться к недостаткам в Церкви земной.

- Скажите, пожалуйста, оказывается ли еще какая-нибудь помощь, поддержка, кроме как от храма Сергия Радонежского? Какой помощи Вы хотели бы для вашего проекта?

Нам помогает ряд предпринимателей, но помощи как таковой, серьезной, мы не видим. “Билайн” предоставил нам льготный тарифный план. Недавно епархия подписала договор о сотрудничестве с федеральной службой наркоконтроля о совместной деятельности, они обещают чем-то помочь: издать журнал о здоровом образе жизни, о идеалах возрождения в обществе, и эта публикация будет и на страницах журнала и на страницах интернета. Конечно, мы ждем помощи со стороны, от различных организаций, которые могут поддержать эти акции отдела по миссионерской деятельности. Есть контакт с некоторыми государственными службами: если, к примеру, к нам обращаются люди с определенными проблемами, связанными с наркотиками, мы перенаправляем их к отцу Вячеславу Шапорову, который ведет работу совместно с отделом наркоконтроля, он и занимается этими проблемами. Мы бы рады если бы о своей поддержке нам заявили какие-либо социальные службы.

- А как Вы донесли до населения новость о появлении “телефона доверия”?

Изначально была договоренность миссионерского отдела с различными казанскими изданиями о сотрудничестве, в том числе с газетой «Вечерняя Казань». Также информация о “телефоне доверия” давалась по телеканалам, плюс усилиями работников миссионерского отдела, расклеивались объявления в храмах, также они выкладывались и на различных сайтах. Постепенно дело пошло. До сих пор еженедельно обновляется информация, даются объявления как по телевидению, так и в прессе.

- Вы планируете увеличивать число номеров?

Скорее всего да, но пока хватает всего того, что мы сейчас имеем. Развитие “телефона доверия” будет во многом зависеть от того, как будет развиваться сам миссионерский отдел.

- Сколько священников ра-ботает на телефоне доверия?

На данный момент два: священник Петропавловского собора г. Казани протоиерей Сергий Титов и священник храма преподобного Сергия Радонежского иерей Павел Евграфов.

- Чего Вы ожидаете в будущем?

Надеемся, что “телефон доверия” будет так же актуален, как и сегодня, что он будет более известен общественности, что его работа будет более плодотворна.