Об одном гимне в творениях св. Мелитона Сардского
Об одном гимне в
творениях св. Мелитона Сардского

Владимир Владимирович ВАСИЛИИ

История канона представляет собой длительный процесс эволюции от простых форм к сложным, как на уровне литургических блоков, так и на уровне гимнографических конструкций. Магистральная линия развития канона связана с развититем от одного стиха триадологического или христологического содержания к появлению однопеснца, затем двупеснца, из которого развивается трипеснец и четверопеснец, а затем - полный канон,

Однопеснцем называется один или несколько тропарей или строф, стихословившиеся после или внутри одной библейской песни. В настоящий момент в богослужении православной Церкви мы не имеем подобных гимнографических композиций, однопеснец является величиной реконструируемой. Однако, судя по гипотезе Скабаллановича1 и изысканиям Лурье2, в истории богослужения и в истории раннехристианской и византийской гимнографии однопеснец был реальной литургической структурой. В ряде случаев его можно вычленить из ныне употребляемых полных канонов, а также - неполных - двупеснцев и трипеснцев. Однако существует целый ряд гимнографических текстов, не являющихся канонами, которые, тем не менее, непосредственно связаны с историей однопеснца и которые также будут рассмотрены в этой главе3.

М.Скабалланович и другие литургисты считают, что однопеснец появляется на песни триех отроков (Дан.З, 52-88). Мы принимаем это утверждение с некоторыми ограничениями, поскольку, как продемонстрируем ниже, в раннехристианской традиции была попытка создать однопеснец на основе первой песни Моисея (Исх.15,1-17). Тем не менее, если говорить о магистральной линии развития однопеснца и канона, песнь триех отроков (возможно с песней Азарии) послужила той основой, на которой в конечном счете и вырос канон.

Поэтому необходимо вкратце рассмотреть тексты, связанные с этой песнью. Один из них - гимн, завершающий проповедь св. Мелитона Сардского "О Пасхе".

Св. Мелитон Сардский, "великое светило Азии", по выражению Евсевия Кесарийского, умер после 180 года. Современники называли его пророком, очевидно, по причине вдохновенности его проповедей. Две из них - "О Пасхе"4 и "О душе и теле и страстях Господних"5 дошло до нас и, очевидно, относятся к шестидесятым-семидесятым годам второго века. Гомилия Мелитона Сардского всегда привлекала внимание исследователей гимнографии6 ;но, преимущественно, применительно к исследованию происхождения кондака7 и антифонов Великой Пятницы8. Однако никто из исследователей не обращал внимание на то, что гомилия Мелитона, точнее - связанный с ней фрагмент, содержит зародыш однопеснца. Это - фрагмент гимнографического содержания, который находится в том же папирусе Bodmer XII (начало IV века), из той же коллекции, что и гомилия "О Пасхе", (Bodmer XIII) и того же времени. Исследователи считают этот фрагмент творением Мелитона и публикуют его после проповеди, Приводим его по изданию Перле.9

Υμνήσατε τόν Πατέρα, άγιοι, 11 СЛОГОВ

αασατε τη, Μντρί, παρθένοι 9 СЛОГОВ

υ'μνοϋμεν, υ'ττερυψοϋμεν, άγιοι. 11 СЛОГОВ

Ύψωθητε, νύμφαι και νύμφιαι, 10 СЛОГОВ

δτι ηύρατε του Νυμφίον υ'μών Χριστόν. 13 СЛОГОВ

εις οΐνον πίετε, νύμφαι και νυμφίοι, 12 СЛОГОВ

Коньектура εις αΐνον πίετε

Воспойте Отца, о святые, Воспойте песнь Матери, Девы Поем, превозносим, святые Вознеситесь, невесты с женихами, Ибо нашли вы Жениха вашего Христа В хвалу испейте, женихи и невесты. (Или - в вино испейте, женихи и невесты)

Ритмически этот фрагмент представляет собой сочетание 11 сложников с 9-10 сложниками. Два последних стиха - 12-13 сложники. Характерно, что первый и третий стихи имеют дактилическое окончание, второй и четвертый -женское окончание.

Связь этого фрагмента с Песнью триех отроков (Дан. 52-90) - вне сомнений, достаточно сравнить припев К ней-υ μνεΐτε και и περυψοΰτε Αυτόν εις του ς αιώνας - «пойте и превозносите Его вовеки», и третий стих фрагмента из Мелитона (далее - ФМ) υ μνοϋμεν, υ ττερυψοΰτε, άγιοι.

СТИХ Υμνήσατε τόν Πατέρα, άγιοι также свидетельствует О СВЯЗИ ФМ с песнью трех отроков, следовательно, вполне правомерно предположение, что этот гимн связан с Дан. 52-90 и мог петься внутри ее или после нее, что показывают также особенности его содержания (см. ниже). ФМ также связан с Псалтирью - СТИХ ασατε τη Μητρι- СМ. Ps. 32, 3 ασατε Αύτφ άσμα καινον + Dativ - см. Ps. 67, 5; 95,1, 2; 97,2; 104,2.

Обратимся к содержанию ФМ и его литургическому функционированию.

Прежде всего, это - гимн триадологического содержания. В нем говорится о всех трех Лицах Троицы - об Отце ("Воспойте Отца, святые"), о Сыне ("ибо нашли вы Жениха вашего Христа") и о Святом Духе, именуем "Матерью". Название Святаго Духа - "Матерью", или "Премудрости Матерью" (δοξάζουσιν... το Πνεύμα την μητέρα της σοφίας - ama d hakema) встречается в "Деяниях Фомы", в "Песне о Невесте"10. Это наименование связано с сиро-палестинской традицией, поскольку в сирийском (как впрочем и в еврейском) Дух - женского рода, и естественно представить через образ Матери. Эта же традиция оказала влияние на Климента Александрийского.11 Могут возразить, что чаще Матерью именуется Церковь (в том числе у того же Климента Александрийского). Это не противоречит нашему предположению, поскольку в архаической триадологии l-ll веке Церковью назывался Святой Дух.12 Дух именуется Матерью еще и потому, что Он рождает верующих к новой жизни через таинство Крещения. Не исключено, что призыв к девам - "Воспойте песнь Матери, Девы" обращен к хору дев, к общине девствениц Сардской Церкви. Впрочем, это - предположение.

Гораздо более вероятна гипотеза, что "женихи и невесты" - неофиты, крещенные во время пасхальной ночи. То, что "νυμφίοι- могут обозначать новопросвещенных, явствует из сочинения Псевдо-Афанасия - "Диалог Афанасия И Закхея": έκβαπτίσθημεν εις Χριστδν, Χριστον εκνεδυσάμεθα, καΐ χιτώνα ευφροσύνης τη τοΰ πνεύματος εκλάβομεν χάριν, καΐ ώς νυμφίοι μίτραν το σημεΐον του σταυρού εξάχομεν, και ώς νύμφη κατεκοσμήθημεν κόσμω ταΐς πράξεσιν13 («Мы крестились ВО Христа, ВО Христа облеклись, и, как хитон радости, мы приняли благодать Духа, и, как женихи венец, имеем знак креста, и, как невеста красотой, украшены делами»). Новопросвещенные не случайно именуются женихами и невестами, "ибо они обрели жениха своего Христа", подобно мудрым девам (Мф. 25,1-12) пришли на Его брак, который совершается в Пасху.14 Слова "обрели жениха вашего" Христа вероятно связаны с Песнью Песней и ее раннехристианским истолкованием (См. стих Песни Песней - "когда я отдалилась от них немного, нашла Того, Кого возлюбила душа моя").15 Комментируя его, св. Ипполит Римский говорит, что эти слова исполнились, когда Марию встретил воскресший Спаситель.16 Таким образом, обретение Жениха становится обретением Воскресшего Христа. Возможно, слова о вознесении женихов и невест связаны с экзегетической традицией, на основе которой создано "Толкование на Песнь Песней" Ипполита Римского, сохранившееся в грузинской версии. В этом тексте о Марии [Магдалине?], ухватившейся за ноги Спасителя, говорится: "Она с воплем говорит: "Нашла я его и не отпущу его". О блаженная женщина, которая ухватилась за ноги Его, чтобы быть в состоянии возлететь [на небо]!... Потому говорит, не оставь меня на земле, чтобы я не совратилась, восхить меня на небо"!17 В контексте таинственного брака, обретения и вознесения в Толковании Ипполита говорится об Евхаристии, понимаемой, как соединение Божества и человечества, плоти и духа, плоти земной и небесной: "Возьми, сердце мое, смешайся с духом! Утверди, исполни, чтобы она могла соединиться с небесной плотью! Смешай эту мою плоть с небесной плотью! Пей, как вино! Возьми, вознеси на небо новый растворенный напиток, за котором желает она следовать, а не совращаться!" Если мы примем, что у "Толкования" Ипполита и ФМ -общие источники и общая традиция, то мы получаем определенную возможность, не прибегая к коньектуре, понять стих εις οΐνον тнете, νύμφαι καί νυμφίοι - букв."в вино пейте женихи и невесты", то есть - "пейте, для того, чтобы стать новым вином, новым смешением - новым богочеловеческим растворением."

Тем не менее, следует определиться с прочтением последнего стиха άς οΐνον таете, νύμφαι και νυμφίοι. Или же следует читать - ύς αΐνον πίετε....

Следует сказать, что за недостатком свидетельств мы никогда не сможем до конца ответить на этот вопрос. Конечно, чтение εις αΐνον ιτίετε... дает более гладкий и ясный смысл - в хвалу испейте, хотя чтение εις οΐνον предпочтительнее в смысле lectio difficilior. Однако ни то, ни другое чтение принципиально не изменяет евхаристического значения последнего стиха. Дело в том, что в ряде контекстов имеется отчетливое евхаристическое значение, например - фрагмент из "Деяний Иоанна": ποίον αίνος ής ποΐαν τφοσφοράν ης τίνα εύχαριστίαν κλώτες τον aρτον τοΰτον έκπονομάσωμεν18 -"какую хвалу или какое приношение или какое благодарение мы изречем, преломляя хлеб сей?"

Итак, для реконструкции литургического контекста ФМ мы имеем следующие характеристики: это - гимн триадологический, крещальный и связанный с Евхаристией. Теперь возникает вопрос - в какой литургической ситуации он исполнялся?

Первое и наиболее естественное предположение - этот гимн исполнялся во время принятия Евхаристии, в частности - причащения неофитов (об этом говорит стих - в хвалу испейте женихи и невесты) и соответствует жанру κοινοιηκον. Однако, Евхаристия не единственная тема гимна, в нем присутствует также и крещение. Далее, как установлено нами, этот гимн является триадологическим, в то время как ранние евхаристические гимны являются христологическими по своему содержанию19, и сам призыв - "Воспойте Отца" более соответствует эпиклезе, чем благодарению за свершившееся преложение Даров. Соответственно, можно предположить, что в крещальной литургии Пасхи этот гимн находился между крещением и евхаристией, и предварял анафору. Окончание песни триех отроков как раз представляет такую позицию20

- крещение уже завершилось, анафора еще не началась. Мы установили, что этот гимн отчасти основан на Дан. 52-88, следовательно, возможно, этот гимн либо следовал за песнью триех отроков, либо стихословился на ней, то есть являлся своего рода однопеснцем. Теперь рассмотрим, как он мог петься.

До нас дошел лишь фрагмент гимна, но и из того, что мы имеем, можно сделать вывод: гимн состоит из нескольких частей, минимум из трех, которые, возможно перемежались припевом, заимствованным из Даниила 3, 57. Получается следующее строение гимна

1 строфа-триадологическая

Υμνήσατε τον Πατέρα, άγιοι.,

asate τη Μητρι, παρθένοι.

Припев υ μνοΰμίν, υ πreρυψοΰτe, άγιοι

2 строфа - христологическая, крещальная.

Ύψώθητε, νύμφαι και νύμφιαι,

oτι ηυρατe τον Νυμφίον υ'μών Χριστόν.

Припев - υ μνοϋμεν, υ peρυψοΰτe, άγιοι.

3 строфа - евхаристическая, (сохранилась частично)

eΐς οΐνον piete, νύμφαι και νυμφίοι

Припев υ μνουμeν, υ περυψοϋτε, άγιοι.

Можно предположить, что стихи гимна и припев исполнялись антифонно - на два хора.

Если мы принимаем эту реконструкцию, то можем сделать вывод, что ФМ стихословился после песни триех отроков, ибо имеет свой собственный припев, но этот гимн являлся продолжением песни отроков, состоял как минимум из трех строф и, следовательно, с определенной долей осторожности может быть назван однопеснцем.

Таким образом, для второй половины второго века в Малоазийской традиции можно зафиксировать существование однопеснца из нескольких строф с триадологическим и евхаристическим содержанием, который стихословился после песни триех отроков в преданафоральном последовании.

 

Примечания

1 М.Скабапланович. Толковый типикон. Киев.1910-1912. Вступительная глава, С263

2 Лурье В.М. Этапы проникновения гимнографических элементов в структуру всенощного бдения//Byzantinorossica.t. l .Санкт-Петербург. 1995

3 Отметим, что несмотря на обилие исследований по библеистике и по литургике, до настоящего исследования никто не пытался связывать тексты Апокалипсиса и фрагмент из Мелитона Сардского (а также - некоторые другие тексты) с первоначальной историей однопеснца.

4 Meliton de Sardes. Sur la Paque./ ed, Perler O.// Sources Chretiennes, t.123 Paris. 1966.

'Дошло до нас в грузинском переводе, в рукописи X века - см. М. van Esbroeck. Nouveaux fragments de Meliton de Sardes//Analecta Bollandiana. T.90, f. 1-2, p.69-99. Bruxelles 1972.

6 См. напр. Wellesz E. Melito's Homily on the Passion, an Investigation into the Sources of Byzantine Hymnography//Journal of Theological Studies, t.44.1943, p.41-52.

7 Χρήστου Π. On the origin of the ancient Christian hymnography, // θεολογικά μ6λ€τήματα, 1977. σ. 73-91. Idem. Ή γέν€σις του κοκτακίου, Κληρονομιά 6. 1974.

8 Χρησου Π. Το έργον του Μελιτωνος Σαρδεων Περί Πάσχα коя η αςκολουθνα του Πάθους. //Θεολογικά μελετήματα 4. (Υμνογραφικα). Θεσσαλονίκη, 1977, s.91-107.

9 Meliton de Sardes. Sur la Paque.ved, Perler 0.11 Sources Chretiennes.t.123 Paris.1966, p.130.

10 Bonnet M. Acta Apostolorum Apocrypha, t, II, 1. Lipsiae. 1898, p. 109.

11 См. "ГИМН" В "Педагоге", где Христос именуется "небесным млеком, отдаиваемым из сосцов Его Премудрости", то есть Духа.

12 Например - в триадологии послания к Клименту, пастыря Ермы.

13 P.G. t 26, 68

14 Пасхальный характер притчи о десяти девах засвидетельствован в раннехристианской традиции, в частности - в гимне Парфении в "Пире десяти дев" св. Мефодия Олимпского Methode d'Olympe. Le Banquet./Introduction., texte ctritique par H.Musurillo. Traduction et notes par .H.Debidour//Sources Chretiennes.t.95. Paris. 1963. p.310. В восточнохристианской гимнографии (как и гомилетике гроб Господень уподобляется брачному чертогу: Красуйся ликуй и радуйся Иерусалиме, Царя Христа узрев из гроба, яко Жениха происходяща" (τον βασιλέα Χριστόν θίασαμένη ώς έξ νυμφώνος προερχόμίνον - отрывок из пасхальные стихиры на стихиры на "Хвалитех" - "Да воскреснет Бог" - датирующиеся IV-V веком)

15 По некоторым свидетельствам, Песнь Песней читалась во время раннехристианского бдения (и до сих пор читается в одной из эфиопских традиций). В доникейской экзегетической традиции "Песнь Песней" определенно связывается с Пасхой.

16 "Толкование Ипполита Римского на Песнь Песней". Издание текста и перевод Нико Марра. Спб. 1910, С. 25.

17 Там же. Безусловно, текст Ипполита создан как минимум на пятьдесят лет позднее, чем ФМ; в то же время Ипполит Римский основывается на палестинской традиции, восходящей к апостольскому преданию, а богословие Мелитона Сардского восходит к св. Иоанну Богослову. Внутренняя связь этих текстов достаточно очевидна, и поэтому использовать текст Ипполита Римского для истолкования ФМ вполне правомерно.

18 Acta Joannis. Sect. 109. line 4 См. издание Bonnet M., Lipsius R.A. Acta Apostolorum Apocriphae. Lipsiae. 1903 t.II, p.200

19 Μιτσάκης Κ. Βυζαντινή ύμνογραφία. Αθήναι. 1986, σ. 51-57. 20 См. Лурье. Указ.соч.