Двойственное число в “Грамматике” Смотрицкого и новом церковнославянском употреблении
Двойственное число в „Грамматике"
Смотрицкого и новом церковнославянском
употреблении

Олег Феофанович ЖОЛОБОВ

Изучение "современного церковнославянского языка", формирование которого относят к середине XVIII в., признано актуальной проблемой славянского языкознания [см. Рidhn 1978,12; Кайперт 1991,107]. Недавно В.Ф. Марешом было введено понятие „новоцерковно-славянского языка". Он выделил три типа новоцерковно-славянского языка [см. Плетнева, Кравецкий 1996, 5]: 1) русский (византийский обряд); 2) хорватско-глаголический и 3) чешский (римский обряд).

Под церковнославянским языком понимается богослужебный или культовый язык ("Kultsprache"). Образцом церковнославянского употребления следовало бы считать язык Библии, и прежде всего Евангелия, текст которого имел устойчивую и длительную традицию бытования. Полный библейский текст был сформирован довольно поздно - лишь в исходе XV в. Древнейшая полная Библия - это Геннадиев-ская Библия 1499 г., в которую были включены новые ветхозаветные чтения, прежде непереведённые1. В дальнейшем эти чтения вошли в новую редакцию первопечатной Библии - Острожскую Библию 1581 г.

Как показало рассмотрение новопереведенных ветхозаветных чтений в той и другой редакциях, в Острожской Библии двойственное число было более последовательно сохранено в сооответствии с древней славянской традицией перевода, чем в Геннадиевской Библии, где замены дуальных форм на множественное число оказались представленными в большей степени [см. Freidhof 1971,98-99]. Срв., в частности2:

Геннадиевская Библия 1499 г.

пре(д) ногами его 334 (Тов. 6, 4);

рекоша знае(м) 3346 (Тов. 7, 4);

в рукъ! ЖЕНЕ 3476 ( Юд. 16, 7);

на дву ц(с)рство(х) 647 ( Мак. I: 1, 17) и др.

Острожская Библия 1581 г.3

пре(д) ногама ЕГО 25б;

реста знаеве 251;

в руце жене 259б;

НА двема Ц(с)ртвома И Др.

Тем не менее сравнение апостольских чтений в Чудовском Новом Завете XIV в. и в Геннадиевской Библии 1499 г. указывает на то, что употребление числовых форм в Геннадиевской Библии более близко древнему образцу, чем в Чудовском Новом Завете, текст которого, будучи новой попыткой перевода, отразил менявшу-юся в это время структуру числовой категории. Срв.:

Чудовский Новый Завет ок. 1355 г.

не тем ли духом ходихом 145 (Кор. 12, 18);

Па(ч) ЖЕ ДА Труждается Делая благое

295 (Еф. 4, 28) и др.

Геннадиевская Библия 1499 г.

не темже ли духомъ ходихове 145;

паче же да труждается делая своима

рукама благое 295 и др.

Кульминацией развития филологических знаний в старорусский период стала "Грамматики славенския правилное синтагма"-книга, написанная Мелетием Смотрицким и напечатанная в 1619 г. Н.А.Мещерский [1981,122] назвал ее "наиболее полным и основательным трудом по церковнославянской грамматике", "фундаментальным сводом грамматических правил", который „определил собою весь ход научного изучения церковнославянской грамматики на период более полутора веков". В приведенном высказывании явно преувеличено значение "Грамматики" для оценки реального церковнославянского употребления. Так, приведенные в ней образцы форм двойственного числа дезориентируют, вводят читателя в заблуждение. Уже в самих грамматических дефинициях встречаются неправильные формы двойственного числа: „Двойственное есть еже о двею вещу повествуеть; яKO, та члвка"4 [Смотрицкий 1619/1979,14]. Если форма двею5 вместо двою искусственно образована в результате обобщения номинативно-аккузативной формы две, то форма вещУ отсутствует даже в образцах парадигм, приведенных Смотрицким [1619/1979, 70-70 об.] (см. Р-МП дв. ч. тею заповедию; тею материю).

В зафиксированных у Смотрицкого парадигменных образцах содержится немало новообразований, которые, однако, не означали развития двойственного числа в церковнославянском языке, а представляли собой искусственные формы, созданные самим автором грамматики. Так, в именном склонении Смотрицкий [1619/1979,40 и др.] ввел разграничение дательного и творительного падежей, которое в субстантивной деклинации у него не затрагивало лишь бывшие а-основы (срв.: Д-ТП тыма и тема снохама):

Дательный падеж дв. ч.

Творительный падеж дв. ч.

тыма воинома;

тема воинама;

тыма древома;

тема древама;

тыма отцема;

тема отцами;

тыма именема;

тема именами;

тыма римлянинома;

тема римлянинама;

тыма домома;

тема дамана;

тыма заповедема;

тема заповедма;

тыма матерема;

тема матерма;

тыма пастырема;

тема пастырма;

тыма мятежема;

тема мяпе(ж)ма;

тыма знамениема и под.

тема знаменма и под.

Эта дифференциация, разумеется, ни на чем не основана и принадлежит к числу вообще очень частых у Смотрицкого педантичных и произвольных измышлений" [Булич 1893,164]. Формы ТП дв. ч. обычно моделировались на основе форм ТП мн. ч., которые были противопоставлены ДП мн. ч., но не так, как в реальном книжном употреблении:

Дательный падеж мн. ч.

Творительный падеж мн. ч.

тымъ воином)6;
тымъ древо(м);
тымъ домомъ;
тымъ мятежемъ и др.
теми воинами и воины;
теми древами и древы;
теми домами;
теми мяте(ж)ми или
мятежи и др.

Встречаются искусственные формы в номинативе: та юноша, та словеса, тэ мрежэ, тэ заповэдэ, тэ матерэ. В новой

„Грамматике церковнославянского языка" Гамановича [1991,49'и сл.] не встречается ни одного из названных окказиональных нововведений - им соответствуют исконные образования.

Ряд окказиональных форм и искусственная дифференциация были введены Смотрицким в прономинально-вербальное употребление двойственного числа: „Славяне якоже во Именехъ сице и во Глехъ двойственное имуть число по все(м) триемъ родомъ во всехъ трехъ лицехъ скланяемое" [Смотрицкий 1619/1979,55]. См. в презенсном индикативе:

1 лицо

2 лицо

3 лицо

а) Муж. и сред, род
на биева
б) Жен. род
не биеве
а) Муж. и сред, род
ва 6иema
б) Жен. род
ве биете
а) Муж. и сред, род
она биета
б) Жен. род
оне биете

Таким образом, Смотрицкий и в самой формулировке, указывая на общеродовое славяне, и в приведенных затем формах прокламирует панславянские принципы своей грамматики. Приницип родовой дифференциации в прономинально-вербальных формах двойственного числа он определенно позаимствовал на крайнем славянском юго-западе, в первых словенских грамматических штудиях XVI в. Это было установлено А.В.Исаченко [см. Derganc 1993, 214]. Однако если в словенском языке родовая дифференциация выражала живой речевой процесс, то у Смотрицкого приведённые формы большей частью не имели никакой поддержки в восточно-славянском книжном употреблении. Кроме того, и в словенском отсутствовали формы личных местоимений 1 и 2 лица, которые привел Смотрицкий. Если для местоимения 2 л., вероятно, могли иметься параллели в других славянских языках7, то формы личного местоимения 1 л. являлись целиком искусственными. Уже в Острожской Библии 1581 г. древняя форма 1 лица двойственного числа вэ была последовательно заменена формой мы [Булич 1893,252]. Во 2 лице исконно выступала форма вы, и введение родовой дифференциации на -ве здесь также не основывалось на реальном книжном употреблении у восточных славян.

В новой церковнославянской грамматике даны соответственно следующие парадигмы личных местоимений [Гаманович 1991,59]:

1 лицо

2 лицо

ИП мы
ВП ны
Р-МП наю
Д-ТП нама
ИП вы
ВП вы
Р-МП ваю
Д-ТП вама

Немного было оснований для родовой дифференциации глагольных форм 1 и 2 лица. Спорадические примеры родовой дифференциации форм в 3 лице на -та, -те были представлены, как известно, в Саввиной книге, Супрасльской рукописи и Остромировом Евангелии. Кроме того, в западной старославянской письменности в 3 лице дв. ч. были распространены формы на -те, в то время как в восточной старо-славянской письменности установилось варьирование форм на -та и -те. Поэтому в предложенной Смотрицким дифференциации можно было бы видеть искусственное развитие древнего типа употребления, которое было распространено на формы, в которых тенденции к родовой дифференциации не существовало, если бы не были ясны западно-южнославянские источники нововведения Мелетия Смотрицкого8.

Реальное варьирование глагольных форм 1 лица на -ве и -ва, таким образом, получило искусственное функционально-семантическое истолкование. Расширением базы для варьирования явилось несомненное украинско-польское влияние, так как уже в древнепольском употреблении, как уже отмечалось ранее, были известны только глагольные формы 1 лица на .

В московском издании "Грамматики" Мелетия Смотрицкого 1648 г. вместо родового варьирования глагольных флексий 1 лица -ва, -ве представлено варьирование форм на -ма, -ме, которое косвенным образом может быть объяснено польским влиянием (актуальным для этого времени), поскольку в польских диалектах известны примеры распространения форм 1 лица на -та под влиянием форм 1 лица на -wash форм 2-3 лица на -ta[см. Селищев 1941, 370; Murko 1892,106]. В старочешской письменности было представлено внеродовое варьирование флексий -вм -va, рядом с которыми в начале XV в. также появилась флексия -mа[Gebauer 1958,14-15].

Распределение форм, подобное приведённому выше, было дано Мелетием Смотрицким в других спрягаемых формах [Смотрицкий 1619/1979,62 об. -63 об.]:

«Прешедшее»

а) Муж. и сред, род

читахова; читаста; читала есва; читала еста

б) Жен. род

читахова; читаста; читала есва; читала еста

«Мимошедшее»

а) Муж. и сред, род

читаахова; читааста; читаала есва; читаала еста

б) Жен. род

читаахове; читаасте; читаале есве; читаале есте

«Непредельное»

а) Муж. и сред, род

прочтохова; прочтоста; прочла есва; прочла еста

б) Жен. род

прочтохове; прочтосте;

прочле есве; прочле есте

Любопытно, что данное распределение форм сохранено в новой „Грамматике церковнославянского языка" Гамановича [1991,108 и др.], которая, таким образом, дает идеализированное представление о дистрибуции грамматических форм -дистрибуции, не соответствующей реальному распределению форм в Св. Писании, записанном на новом церковнославянском языке.

Не идеализированное, а реальное распределение форм впервые попытался осветить С.К.Булич в работе "Церковнославянские элементы в современном литера-турном и народном русском языке". Первый том под таким названием вышел в свет в 1893 году, но новых томов не последовало и продолжения этот труд, к сожалению, не получил. С.К.Булич рассмотрел динамику грамматических форм в трех редакциях Библии - Острожской Библии 1581 г., Московской перво-печатной Библии 1663 г. и Новой Библии, восходящей к тексту Елизаветинской Библии 1751 и 1756 г.

С.К.Булич установил, что сколько-нибудь последовательно родовая дифференциация глагольных окончаний -та, -те была проведена только в Новой Библии. При этом окончанию -та (в том числе при внеродовом употреблении) в Острожской и Московской первопечатной библиях всегда соответствует также окончание -та в Новой Библии, тогда как древняя флексия -те при соотнесенности с немужским родом заменяется в Новой Библии окончанием -те, что, согласно Буличу, означает сугубо „графическое", а не языковое явление [Булич 1893, 318 и сл.]. Тем не менее приходится констатировать, что чисто умозрительные грамматические установления оказали влияние на грамматические изменения в библейском тексте.

Анализ С.К.Булича подтвердил, что в церковнославянском языке происходило расширение плюрального употребления. Употребление двойственного числа все более приобретало факультативный характер. Наблюдения Булича можно было бы выразить следующим соотношением числовых форм: если в Острожской Библии и в Московской первопечатной Библии двойственное число употреблялось довольно правильно, но могло в некоторых случаях заменяться формами множественного числа, то в Новой Библии обычно употребляется множественное число, хотя иногда сохраняются маркированные, дуальные, формы. См.:

а) Субстантивные формы

Новая Библия 1751 г.

два велблуды Тов. 9, 2; двоих вертепах 3 Цств. 18, 4;
двоих человековъ Ин. 8, 17; таланты 3 Цств. 16, 24;
со двема отроковицами Дан. 13, 15;
оба языка и обе страны моя будут Иезек. 35, 10 и под.

Острожская Библия 1581 г.

верблюда;
двою врътепу
двою человеку;
талантома;
отроковицама;
обе стpане и обе земли мои будета и под.

Московская первопечатная Библия 1663 г.

верблюда;
двою вертепу;
двою человеку;
талантома;
отроковицама;
стpане; земли и под.

б) Глагольные формы Новая Библия 1751 г,

есмы Деян. 14, 15;
речем Лк. 9, 54;
пошумятъ 4 Цств. 21, 12;
станутъ Апок. 11, 11;
ходихомъ Псал. 54, 15;
отвещаша; реша Ин. 9, 20;
мучиша Апок. 11, 10 и под.

Острожская Библия 1581 г.

есве;
речеве;
пошумита;
станета;
ходихове
отвещаста;
мучиста и под.

Московская первопечатная Библия 1663 г.

есма;
речева;
пошумита;
станета;
Ходихома;
отвещаста; реста;
мучиста и под.

Увеличение плюральных замен в Новой Библии было подготовлено новыми грамматическими представлениями в XVIII в. В переработке грамматики Смотрицкого, проведенной Федором Поликарповым в 1721 г., двойственное число было возведено к древнему греческому употреблению, которому противопоставлялись более обычные для славянской речи формы множественного числа. Автор особо отметил плюральные замены в славянском как свидетельство его развития: "А понеже Господу поспешествующу славенский нашъ диалектъ со временем паче и паче разширяется и разчищается, и уже во сто летъ возрасте ныне въ лучшее изрядство, того ради по настоящему времени смотря ко древней грамматице некая малая правила приложишася, некая же древняя ныне отяшася за неупотреблете, яко рещи, двойственное число во именехъ, глаголехъ, и въ местоимениях, наполняющу оныхъ место числу множественному, обаче и сия на произволение" [цит. по: Успенский 1988,385]. Тем не менее выводы Булича о широком распространении замен двойственного числа на множественное в новой редакции Библии, которую он прямо возводит к Елизаветинской Библии 1751 г., являются очевидным преувеличением. Новое Четвероевангелие в действительности было сближено с напрестольным Евангелием, которое названным выше исправлениям не подвергалось9. Так, в новой редакции Евангелия соотношение числовых форм приняло следующий вид (см.: Библия: а) Евангелие от Матфея; б) Евангелие от Иоанна):

Разновидности
двойственного числа
Двойственное
число
Замены на
плюральные
формы

1) Парные обозначения 

2) Связанное двойственное число10 

3) Прономинально-вербальное двойственное

число (субъектно-предикативные формы

+ объектные формы)

4) Конструкции с двумя именами 

5)Конгруэнтное двойственное число

а) 36; б) 43;

а) 29; б) 13;

а) 15 + 8; б) 5 + 2;

 

 

а) 1; 6)5;

а) свыше 90; б) свыше 30;

а) 0; б) 0;

а)1; 6)0;

а) 10 + 1; б)6 + 0;

 

 

а) 0; б) 0;

а) 3; б) 0.

Встречаются инновационные формы двойственного числа:

Не две ли птице ценитеся единому ассарию Мф. 10, 29; добрейше ти есть со едином окомъ въ живот ъ внити, неже две оце имущу ввержену въгги въ геенну огненною Мф. 18, 9;Глоголаста ему: можева Мф. 20, 22; она же паче вопияста, глаголюща: помилуй ны, Господи, сыне давидовъ Мф. 20, 31; по двою дню пасха будетъ Мф. 26, 2; Оне же приступльше ястеся за нозе его и поклонитеся ему Мф. 28, 9; да будутъ едино, якоже мы едино есма Ин. 17, 22; И бияху его по ланитома Ин. 19, 3.

Двойственное число последовательно употребляется с числительным "двенадцать":

заповедая обеманадесяте ученикома своима Мф. 11,1; сядете и вы на двоюнадесяте престолу Мф. 19, 28 и т. д.

Основная масса плюральных замен связана лишь с двумя евангельскими чтениями: Мф. 28,5-10; Ин. 9,19-21.

Таким образом, расхождение между Евангелием полным и Евангелием напрестольным, богослужебным иногда преувеличивается, что основывается на отождествлении новой редакции с редакцией 1751 г. [срв. Успенский 1988, 387].

В редуцированном виде представлено двойственное число в современной церковнославянской гимнографии. Нет примеров двойственного числа в конструкциях с двумя именами, в том числе в службах святым "двоицам" -именно так именуются в "Минее июльской":

свв. Косма и Дамиан - Двоице световидная мудрых безсеребреникъ;

свв. Борис и Глеб - Божественная и чудная двоице;

свв. Иоаким и Анна - супргъ непорочный и двоице святая;

свв. Кирик и Иулитта - венчаем двоицу всесвятую;

свв. архангелы Михаил и Гавриил - Предобрая двоице и преслдвная.

См., например:

Святии безсереницы и чудотворцы, космо и домиане, посетите немощи наша: туне приясте, туне дадите намъ Мин (июль), 2; Сынове по причастию Божии, дамиане и космо, бывше, верою отеческий жребий ныне обретосте, небесное наслаждение, и чудес светлое воистинну действо, и вопиете: вся дела благословите Господня Господа 4; возсия мучеников прокла и Илария честное страдание 104; кисти две созрелы мученики принося, романа и давида честныа 128; хранитилие благоприятнии, враги устрашающии, и далече Hегде от отечествие вашего отгонящии, романе славне и давиде пречудне, молите спастися душам нашым 182; богомудрии угодницы хр(с)товы, славне романе съ незлобивым давидом, молитеся Господеви, емуже от юности прилепистеся, спасти веpoю поющия вас l83o6.; Господа Иисуса Бога праотцы, иоаким же и анна, правдою украшени, по достоянию въ песнех да восхвалятся днесь 196 и т. д.

Лишь дважды при двух именах появились формы двойственного числа - в службе св. пророку Илии (что было обусловлено цитированием ветхозаветной книги Царств), а также в службе свв. Борису и Глебу:

И идоста илия и елиссей в галгалы ... оба же стаста при иордане; ... и преидоста оба пo cуxу... 155об.;Правдивая стрдстотерпца, и истинная евангелия Христова послушателя, целоудренный романе с незлобивым давидомъ, не сопротивъ стаста вpагу сущу брату ... 182.

Служба свв. Борису и Глебу оказалась выделенной и в другом отношении - в более частом, чем в других случаях, призывании имен самих святых страстотерпцев.

Возможности для употребления связанного двойственного числа вообще являются редкими в минее, и это обусловлено ее жанрово-стилистическими особенностями. Однако и там, где эти редкие возможности появляются, связанное двойственное число употребляется1 неправильно:

яко два просвещаете светильники поднебесную 3 об.; светильники возсияша вселенной два, всесветлый илия н елиссей 152 об.;

vs.

яко из тебе возсияша два светильника премудра, иулитта славная и богомудрый кирикъ 119 об.

Правильное связанное двойственное число в косвенно-падежном употреблении связано только с одним топосом, имеющим богословское происхождение. Это "два естества" - божественное и человеческое - которые воплотились в природе Иисуса Христа. Ранее уже приходилось отмечать употребительность данного богословского термина в старорусской письменности в связи с сохранением правильных дуальных форм. В минее топос "два естества Христа" засвидетельствован массой примеров. Более того, он встречается чуть ли не в каждом стихе в службе, посвященной Вселенским соборам, на которых и был выработан названный богословский термин. См.:

Несоздвнныя троицы единаго Христа во двою естеству и хотению чистая раждаеши, соединение человекомъ ангелом тебе ради соделавшаго 133 об.; Число шетьсотъ тридесятое благочестивейших мужей, евтихову прелесть и севирову ересь низложше, достигоша воспети сице: Христа во двою существу проповедуем, шествующе речениемъ Кирилла блаженнаго Там же; того проповедую во двою существу и хотению 135 и мн. др.

Тем не менее и здесь иногда отмечаются ошибки, а вне сочетания со словом ,два исчезает и двойственное число:

воистинну спаса проповеда въ нераздЕльных естествах 133 об.; во двою нераздельных существ, и хотениихъ сугубыхъ, и действиих почитаемъ 134; Во двою yбо естеству и действиях исповедающе Христа 136 об.; во двоих естествах 137.

Высокую частотность имеют в минее парные обозначения. Во многих случаях парные существительные получают безошибочное дуальное оформление, однако немало и случаев плюральных замен:

оустне же мужей мудрых ведят благодать 16; како руце и нозе твои слове, пригвоздишася от безаконных 23; сего честный крест на раму взем 35о6.;и владычицу Богоматерь pазумныма м телесныма очима видети сподобился еси, и тоя сладкий глас ушима внушил еси реченный 38; стократное воздание от руку вседержителя приял еси 42 об.; рукама архиерея божия честно вземлема, и на плещу священных носима 4311; Дремание веждома от души блаженне еси отгналеси 60 об.12; покрый нас кровом крилу твоею 108 об.; от боку твоею прозябша кирика, приводиши закалаема 114;Излияся благодать во устну твоею 117; яже видеста очи твои 132 об.; и положи лице свое  между коленома своима 155;сосца твоя красная 192 и др.

vs.

Сосцы церковнии (о свв. Косме и Дамиане от устен хвалу дерзнувъ пою тебе 32 об.; имже спасл пречистых pук твоих щедре, создание 55; Ланиты стружа железомъ мучитель, помысла твoeго твердости мучениче не поколеба 56; и на руках твоих смирен маделницъ, иже архангелов царь, ношашеся 64 об.; и поклонятся следамъ ног твоих 79 об.; и чистотою якоже крилы вперився преславно, к небесемъ возлетел еси отче 88 об.; гордаго врага, ногами же сокрушила еси 98; руками держиши скиптръ пресветлый 113; Красны ноги твои, страдальче каллиниче, гвоздьми пригвождены 221 об. и т. д.

Таким образом, употребление парных обозначений в новой церковно¬славянской богослужебной литературе представлено в свободном варьировании форм двойственного и множественного числа. Каких-либо закономерностей грамматического толка в распределении вариантов нет, и они исчерпываются стилистическими потенциями отдельно взятых контекстов. Так, не отмечается зависимость от усиления падежной оппозиции - расподобления синкретизма Р-МП и Д-ТП дв. ч. Смысл варьирования - в его сохранении, в том, чтобы не были утрачены стилистически отмеченные формы.

Совокупность всех рассмотренных грамматических признаков свидетельствует о том, что в богослужебной гимнографии миней сохранилась грамматическая тенденция, которая сложилась еще в XV в., но тенденция эта была усилена накопившимися со временем возможностями минимизации форм дуалиса. Двойственное число удерживают в языке миней стилистические скрепы текста.

Итак, двойственное число довольно устойчиво сохраняется в Библии - собрании текстов ветхозаветного и новозаветного канонов. За рамками Св. Писания употребление двойственного числа минимизировано и основывается на лексически мотивированных парных обозначениях, а другие разновидности дуалиса отмечаются только спорадически и обусловлены текстуальной зависимостью от канонической традиции. Свидетельства о сложности реальной дистрибуции форм двойственного числа отсутствуют в современной церковнославянской грамматике [срв. Гаманович 1991]. Выявленное соотношение формальных разновидностей двойственного числа, хотя и носит следы искусственной нормализации, тем не менее не противоречит динамике дуальных форм в естественных языках: данные типологии доказывают, что только парные обозначения могут составлять минимум форм двойственного числа при его ограничении субстантивным центром мотивации.

 

Источники и сокращения

Библия - Библия: Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета на церковнославянском языке / Репринтное воспроизведение издания 1900 г.-М.,1997.

Мин (июль) - Минея. Месяц июль. - СПб., 1895.

Мин XIV (май, 2) - Минея служебная, май, XIV в. Рукопись РГАДА, ф. 381, № 113.

 

Литература

1. Бабич 1998 - В.Бабич. Первые восточнославянские грамматики церковнославянского языка и восточнославянизированные издания хорватских глаголических литургических текстов XVII и XVIII вв. // Проблемы сравнительно-исторического языкознания в сопряжении с лингвистическим наследием Ф.Ф.Фортунатова/Тезисы докладов. -М., 1998.

2. Белип 1962 - А.БелиЬ. Историка српскохрватског je3HKa. - Кн>. II св. I: Речи са деклинациям. - Београд, 1962.

3. Булич 1893 - С.Булич. Церковнославянские элементы в современном литературном и народном русском языке. - Ч. 1. - СПб., 1893.

4. Гаманович 1991 - Иеромонах Алипий (Гаманович). Грамматика церковнославянского языка. -М., 1991.

5. Кайперт 1991 - Г.Кайперт. Крещение Руси и история русского литературного языка//Вопросы языкознания. -1991. -Н» 5.

6. Мещерский 1981 - Н.А.Мещерский. История русского литературного языка.-Л., 1981.

7. Платонова 1997 - И.В.Платонова. О переводческой технике в Геннадиевской Библии 1499 года // Славяноведение. -1997. - № 2.

8. Плетнева, Кравецкий 1996 - А.А.Плетнева, А.Г.Кравецкий. Церковно¬славянский язык. - М., 1996.

9. Селищев 1941 - А.М.Селищев. Славянское языкознание. - Том первый: Западно-славянские языки. - М., 1941.

10. Смотрицкий 1619/1979 - М.Смотрицкий. Грамматики славенския правилное синтагма. - Евю, [1619] / Факсимильное издание. - КиТв, 1979.

11. Успенский 1988 - Б.А.Успенский. История русского литературного языка (XI-XVII вв.). - Budapest, 1988.

12. Derganc 1993 - A.Derganc. Spremembe nekaterih dvojinskih oblik in zvez v slovenaCini in ruS6ini // SlavistiSna Revija. - Ljubljana, 1993. - 41(1).

13. Freidhof 1972 - G.Freidhof. Vergleichende sprachliche Studien zur Gennadius-Bibel (1499) und Ostroger Bibel (1580/81) (Die Bbcher Paralipomenon, Esra, Tobias, Judith, Sapientia und МаккаЬдег) / Frankfurter Abhandlungen zur Slavistik. - Bd. 21. - Frankfurt am Main, 1972.

14. Gebauer 1958 - J.Gebauer. Historicka mluvnica jazyka fieskeho. - Dil 111: Tvaroslovi. II: Casovani. - Praha, 1958.

15. Lorentz 1925 - F.Lorentz. Geschichte der pomoranischen (kaschubischen) Sprache. - Berlin und Leipzig, 1925.

16. Murko 1892 - M.Murko. Zur ErkUrung einiger grammatischer Formen im Neuslovenischen // Archiv ftr slavische Philologie. - 1892. - Bd. 14.

17. РIдhn 1978 - J.Pl/ihn. Der Gebrauch des Modernen Russischen Kirchenslavisch in der Russischen Kirche. - Hamburg, 1978.

 

Примечания

1 В переводе с Вульгаты в Геннадиевскую Библию вошли книги Товит, Юдифь, Неемии, 1-2 Паралипоменон, 1-4 книги Ездры, 1-2 Маккавейские книги, книги Премудрости Соломона, частично Эсфирь и книги Иеремии, Иезекииля [Платонова 1997, 60].

2 Библия была напечатана в Остроге, на Западной Украине, но приводящиеся замены вовсе не связаны с живым функционированием дв. ч. в староукраинском языке конца XVI в., как предположил Й.Плэн, а выражают следование книжной традиции.

3 Безусловно, в Острожской Библии также отразились плюральные замены: два столпы 21б(Мак.П: 10.22);въ двоу твердыняхъ 21б(Мак. И: 10, 23);жены две 208б (Пар. II: 24,3); отлоучиша же ся две главы 244(Езд.1У: 11, 34) и под.

4 Надстрочные знаки здесь и далее опускаются.

5 Форма двею может быть сербизмом. В сербском языке данная форма известна с XV в. [см. Белип 1962, 181].

6 Употребление w связывается с противопоставлением ТП ед. ч. и ДП мн. ч.: воиномъ vs. воинишъ.

7 Мелетию Смотрицкому могли быть известны польско-кашубские формы личных местоимений 1 и 2 лица в дуалисе, которые, вероятно, уже тогда приобрели родовую дифференциацию: муж. род та, va; жен. род те,т6, ve, v6 [см. Lorentz 1925, 156].

8 Поэтому кажется сомнительным непосредственное влияние „Грамматики" Мелетия Смотрицкого на грамматические штудии хорватов-католиков, ввиду того что имелись более близкие грамматические источники. Тем более что среди форм дуалиса, указанных у Смотрицкого, были заимствованы лишь формы презенса 3 л. дв. ч. жен. рода на -гё, имевшие определенную историческую традицию [срв. Бабич 1998, 10].

9 В ветхозаветной части Библии больше сходства между новой редакцией и редакцией 1751 г., но и здесь встречаются расхождения, обусловленные тем, что в новую редакцию в некоторых случаях внесены более архаичные формы.

10 В подсчеты не включены числовые обозначения, выступающие в качестве субстантиватов.

11 Вместо правильного свАфенною.

12 Вместо исходного веждама. Срв. также: Сонъ от веждей отрясъ 33 об. В майской Минее XIV в. исходная форма: Дреманье от веждью. отринувъ Мин XIV (май, 2), 19