Диакон Сергий Селеверстов. Порядок приема в Казанскую Духовную Академию во второй половине XIX - начале XX вв

Порядок приема в Казанскую Духовную Академию во второй половине XIX-начале XX века

Диакон Сергий СЕЛЕВЕРСТОВ
(КазДС)

За весь период своего существования (1842-1921) Казанская духовная академия действовала при четырех разных академических Уставах, поэтому историю этого времени традиционно делят на четыре периода:

1) дореформенный – при действии старого Устава 1814 г. до преобразования академии в 1870 году;

2) пореформенный – после преобразования академии (при действии Устава 1869 года) до 1884 г.;

3) при действии Устава 1884 года;

4) при Уставе 1910-1911 гг.

Также целесообразно добавить к этому перечню пятый период 1917-1921 гг. – последний период действия уже практически несуществующей Академии.

Для выявления изменений требований к выпускникам семинарий и другим лицам, поступающим в академию, целесообразнее рассмотреть эти периоды раздельно.

I. 1842-1869 гг. Действие устава 1814 г.

Поступление в Казанскую духовную академию, как, впрочем, и в любую из других трех академий, возможно было только для тех выпускников семинарий, которые окончили их по первому разряду и в числе первых (однако правило это, как мы увидим в дальнейшем, не всегда соблюдалось в точности, но нам известен только один случай принятия ученика, прошедшего одно среднее отделение1),2 вызывались начальством на казенный счет или приезжали волонтерами, причем для последних оставлялось небольшое число казенных стипендий. На каждом курсе было положено по 30 стипендий, но на деле не всегда так получалось (их количество колебалось от 23 до 39). Больше всего студентов вызывалось из Казанской семинарии (3-4), хотя она была одной из самых малолюдных, да и уровень образования в ней был весьма невысок. Остальные студенты вызывались преимущественно из семинарий, входящих в Казанский учебный округ,3 но с 1868 г. с ним перестали считаться.

29 декабря 1852 г., уже после приема новых студентов, последовало распоряжение обер-прокурора: “Имея в виду, что многие из воспитанников духовных академий по окончании курса наук остаются без назначения единственно по недостатку мест в духовно-учебных заведениях, вследствие чего, с разрешения Св. Синода, и приняты уже меры к ограничению числа вновь принимаемых в академии С.-Петербургскую, Московскую и Киевскую семинарских воспитанников, нахожу нужным поставить академическому правлению в обязанность, чтобы впредь ни под каким видом не был допускаем в академию прием сверхштатных воспитанников, хотя бы они и изъявляли желание обучаться на собственном иждивении”.4

Попытки Казанской академии с 1864 г. выхлопотать разрешение принимать волонтеров и увеличить число казенных стипендий, обусловленные недостатком кандидатов на духовно-учебную службу в более обширном, по отношению к Московскому и С.-Петербургскому, Казанском учебном округе, получили благоприятный исход лишь в 1870 г., при новом уставе.5

Экзамены производились по всем предметам семинарского курса, и весьма внимательно и строго. При приеме имели значение не столько устные, сколько письменные ответы. С III по VII курс писались три сочинения – по богословию и философии (одно из них - на латинском языке). Страх пред экзаменами стал ослабевать лишь в 60-х годах, вследствие ослабления требований к поступающим и уменьшения числа экзаменов, отчасти под влиянием либеральных веяний и легкости поступления в Университеты. При ректоре архим. Агафангеле6 сократилось число дней и часов, отводимых на экзамены, требовалось ответить кое-что, а главное – произвести приятное впечатление на ректора внешностью, веселым и бойким видом. Коротки были экзамены и при архим. Иоанне7. По экзаменационным баллам8 составлялся ректором приемный список и на основании его распределялись стипендии: первые по списку сразу попадали на казенное содержание, другие принимались условно, до усмотрения, третьи, большей частью волонтеры, если не попали в первые два разряда, принимались своекоштными (по окончании курса получали обычные права).

II. 1870-1884 гг. Действие устава 1869 г.

По штатам 1869 г. в Казанской академии положено было 100 казеннокоштных студентов, а с 1879 г. число казенных стипендий было увеличено на 60 и составило 160, разделенных поровну между четырьмя курсами. Причем это увеличение должно было произойти в четыре года, начиная с 1880 г.9 Вызывались студенты из семинарий преимущественно бывшего Казанского округа, да еще так, чтобы попало в Академию возможно большее число из отдаленных мест – Сибири, Кавказа и Астраханской губернии. Но в данный период начались уклонения от поступления в Академию, а кроме того, иногда семинарские начальства не могли никого и послать из окончивших. Объясняется это разрешением поступать в Университеты прошедшим четыре класса семинарий и уходом туда большинства лучших воспитанников. Но зато в Казанскую академию стало являться много волонтеров из окончивших ранее курс семинарий, даже священников; с 1880 г. их бывало иногда более, чем вызванных. Прибывшие в Академию подвергались медицинскому освидетельствованию, которое не было простой формальностью(на основании его, например, в 1875 г. не были допущены три человека),10 и экзаменам. Предметами устных испытаний были: догматическое богословие, библейская и церковная история, классические языки (в 1871 и 1883 г. два, в остальные годы – один) и один новый (с 1872 г.). Два экзаменационные сочинения писались на богословскую и философскую темы. Для приема требовался балл не ниже трех, особенно по сочинениям, на которые Казанская академия обращала “особенное внимание, как на одно из действительнейших средств в оценке зрелости суждений и знания отечественного языка”. Но были случаи приема с баллами и ниже трех, что в 1876 г. разрешено было и Синодом под тем условием, что двойка покрывается удовлетворительными отметками из других, но однородных предметов.11 В 1881 г. Синод особым указом установил правила приемных испытаний, еще более облегчавшие семинаристам доступ в Академию, и в том же году распорядился принимать во внимание и семинарские аттестаты. Совет Академии стал составлять порядковый список новопоступающих, присоединяя к среднему баллу экзаменов средний балл аттестата. Кроме семинаристов, были приняты два гимназиста, сдававшие экзамен по катихизису (вместо богословия) и писавшие сочинение по словесности (вместо философии). Лучшие из выдержавших (а в первые годы и все) принимались на казенное содержание (за исключением, с 1876 г., женатых), прочие же – на своекоштное.

III. 1884-1910 гг. Действие устава 1884 г.

Академические курсы при небольшом числе казенных стипендий в данный период пополнялись главным образом волонтерами. Но в первые годы по введении нового устава не было велико и их число, они не могли быть приняты в Академию, ввиду тесноты ее помещений и невозможности для них жить на частных квартирах. Все эти стеснения привели к тому, что и с расширением в 1889 г. академических зданий являлось небольшое число волонтеров, человек 20-30. С середины 90-х годов число волонтеров стало расти: с 48 в 1893 г.12 оно к 1899 г. дошло до 70.13 И если в 1894/5 уч. году на четырех курсах академии было только 207 учащихся, то к началу 1897/1898 уч. года – 282.

Объясняется это притягательностью личности ректора – архим. Антония (Храповицкого)14. Период ректорства архим. Антония был своеобразной эпохой в жизни академии. Казанская академия при новом своем ректоре стала самой многолюдной из всех четырех высших духовных школ Российской империи. К тому же имели влияние частные разрешения Синода принимать священников с позволением жить на своих квартирах (в 1897 г. было разрешено принять одного казанского диакона под условием рукоположения в священники), а также направлением Синодом в Казанскую академию многих “братушек” и других иностранцев. Иногда число иностранцев доходило до 16. Кроме славян принимались японцы, сирийцы, арабы.

Кроме духовных лиц и иностранцев, в Казанскую академию в ректорство Антония (Храповицкого) нахлынули воспитанники светских учебных заведений, которые издавна пользовались льготами при приеме в Духовные Академии. Между ними были даже кандидаты университетов (они поступали без экзамена). Но в 1901 г. ситуация меняется радикальным образом: указом Св. Синода (1901 г.) условием допущения их к приемным испытаниям в Академиях был предварительный экзамен в семинариях по всем богословским предметам, что сравняло их с семинаристами. После этого в Казанской академии число светских искателей духовной науки сильно сократилось. Этому же содействовало установление Советом в 1902 г. конкурсной нормы в 40 человек с тем расчетом, чтобы число всех студентов первого курса с принятыми сверх нормы (иностранцы и имеющие право на жительство в частных квартирах) не превышало 50. В этом году прибыло к поступлению 40 человек, в следующем – только 37, так что пришлось оказывать большую снисходительность. В 1906 г. были зачислены в студенты экзаменовавшиеся (51 ч.) и два выдержавшие испытание в 1905 г. В числе принятых – 10 священников и один диакон. Такой наплыв духовенства был вызван разрешением Синода 1906 г. принимать в Академию женатых духовных лиц, с предоставлением им даже казенных стипендий. В 1907 г. принято опять 10 духовных лиц(четверть всех поступивших).

В числе условий поступления в Казанскую академию были: сдача экзамена, удовлетворение некоторым формальным требованиям и физическое здоровье. С 1884 по 1895 г. для приемных устных испытаний назначались следующие предметы: догматическое богословие, общая церковная история, русская гражданская история, один из древних языков (с 1884 г. – два) и один из новых. Для письменных: один из богословских предметов (Св. Писание, богословие догматическое, нравственное, основное) и один из философских или истории литературы. В 1896 г. вместо русской гражданской истории поставлено было нравственное богословие, а с 1897 г. – русская церковная история. В 1901 г. академия объявила по семинариям Казанского округа, что балл по новому языку будет иметь значение как при составлении списка принятых, так и при распределении стипендий. С 1902 г. по синодальному указу от 19 декабря 1901 г. установлены одинаковые экзамены во всех Академиях, и притом постоянные: устные по Св. Писанию отдельно Ветхого и отдельно Нового Завета, по догматическому богословию, церковной истории – общей и русской, одному древнему языку; письменные по нравственному богословию, философии и поучению.15 Но указом 1904 г. из этого списка была вычеркнута русская церковная история, велено было понизить строгость требований и сочинения читать каждое двум рецензентам. В 1907 г. последовало подтверждение этих указов. Чтобы быть принятым, требовалось выдержать экзамены удовлетворительно. При одной двойке, притом покрываемой с избытком баллами по другим предметам, и при наличии вакансии можно было быть принятым. Но добивались часто приема и совсем плохо отвечавшие и надеявшиеся на снисхождение Совета или архиерея. Ввиду этого в 1897 г. была образована комиссия по разъяснению и выработке правил для лиц, вновь поступающих в Академию. Постановлено было и Советом одобрено: не принимать имеющих единицу или две двойки (кроме особого усмотрения Совета);16 письменная двойка должна быть заглажена одной или даже двумя четверками по сочинениям или четверкой по однородному устному предмету или общей четверкой, тоже и устная двойка; при выводе баллов брать средний балл по всем предметам семинарского курса, слагать с удвоенным средним баллом по устным ответам и сумму делить на 5.17 При всем том продолжали оказывать снисхождение не удовлетворившим этим требованиям и Совет, и местные преосвященные, а иногда и Синод. Экзамены производились в августе, но делались исключения, и студенты в Академию принимались иногда в сентябре и даже в ноябре (1897 г.)18. Вторым условием для приема было представление всех необходимых документов. Условно, до получения разрешения от Синода, принимались невдовые священники и диаконы, если они ранее не запаслись разрешением, и лица, состоявшие на службе – до увольнения с нее. Имело, наконец, значение удостоверение врача.

Как составлялись курсы в Казанской академии и на каких условиях принимались студенты, видно, например, из протоколов 1897 г. Было принято: 25 на казенное содержание, 34 на свое в общежитии, двое – на частной квартире (священники)19 и, кроме того, шесть болгар на синодальные стипендии20. Отказано: пяти за недостатком места в академических зданиях, четырем за неудотвлетворительностью сдачи экзамена и одному – за невыслугой пяти лет псаломщиком.21 В качестве сторонних слушателей допущено пять человек: два студента Семинарии, сухумский священник, казанский диакон и вольнослушатель Киевской академии. В ноябре приняты еще два священника и кончивший курс в Ларинской гимназии (в Санкт-Петербурге.).

Нужно отметить еще, что в 1895 г. был принят в Академию студент, удовлетворительно выдержавший экзамен в 1894 г.22

IV. 1910-1917 гг. Действие устава 1910 г.

Период действия устава 1910 года характеризуется, в первую очередь, усилением реакции, последовавшей после первой русской революции. В 1911 г. были приняты новые поправки, еще более ограничивающие права и внутреннюю свободу правления академий.

Но, не смотря на это, поток студентов в академию не уменьшается, а наоборот, самым парадоксальным образом, видна тенденция к увеличению числа желающих продолжить богословское образование. Оно достигает к 1917/8 уч. году невиданного прежде – 119 человек (из которых к 1918/9 году останется только 31).

В эти годы, означенные разрешением Св. Синода принимать белое духовенство, последнее почти всегда составляет треть от общего числа студентов и достигает в 1917 г. 116 человек из 302 учащихся (и если учесть, что из этих 302 числящихся студентов 59 были призваны на военную службу, то соотношение становится впечатляющим : 116 клириков и 127 мирян). Такой наплыв в Академию белого духовенства объясняется еще и тем, что в связи с призывами многих студентов на фронт освобождались места в студенческом общежитии, куда и переезжало духовенство (зачастую с семьями).

Требования, предъявляемые к воспитанникам семинарий, остаются те же, что и в предыдущий период: сдаются устно догматическое богословие, общая церковная и гражданская история, один из древних и новых языков, и пишется два сочинения, на богословскую и философскую темы. Немаловажным фактором является также и здоровье студентов, но на это уже не так строго обращают внимание. Согласно уставу 1910 г., без экзаменов принимаются кончившие курс университетов и других высших учебных заведений, но на свое содержание, желающие же занять казенные стипендии принимаются на общих основаниях.

Св. Синод продолжает направлять в Казанскую академию на обучение иностранцев (так, например, в 1912 г. их в Казани было пять: один японец, один серб и три болгарина).23

V. 1917-1921 гг.

Последний период является временем заката Казанской академии, она держится поистине на фанатическом энтузиазме ректора, профессорской корпорации и студентов, старающихся изо всех сил предотвратить уже предопределенное. Число поступающих в этот период стремительно падает, и кардинально меняются сами правила поступления. При наборе 1919 года в академию стали принимать не только перворазрядных выпускников семинарий, но и окончивших их по второму разряду, причем без экзаменов, а остальных – по сдаче экзаменов (не выходящих, правда, за пределы минимальной семинарской программы).

Устав 1910 г. теряет теперь всяческое значение, и для обобщения действий еще существующих академий принято решение вернуться к основным положениям Временных правил 1906 года.

В таком виде униженная, но не уничтоженная Казанская духовная академия доживает до 1921 г., когда ей все-таки удалось отстоять себя хотя бы как частное религиозное учебное заведение, разрешенное законодательством. С этого года мы знаем ее как Богословский институт. Но просуществовать ему удалось менее года. Требования к приему в него падают до минимума. Принимаются все желающие, без каких-либо сословных или др. ограничений. Окончившие до революции средние учебные заведения – без экзаменов, а остальные – по сдаче минимальных требований: вероучение, нравоучение, объяснение богослужений (в объеме курса бывших гимназий), история Церкви (до 1054 г.). Также пишутся 2 сочинения на богословские темы.

Все вышеперечисленное свидетельствует о падении как числа поступающих, так и общего уровня образования.

Таким образом, по рассмотрении изменений вступительных требований, количества поступивших и наиболее ярких примеров из жизни Казанской духовной академии за все периоды ее существования, становятся понятны процессы, совершавшиеся в обществе. Смены уставов 1814, 1869, 1884 и 1910 годов, Временных правил 1905 г. и поправок 1911 г. повторяют наступление либеральных реформ и периодов реакции. Количество студентов и их желание обучаться в академии, особенно после отмены сословности и начала доступа семинаристов в университеты, постоянно падает и начинает расти только под влиянием харизматической личности Антония (Храповицкого), а впоследствии – в результате отмены запрета на прием в академию белого духовенства.

Со временем становятся все более и более мягкими условия поступления в Академию, что, естественно, не могло привести к более высоким научным достижениям.

Примечания

1 Это был М. Кустодиев, присланный в 1862 г. из Астраханской семинарии на казенный счет. Семинарское правление мотивировало такое отступление от заведенного порядка тем, что в числе оканчивавших курс у него не нашлось тогда ни одного студента, достойного быть посланным в академию, Кустодиев же, хотя и среднего отделения, но с выдающимися способностями и вполне подготовлен к академическому образованию.

2 Знаменский П.В. История Казанской духовной академии за первый (дореформенный) период ее существования (1842-1870 гг.). Вып. 3. – Казань, 1892. – С. 130.

3 В него входили семинарии Казанская, Нижегородская, Симбирская, Пензенская, Тамбовская, Саратовская, Астраханская, Оренбургская, Вятская, Пермская, Тобольская, Иркутская, Кавказская, Самарская, Архангельская, Орловская, Донская, Вологодская, Уфимская, Томская и др.

4 Цит. по: Знаменский П.В. Указ. соч. – С. 124-125.

5 Знаменский П.В. Указ. соч. – С. 125.

6 Архим. Агафангел (Соловьев), ректор Казанской духовной академии с 30 января 1854 г. по 4 марта 1857 г. 31 марта 1857 г. хиротонисан во епископа Ревельского, викария С.-Петербургской епархии. С 6 февраля 1860 года – епископ Вятский и Слободской. С 17 июня 1866 г. – епископ Волынский, священноархимандрит Почаевской Успенской Лавры. 31 марта 1868 года возведен в сан архиепископа. Скончался 8 марта 1876 г.

7 Архим. Иоанн (Соколов), ректор Казанской духовной академии с 17 марта 1857 г. по 31 марта 1864 г. 31 марта 1864 г. перемещен ректором в Петербургскую академию. 17 января 1865 г. хиротонисан во епископа Выборгского, викария С.-Петербургской епархии. 13 ноября 1866 г. переведен на Смоленскую кафедру. Скончался 17 марта 1869 г.

8 Знаменский пишет, что есть основания полагать, что неудовлетворительные оценки в списках для отправки в Синод зачастую исправлялись на более высокие. Например, при архим. Иоанне студенты своими глазами видели, как он чуть не сплошь ставил им единицы, а в списках, отправленных в Петербург, у всех были вполне сносные баллы.

9 Протоколы заседаний совета Казанской духовной академии. – Казань, 1880 г. – С. 185-186.

10 Прот. 1875 г. С. 166.

11 Прот. 1881 г. С. 209.

12 Прот. 1893 г. С. 371-373.

13 Прот. 1899 г. С. 145-151.

14 Архим. Антоний (Храповицкий), ректор Казанской духовной академии с 1895г. по 14 июля 1900 г. 7 сентября 1897 г. архим. Антоний был хиротонисан во епископа Чебоксарского, викария Казанской епархии. 1 марта 1899 году, с открытием в Казани второго викариатства, еп. Антоний назначается епископом Чистопольским, первым викарием Казанской епархии. С 14 июля 1900 году еп. Антоний переведен епископом Уфимским и Мензелинским. С 27 апреля 1902 года – епископ Волынский и Житомирский, священноархимандрит Почаевской Успенской Лавры. В 1906 году возведен в сан архиепископа. В 1911 году награжден бриллиантовым крестом для ношения на клобуке. В 1912 году был назначен членом Святейшего Синода с оставлением его на занимаемой кафедре. 14 мая 1914 года назначен архиепископом Харьковским и Ахтырским. 1 мая 1917 году уволен на покой, согласно прошению, с назначением ему местожительства в Валаамском Спасо-Преображенском монастыре Финляндской епархии. 16 августа 1917 г. вновь назначен архиепископом Харьковским и Ахтырским. Был крайним оппозиционером всей Русской Православной Церкви. 28 ноября1917 был возведен в сан митрополита Харьковского. В этом же году 17 мая был председателем Украинского Церковного Собора и на нем был избран митрополитом Киевским и Галицким. В конце 1919 года эмигрировал в Югославию, где организовал Карловацкий собор. Запрещен Патриархом Тихоном в священнослужении. Умер в августе 1936 г. под запрещением и погребен в Белграде.

15 Прот. 1902, С. 98.

16 Прот. 1897, С. 273.

17 Там же, С. 274.

18 Там же, С. 309-310.

19 Там же, С. 276-278.

20 Там же, С. 280-282.

21 Там же, С. 278.

22 Прот. 1895, С. 281.

23 Отчет о состоянии Казанской духовной академии за 1911/12 уч. г. – Казань: Центральная типография, 1912. – С. 25.

Литература

1. Гвоздев И. Двадцатипятилетие Казанской духовной академии. Историческая записка. – Казань: Б.и., 1868. – 106 с.

2. Журавский А.В. Казанская духовная академия на переломе эпох (1884-1921): Дис. канд. ист. наук/ Ин-т Рос. ист. АН; Центр ист. религии и церкви. – М., 1999. – 301 с.

3. Знаменский П.В. История Казанской духовной академии за первый (дореформенный) период ее существования (1842-1870 гг.). Вып.3. – Казань: Университетская типография, 1892. – IV, 446 с.

4. Отчет о состоянии Казанской духовной академии за 1911/12 уч. г. – Казань: Центральная типография, 1912.

5. Протоколы заседаний совета Казанской духовной академии. – Казань: Университетская типография, 1870-1914.

6. Терновский С.А. Историческая записка о состоянии Казанской духовной академии после ее преобразования (1870-1892 гг.). – Казань: Университетская типография, 1892. – 652, VI с.

7. Устав православных духовных академий, высочайше утвержденный 2 апреля 1910 года, и изменения устава, последовавшие в 1911 году и высочайше одобренные 29 июля и 26 августа 1911 года. – Казань: Центральная типография, 1911. – II, 75, 30.

8. Устав православных духовных академий. – Б.м.: Б.и., [1869]. – 34, 1.

9. Харлампович К.В. Казанская Духовная Академия (1842-1907). Исторический очерк // Православная Богословская энциклопедия, Т.VIII. – СПб, 1907. – 702 – 866 ст.