С.В. Петров. Митрополит Сильвестр (Холмский)

Митрополит Сильвестр (Холмский)

С.В. ПЕТРОВ
(КазДС)

Тема нашего доклада связана с историей христианства в Казанском крае. Следуя заветам апостола Павла поминать наставников своих (евр. Глава 13,7) мы хотели бы раскрыть историю жизни и деятельности митрополита Сильвестра (Холмского). Являясь истинным пастырем Церкви Христовой, он ревностно занимался просветительской деятельностью.

Митрополит Сильвестр родом из дворян северного края России, по фамилии Холмских. Обучался в Украинской духовной школе, был казначеем архиерейского дома при Новгородском митрополите Иове. Своими достоинствами обратил на себя внимание митрополита Иова. В декабре 1700 года возведен в сан архимандрита Деревяницкого монастыря Новгородской епархии, в котором правил в течение трех лет. C 1701 года переведен в Юрьев Новгородский монастырь. Здесь он был вовлечен в борьбу между великорусской и малорусской партиями, причисляя себя к великорусской партии, что в последствии отразилось на его карьере. В 1724 году интригами бывшего архиепископа Новгородского Феодосия Сильвестр будет лишен сана митрополита.

С 23 октября 1704 года является настоятелем Троице-Сергеевой лавры. В этот период он знакомиться со святителем Дмитрием Ростовским известна их переписка. Следует также отметить что митрополит Сильвестр, как и другие духовные лица из великорусов, был не доволен реформами Петра, которые уже тогда сильно затрагивали духовенство. Он обращает взоры на царевича Алексия, который тоже не любил украинцев и дружил с одним великорусским духовенством.

Петр смотрел на имущества и вотчины монашествующего духовенства, как на «тунегиблемыя», и положил себе задачей извлекать из них как можно больше выгод для государства. С этой целью в 1701 году им был устроен монастырский приказ, получивший в свое ведомство все архиерейские и монастырские хозяйства. Духовные власти были совершенно отстранены от управления церковными вотчинами. Монастырский приказ состоял не в церковном, а в государственном ведомстве, будучи подчинен Сенату. Нам известно, что не все иерархи были согласны с монастырской реформой Петра. Так вызвал недовольство царя Нижегородский митрополит Исаия. Он лишается кафедры и отправляется на покой в Кириллов Белозерский монастырь. На его место с 14 сентября 1708 года хиротонисан в епископа Нижегородского и Алатырского Сильвестр с возведением в сан митрополита.

C 1719 года начинается постепенное его понижение по иерархической лестнице и переводы его с одной кафедры на другую, 22 марта 1719 года царь ставит епископом Питирима, а Сильвестра переводят в Смоленск.

На Смоленской кафедре Сильвестр будет всего один год в такое короткое время, часть которого притом прошла в отлучке из Смоленска в Петербурге, он не успел ни чем проявить свою деятельность.

3 марта 1720 года митрополит Сильвестр будет переведен в Тверь, от куда перевели Варлаама Косовского на его место в Смоленск. Эта епархия была гораздо богаче смоленской и нижегородской. Но зато Тверь никогда ни считалась митрополией и только однажды в 1682 году ею управлял митрополит Варсонофий. Сильвестр оставлен в прежнем сане митрополита, но должен сменить белый клобук на черный, и степенью стоять ниже воронежского архиерея. Это уже было очевидное понижение. В Твери он находился около трех лет. Самым важны делом, которое требовалось от него в этой новой епархии, будет дело первоначального устройства архиерейской школы, которой здесь еще не было.

24 февраля 1724 года определен епископом Рязанским и Муромским.

25 июля 1725 года перемещен епископом Казанским и Свияжским. Для возвращение сана митрополита он подал в Синод прошение на Высочайшее имя. Его просьба была удовлетворена, но с ношением черного клобука. Казанская епархия занимала в списке третье место после Киевской и Новгородской. В то время она простиралась по всей восточной полосе России от реки Суры и Ветлуги до Уральских гор, на севере от границы вятской епархии, на юге до реки Самары захватывая всю область Урала до Каспийского моря. В ней насчитывалось около 1000 церквей и 20 монастырей. Это был еще глухой край окраины России, сюда толпами стекались раскольники, беглые и «всякие люди». Предшественником Сильвестра был в Казани митрополит Тихон III (1699-1724), один из почтеннейших иерархов Петровского царствования.

Самое первое столкновение его в Казани было с архимандритом Спасского монастыря Ионой Сальниковским, с которым у него не покончены были счеты еще по Троицкой лавре и который при вступлении Сильвестра на казанскую кафедру был большой силой в епархии. 1726 году Сильвестр подал на Иону в св. Синод доношение о расхищение им монастырской казны и не законной распродажи в свою пользу церковных вещей из монастырей Кизического и Федоровского. Монастыри эти были приписаны архиерейскому дому. Но при Тихоне Иона успел выхлопотать их к своему Спасскому монастырю и в 1724 году перевез к себе всю их утварь. Обстоятельство очень важное для отягчения его в глазах Сильвестра, который всегда был ревнителем архиерейского дома.

1730 год восшествие на престол Анны Иоанновны повлекло за собой падение великорусской партии в св. Синоде и сильно поколебал торжество Сильвестра. Во главе церковных дел теперь стал Феофан Прокопович, который начал с лихвой расплачиваться со всеми архиереями прежде его затиравшими. В марте 1730 года св. Синод поручил произвести следствие о расхищенных Ионой церковных денег и вещей казанскому губернатору Артемию Петровичу Волынскому. Волынский в начале архиерейства Сильвестра в Казани был в хороших с ним отношениях. Но эти отношения были не прочны и скоро разладились. Одной из характерных черт того времени были очень частые ссоры между губернаторами и архиереями. Власть губернатора почти ни чем не ограничивалась и вырабатывала удивительный произвол и самодурство которые были иногда не лучше произвола и самодурства древних воевод.

В частности, Волынский был давно уже известен своей властолюбивой раздражительностью самодурством, и привычкой давать полную волю своим рукам. Из Астрахани, где он был прежде губернатором, св. Синод получил уже несколько жалоб, на его самовольное и грубое вмешательство в церковные дела. Легко понять, почему он долго не мог ужиться с таким архиереем, как Сильвестр. До 1730 года явных сор и столкновений между ними нет, но разных недовольств накопилось много, все скопившееся раздражение прорвалось в деле Сальникова и произвело ожесточенную борьбу двух казанских властей. Когда дело Сальникова попало, в руки Волынского он повернул дело на прямую дорогу. Он освобождает Иону от заточения.

Сильвестр в это время находиться в Москве и всеми силами пытается повредит Волынскому. Он подает в Синод свою знаменитую записку на губернатора в 38 пунктах, в которой изображает разные его злоупотребления.

Волынский, узнав об этом, пришел в сильное раздражение. Маралась его служебная репутация причем он был племянником приближенного императрицы, Андрея Салтыкова. Он принялся отписываться от челобитной в письмах к Салтыковку, не стесняясь в выражениях на митрополита, отыскивая разные злоупотребления по епархиальному управлению. Сильвестр, узнав об этом, предупреждает его донесения своими челобитными к Салтыкову и генерал-прокурору П.И. Ягужинскому.

В 1731 году в Свияжский монастырь прибывает великорус, один из лишенных архиерейского сана друг и покровитель Сильвестра Игнатий Смола Коломенский, назначенный сюда в заточение в качестве политического преступника. Сильвестр принял его радушно и дружественно с ним обращался, посещал его в заточении и сам принимал его у себя в Раифском монастыре. Последовал высочайший указ об исследование поведения Сильвестра. 30 декабря 1731 года Сильвестра переводят в Александриевский монастырь с запретом носить архиерейскую мантию и совершать богослужения. В 1732 года, его переводят в псковский Крыпецкий монастырь, он там находиться под строгим арестом. В октябре 1732 года дело окончилось тем, что кабинет при Высочайшей особе лишает его архиерейство, оставив простым монахом, и ссылает в Выборг, для содержания в замке. Где он и умирает в 1735 году.

Следствие Сильвестра стоило многих страданий казанскому духовенству. Между разными обвинениями Волынского и Сальникова было приписано то, что он не велел поминать при богослужении св. Синод. Из этого 1732 года возникло огромное следствие, к которому было притянуто огромное число духовенства за прекрывания незаконного распоряжения архиерея. Следствие проходило так строго, что даже один из подсудимых архимандрит Ивановского монастыря Иоаким не выдержал и повесился.

Подытожим наш доклад: Митрополит Сильвестр Холмский являлся на наш взгляд ревнителем благочестия, он не мог смириться с Петровскими нововведениями в Церкви, стремился оградить Церковь от пагубного влияния малорусов: так как малорусы в угоду политики Петра и ближайших его приемников, пренебрегали интересами Церкви и духовной традиции России. Сильвестр пострадал, будучи борцом за правду. Этот пример очень ярко характеризует ту эпоху, когда политические взгляды, а не духовная жизнь человека решали его судьбу и могли загубить жизнь человека.