Г.В. Ибнеева. Пребывание Екатерины II в Риге в ранних сочинениях И.Г. Гердера

Пребывание Екатерины II в Риге в ранних сочинениях И.Г. Гердера1

Г.В. ИБНЕЕВА
(КГУ)

Ритуал путешествий Екатерины II представляет собой пространство легитимации императорской власти. Особая роль в конструировании этого пространства легитимации принадлежит русской православной церкви. Речи духовных лиц (приветственные, хвалебные, поздравительные), написанные по случаю приезда императрицы; одическая поэзия, канты учащихся и учителей российских семинарий, долженствующих приветствовать российскую царицу, – все это способствовало политической поддержке российской монархини 2.

Произносили ли речи представители других конфессий, в частности, например, лютеранское духовенство Остзейского края, встречая российскую императрицу в 1764 г.? Как свидетельствует журнал путешествия Екатерины по остзейскому краю, эти речи ими произносились. Однако до нас дошла крайне скудная информация относительно содержания этих выступлений. Конректор рижского лицея Иоганн Готфрид Арндт сообщает в письме к известному в будущем просветителю Ф.К. Гадебушу о поздравительной речи, которую произнес пробст (старший пастор) Антон Генрих Кенигсхавен, когда Екатерина находилась в Дерпте 3. Известно также, что в Дерпте, в момент пребывания императрицы в Ратуше, произнес речь пастор Х.Д. Ленц 4. В ней он отмечал, что императрица, которую ценят как «философа на троне», сохранит пожизненное уважение 5.

Для реконструкции восприятия образа Екатерины образованной частью остзейского общества, в том числе и духовными лицами, представляется возможным привлечь ранние сочинения молодого Иоганна Готфрида Гердера (1744-1803) – в будущем великого немецкого философа, мыслителя. Молодой теолог, учившийся в Кенигсбергском университете у самого Канта, приехал из Кенигсберга в Ригу в ноябре 1764 г., чтобы стать учителем Домской школы 6. С января 1765 г. Гердер, наряду с работой в Домской школе, работает помощником библиотекаря в городской библиотеке. В феврале 1765 г. после соответствующего экзамена Гердеру поручают читать по воскресеньям проповеди в Домской церкви 7.

Несмотря на то, что духовный мир большинства бюргеров Риги был довольно ограниченным, тем не менее у образованной части рижан к середине столетия наблюдается довольно сильное влияние французского Просвещения. 20-летний Гердер был в курсе общественной жизни края: он входил в кружок братьев Беренс, который имел просветительский характер. В нем учасвовали видные деятели просвещения в остзейских землях: И.Г. Линднер (1729-1776), И.К. Беренс (1730-1792), И.Г. Гаман (1730-1788), Г.И. Линднер (1734-1808), Т.Г. Хиппель (1741-1796) 8. Некоторые биографы Гердера отмечают, что он знал о дебатах, разгоревшихся на Лифляндском Лантаге 1765 г., и был пламенно воодушевлен партией барона Шульца 9. По мнению других исследователей, по конкретным политическим вопросам времени, в частности, крестьянскому вопросу, Гердер не высказывался 10.

В годы своего пребывания в Риге Гердер был горячим сторонником Екатерины и ее преобразований, поддерживал правительственную платформу в деле реформ, превозносил Екатерину как просвещенную монархиню. Она казалась ему идеалом правителя. Как пишет биограф великого мыслителя Р. Гайм, во время прибытия Гердера в Ригу там еще было свежо воспоминание о посещении Екатерины, так как со времен Петра ни один император не посещал этого города; восторг, с которым население встречало императрицу, будто окончательно скрепил результаты завоевания11. Действительно, первые сочинения Гердера несут на себе отпечаток того, что пребывание Екатерины в крае явилось в некотором смысле импульсом для их создания. Гердер впитал атмосферу, царившую после отъезда императрицы. Уже в первом его сочинении – хвалебной песне (оде) на празднование Нового года (1765) он вспоминает приезд императрицы, который сравнивается с приходом богини:

Он [бог] венчал наш год пальмами,

Что благословенными реками тают,

Он закрыл город к скале, поднял наши дома

Высоко к дворцам:

Окружает нас вместо войск

с кораблями; да вокруг нас

поле стало раем, ибо монархиня,

как богиня, к нам пришла 12.

Как отмечают исследователи, язык хвалебной оды, восхваляющей личность высочайшей особы, принадлежит барочной традиции 13. Эта традиция найдет свое продолжение и в последующих сочинениях. 27 июня 1765 г., накануне очередной годовщины восшествия Екатерины на престол, в школе состоялось празднование этого события, где Гердер выступил с речью и одой. В его речи «О грации в школе» также прозвучали слова, отождествляющие образ императрицы с античной богиней: «как милостивая богиня, сошла со своего трона, нашу Ригу благословила, …и нам ликование в уста возложила» 14.

Факт посещения Екатериной Лифляндии и Эстляндии явился хорошим поводом для того, чтобы задуматься, что есть гражданин, верноподданный, в чем заключаются его обязанности перед обществом и государством. В этой речи Гердер выстраивает отношение верноподданного остзейских земель к монархине – каким оно должно быть: «…я, который был чужеземцем и теперь являюсь Вашим подданным, я осмеливаюсь нашей императрице теперь мое благоговение, пожелания и поклонение приносить. Я пою тебе, кто патриот – поет за мной» 15. Таким образом, Гердер связывает патриотизм с изъявлением поддержки российской императрицы. Верноподданность явилась одной из констант патриотизма.

«Благоговение, пожелания и поклонение» для императрицы, которая, как все знали, позволила умертвить своего мужа. Исследователи отмечают, что не моральные категории позволили Гердеру делать политические реверансы в сторону Екатерины. Конец его речи, в которой звучит «Ода на восшествие Екатерины II», свидетельствует о том, что он отталкивается от другой системы критериев 16. Центральные строфы оды выстраивают поэтически возвышенный, просвещенный образ милостивой правительницы, который Гердер видел или желал увидеть:

«О трижды ликующая земля!

Скипетр которой целовал тебя, и осмеливается с законом,

И говорит: Ты не должен быть палкой для моих слуг,

Ты должен быть милостивым скипетром!…» 17.

Скипетр в Екатеринской руке, который не должен быть палкой для подданных, обозначал, по мысли Гердера, определенную социальную, политическую программу. Скипетр, «целующий» землю подданных согласно закону, олицетворял цель просвещенной монархии.

В оде Гердер выстраивает мифологизированный образ «матери отечества»: он называет Екатерину «нашей матерью», подобно «грации на европейском высочайшем троне», «героиней в пальмовой короне (palmencrone), которая не вымолит у Бога Отца ни земной роскоши, ни богатства, но материнского сердца для ее государства и соломоновского разума».

Там празднуют ангелы, там лился от высот Иовиса [Юпитера]

Елей мудрости, которое росой стекает с Хермона18,

Рекой на ее голову, и – она стала [тем], что есть она!

Монархиня, мать, императрица,

Европы арбитр,

Богиня России и сияние Севера –

Это все и еще более стало в Екатерине 19.

Образ «матери отечества», создаваемый Гердером, – одно из оснований легитимности российских императриц XVIII в. Это то, что присутствует и в хвалебных речах и проповедях русского православного духовенства на приезд императрицы в тот или иной город Российской империи, которые будут прочитаны во время встречи императрицы в ее дальнейших путешествиях 20. Таким образом, можно отметить единство пространства легитимации монарха в разных частях империи.

Эта общность проявляется также и в установлении преемственности существующей власти с предшествующими монархами. В заключении своей оды Гердер написал, что «ему хотелось бы назвать старое время их отцов священным, – в то время Петр Великий включил Лифляндию в свое государство, и он желал бы назвать их (свое) время священным, поскольку Екатерина к ним приезжала» 21.

11 ноября 1765 г в Риге состоялось знаменательное событие – открытие нового здания Ратуши. Поскольку Ратуша включала в себя и судебные учреждения, она олицетворяла собой и суд. Основание, начало ее строительства было освящено самой Екатериной во время пребывания ее в крае. Дело в том, что в бытность Екатерины в Риге генерал- губернатор края Ю.Ю. Броун поднес ей планы судебных мест в Риге, Вендене, Пернове с относящимися к ним архивами и другими строениями. 14 июля 1764 г. Екатериной был подписан указ о назначении 15 тыс. рублей («из здешних штатских доходов» края) на постройку судебных мест в Риге, Вендене и Пернове 22. В день открытия нового здания Ратуша и бюргерство города устроили по этому поводу праздник с церковной службой и праздничной пышностью. С торжественной проповедью выступил главный протестантский священник (oberpastor), пастор собора св.Петра Иммануил Юстус фон Эссен. В ней он благодарил за бесценный подарок милостивую государыню Екатерину II, которую он назвал «истинной матерью этого города и целого государства». В речи отразилось намерение Эссена показать, что право и законность связываются с именем Екатерины. От лица всех жителей он заверял, что право и законность будут царить в этом суде. Все ожидают, отмечал он, что должны быть установлены такие порядки, при которых будет утверждена законность для всеобщего блага 23.

После обеда для учеников Домской школы состоялся праздник, на котором выступил Гердер с речью на тему: «Haben wir noch jetzt das Publicum und Faterland der Alten?» («Имеем ли мы еще теперь общество (публику) и отечество древних?»). Эта речь практически не была объектом изучения исследователей. Следует отметить, что она в определенной степени перекликается с речью Эссена. В своей речи Гердер упоминает об основании здания суда и связывает его с императрицей: вспоминая императрицу, он называет ее «матерью отечества», высшей попечительницей и защитницей правосудия в ее обширном государстве, Фемидой, ее сестрой. С именем Екатерины он ассоциирует и законность 24. Память об освящении ею суда наводит связующий мост между Отечеством и Россией:

Твое [Отечество] - вот этот дом под сенью Екатерины, который она сама полностью освятила своим величеством:

Так долго России орлиные главы соединяются

Так долго цветет здесь право и справедливость 25.

Важным в этой речи является то, что Гердер развивает понятие «патриотизм», которое уже появилось в речи «О грации в школе». В наше время, пишет он, вследствие перемен в нашей государственной жизни в наших учреждениях, ни ораторы, ни писатели не имеют такой же публики, какую имели древние. Однако Отечество, как воплощение всего прекрасного и возвышенного, у нас еще есть. Оно представлено как иноземное, новое отечество, приобретаемое через заслуги. Он поет хвалу этому новому Отечеству и Екатерине. Гердер, как житель Риги, столицы своеобразной республики в составе Российской империи, пишет, что и при монархическом правлении «приятно и похвально жертвовать своей жизнью для отечества». Он связывает слово «отечество» с приятным словом «свобода», точно так же, как это было у граждан древних республик. Однако, по его мнению, есть отличие: наша свобода отличается «приличием и умеренностью», это та свобода, которую «Рига получила от всемилостивейшей императрицы и которой она наслаждается вполне и с беспредельной признательностью» 26. Таким образом, Гердер подчеркивает привилегированное положение Остзейского края и связывает подтверждение его привилегий с Екатериной II.

Характерно, что понимание патриотизма, связанного со служением Отечеству и Екатерине, соотносится с образом Петра. Именно Петр является лучшим примером патриотизма: «Был ли Петр Великий не истинным патриотом, потому что – как имя и чудо нашего столетия – стал отцом своего древнего и создателем нового отечества?» Гердер дает понять, что именно патриотический дух позволил Петру отразить «все нападения и неудавшиеся стремления», т.е. дать отпор своим противникам. По мнению Гердера, именно патриотизм обусловил колоссальную созидательную деятельность Петра, достаточную и для десяти правителей27.

В заключение речи он проясняет свое собственное отношение к новому отечеству: он как бы обращается к немецким подданным Остзейского края. Гердер выражает уверенность, что и чужеземцы могут трудиться с такой же пользой, с какой трудятся патриоты, и что «своими заслугами они могут приобрести новое отечество вне своей родины»28. Очевидно, что данная статья оказалась созвучной настроениям жителей города, поскольку по желанию магистрата, как патрона школы, Гердер напечатал свою статью29.

Размышления Гердера о патриотизме накладывались на патриотический дискурс немецкоязычных земель, развивающийся на протяжении всего XVIII столетия. Особенно тема патриотизма стала популярной после Семилетней войны, когда развернулась дискуссия «об отечестве немцев» не только в немецких землях30, но и в остзейских31. Гердер связывает патриотизм со служением новому Отечеству, императрице Екатерине II. В этом отношении позиция Гердера была очень близка пониманию «патриотизма» пастора И.Г. Эйзена. Патриот – житель провинции Лифляндии и Эстляндии, верноподданный императрицы Екатерины II и российской империи, который выступает за просвещение в этих провинциях, за развитие народного образования, за общее благо («Gemeinwahl») 32. Эти стремления в целом совпадают с правительственной политикой Екатерины. В плане общественного воспитания намерения российской императрицы состояли и в том, чтобы воспитать гражданина, верноподданного, который в своей жизнедеятельности задумывается об «общем благе» государства и поддерживает правительственные реформы33.

Таким образом, ранние сочинения Гердера артикулируют те основные концепты, легитимизирующие власть императрицы, которые присутствовали и в проповедях российского православного духовенства: концепты «матери отечества», «общего блага». В них также утверждалась преемственность Екатерины с ее великими предшественниками, и прежде всего, с Петром Великим, провозглашалась сакральность императорской особы. С другой стороны, появляется и рациональное обоснование ее власти, а именно, стремление к просвещенным реформам. Ранние сочинения Гердера устанавливают пространство легитимации власти Екатерины II.

Гердер, действительно, связывал свои надежды на преобразования в Российской империи с именем Екатерины II. К концу 60-х годов его намерения простирались вплоть до создания новой конституции для России и представления ее на суд Екатерины. В 1769 г. Гердер уезжает из Риги. Он предпринимает путешествие по Европе, проводит несколько месяцев в Нанте, Париже, готовя себя к написанию сочинения, долженствующего затмить сам «Дух законов» Монтескье. Его дневник 34 и переписка дают неоспоримые свидетельства серьезности его намерений. Необъятность проекта, различные жизненные обстоятельства заставили его отказаться от задуманного35.

Примечания

1 Исследование выполнено при финансовой поддержке фонда Герды Хенкель (Sonderprogramm Osteuropa, grant 09/SR/04, Gerda Henkel Stuftung).

2 Ибнеева Г.В. Речи духовенства на приезд императрицы Екатерины Второй //Православный собеседник. 2004. № 8. 36-51.

3 J.G. Arndt –F.K. Gadebusch, 25 September 1764 //Briefe an den livlundischen Historiographen Friedrich Konrad Gadebusch (1719-1788): Regesten. Bearbeitet Friedrich von Keussler /Hrsg.C.Kupffer und P.Woerster. Marburg, Verlag Herder-Institute. 1998. Nr.95. (Sammlungen des Herder-Instituts zur Ostmitteleuropa-Forschung, Bd.5). [Пагинация отсутствует].

4 Христиан Давид Ленц (1720-1798) – генерал-суперинтендент, пастор, отец немецкого писателя Я.Р.Ленца.

5 Schnaak T. Zum Bildungsgang des jungen Lenz //”Ich aber werde dunkel sein”. Ein Buch zur Ausstellung Jacob Michael Reinhold Lenz /Hrsg.U. Kaufmann, W.Albrecht, H.Stadeler. Jena 1996. S.12.

6 Poelchau A. Notizen uber Herder // Rigasche Stadtblutter. Riga. 1873. № 49. S. 413.

7 Янкелович Л. Жизнь и деятельность великого немецкого гуманиста и демократа И.Г.Гердера в Риге // Ученые записки Латвийского государственного университета имени Петра Стучки ( Германия и Прибалтика). Рига, 1972. Т.159. С. 26.

8 Там же. С. 17-18.

9 Muller-Stenberg R. Herder in Riga // Ostdeutche Wissenschaft. Munchen, 1959. Bd.5. S. 234-251. Neuschaffer H. Katharina II und die baltischen Provinzen. Hannover-Dцhren, 1974. S.333.

10 Bellman D. Johann Gottfried Herders Aufenhalt in Riga unter besonderer Berucksichtigung der Folgen fur sein Osteuropabild. Wissenschaftlische Hausarbeit zur Erlangung des academischen Grades eines Magister Artium der Universitat Hamburg. Hamburg, 1990. S.70.

11 Гайм Р. Гердер, его жизнь и сочинения. М., 1888. Т.1.

12 Herder J.H. Sumtlische Werke /Hrsg.von B. Suphan. Berlin, 1889. Bd.29. S.16-17.

13 Keller M. Politische Seetraume: Herder und Russland //Russen und Russland aus deutsche Sicht: Aufklarung (West-Ostlische Spiegelungen. Wippertaler project zur Erforschung der Geschichte deutsch-russische Fremdenbilder unter der Leitung von Lev Kopelew). Munchen, 1987. S.364.

14 Herder J.H. Samtlische Werke… Bd.30. S.28.

15 Там же.

16 Keller M. Politische Seetrаme…S.364.

17 Herder J.H. Auf Katherines Thronbesteigung // Herder J.H. Sumtlische Werke …Bd.29. S.25.

18 Гора в Сирии.

19 Herder J.H. Auf Katherines Thronbesteigung // Herder J.H. Sumtlische Werke…Bd.29. S.24-27.

20 Там же.

21 Там же.

22 Указ Екатерины II – Ю.Ю.Броуну, 14 июля 1764 г. // Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. Рига, 1879.

23 Um Einweihungstage des neuen Rahthauses der Kaiserlichen Stadt Riga, …in einer dazu besonders angeordneten Predigt einer sehr zahlreichen Versamlung vorgetragen, und auf Verlangen dem Druck uberlassen von Immanuel Justus von Essen. Riga, 1765 //LVVA. F.673. Apr.1. L. 683. Lpp. 76.

24 Herder J.H. Haben wir noch jetzt das Publicum und Faterland der Alten. Eine Abhandlung zur Feier der Beziehung der neuen Domschule //Herder J.H. Sumtlische Werke /Hrsg. von B. Suphan, Berlin, 1877. Bd. 1. S.13-14.

25 Там же. S.27.

26 Там же. S.14-28.

27 Там же. S.25

28 Там же. S. 27-28.

29 Гайм Р. Указ.соч. С.127.Однако справедливости ради следует отметить, что по поводу этих торжеств было напечатано множество речей, в том числе и ректора Domschule Г. Шлегеля. Redehandlung, mit wеlcher die Domschule in Riga den Tag der Beziehung des neuen Rathhauses daselbst anzeichnete den 11 November, 1765. Riga, 1765 ///LVVA. F.673. Apr.1. L. 683. Lpp. 96-99 об. и др.

30 См.: Patriotismus /Hrsg. G.Birsch // Aufklдrung. 1989. Jg.4. Heft 2; Aufklarung und Kriegserfahrung. Klassische Zeitungen zum Siebenjahrigen Kriege /Hrsg. von J.Kunisch (Bibliothek der Geschichte und Politik, Bd. 9). Frankfurt am Main, 1996.

31 О различных трактовках понимания патриотизма в остзейских землях см. Schippan M. Der “Patriotismus” des Aufklarungszeitalters in den baltischen Provinzen des Russischen Imperiums //Narva und die Ostseeregion. Narva, 2004. С. 203-216.

32 Johann Georg Eisen (1717-1779). Ausgewaehlte Schriften: deutsche Volksaufklдrung und Leibeigenschaft im Russischen Reich /Hrsg. von Roger Bartlett und Erich Donnert (=Quellen zur Geschichte und Landeskunde Ostmitteleuropas, 2). Marburg, 1998. S. 1-2.

33 Здесь следует отметить заметную социальную черту: многие «патриоты» первого поколения просвещения в остзейских землях были либо протестантскими священниками (И.Г. Эйзен, А.В. Гупель, Х.Д. Ленц), либо представителями городской интеллигенции (Ф.К. Гадебуш). См.: Deutsche Geschichte im Osten Europas: Baltische Lander /Hrsg. Gert von Pistohlkors. Berlin, 1994. S. 295-309.

34 Herder J.G. Journal meiner Reise im Jahr 1769. Stuttgart, 1976.

35 Kouznetsov I.N. Herder und Russland. Zur Fragestellung //Deutsch-russische Beziehungen im 18 Jahrhundert: Kultur, Wissenschaft und Diplomatie /Hrsg.C.Grau, S.Karp, J.Voss (Wolfenbutteler Forschungen, Bd.74). Wiesbaden, 1997.