Новые мариологические догматы Римо-Католической Церкви

Новые мариологические догматы Римо-Католической Церкви

Иерей Сергий ЗАВЬЯЛОВ
(КазДС)

В православном святоотеческом богословии не встречается самостоятельного учения о Богородице, оно обязательно основано на христологии и имеет «ярко выраженный пневматологический характер»1. Доктор богословия Владимир Лосский пишет, что догмат о Богоматери «тесно и неразрывно связан со всей экклезиологической реальностью»2. В католическом богословии мариология автономна и, скорее, относится к антропологии.

Следует сразу сказать, что католики не приравнивают бессеменное зачатие Иисуса Христа к непорочному зачатию Девы Марии. Они не говорят, что Богородица явилась на свет подобно Христу по наитию Святого Духа, и различают рождение Христа от рождения Девы Марии. «Под Непорочным Зачатием Богородицы католическое вероучение понимает непричастность Девы Марии первородному греху с момента зачатия, которое, однако, произошло вполне естественным путем от земных родителей – Иоакима и Анны. Этот догмат является в католицизме важнейшим логическим звеном в развитии мариологии – учения о Деве Марии и Ее роли в истории Спасения»3. Православная Церковь, также почитая Пресвятую Богородицу «честнейшей херувим и славнейшей серафим» (т.е. превыше всех ангелов), тем не менее отвергает Догмат о Непорочном Зачатии, считая Марию только лично безгрешной, но не лишенной, подобно всем людям (исключая Богочеловека Иисуса), первородного греха. В обоснование такого мнения православные богословы ссылаются на отсутствие каких-либо указаний на факт Ее непорочного зачатия в Св. Писании и святоотеческом Предании. Насколько же соответствуют обе точки зрения древней христианской традиции?

История возникновения догмата о непорочном зачатии (immaculata conceptio)

Учение о непорочном зачатии Девы Марии складывалось на Западе постепенно, по мере распространения культа почитания Девы Марии.

В древних литургических текстах можно увидеть «гораздо большую сдержанность в обращениях к Деве Марии, а особые молитвы к ней появляются лишь в V веке, но уже в эпоху Средневековья достигают таких излишеств, что потребовались ограничивающие постановления папского престола.

Как ни парадоксально, но столь обостренное внимание к личности Богородицы проистекает из того глубинного искажения идеи и образа Бога, которому Он подвергся в религиозном сознании католичества. Как пишет об этом еп. Михаил (Мудьюгин), «основной причиной этого мариологического воодушевления ... является утрата в средние века католиками восприятия Христа Иисуса как Спасителя ... и превращение евангельского облика Христова в облик Царя, Судии, Законоположителя и Мздовоздаятеля. Такая подмена ... привела к отдалению души католика от своего Господа, от единого Посредника между Богом и людьми - Человека Иисуса, к разрушению внутреннего единения с Ним и к замене Его сознанием юридической ответственности, которая существовала еще в Ветхозаветной Церкви»4.

На Востоке получил распространение праздник Зачатия Богородицы; возникший около 700 г. (по-видимому, в сирийских монастырях), он приобрел популярность в Византии, но первые сведения о нем на Западе появляются только к середине XI в.

Впервые он стал отмечаться в Англии, но Вильгельм Завоеватель, правивший Англией с 1066 по 1087 г., в ходе реформ англо-саксонской Церкви официально запретил его. Через несколько десятилетий (около 1125 г.), несмотря на ряд протестов, празднование зачатия Богородицы было возобновлено. Для обоснования этого праздника распространяется даже мнение, что Пресвятая Дева была освящена в самом Своем зачатии. Одновременно был поднят вопрос о зачатии Пресвятой Богородицы с позиций богословской науки.

Впервые учение о непорочном зачатии на Западе было высказано в виде частного мнения монахом Корвейского монастыря (бенедиктинское аббатство в Саксонии) Пасхазием Радбертом (IX в.), но распространяться это мнение стало лишь с XII века.

«На основании исторических источников, приоритет в попытке обоснования догмата о Непорочном Зачатии Богородицы принадлежит английскому монаху Идмеру, написавшему в 30-х гг. XII в. на эту тему трогательный и наивный трактат»5. «Но как только эта мысль стала входить в силу, она сразу встретила сильнейший отпор в трудах знаменитого западного богослова Бернарда Клервосского и долго не могла быть объявлена догматом»6.

Вследствие протеста Бернарда Клервосского возникли споры, продолжавшиеся в XIIИ и ХИV веках. На сторону противников этого учения стали такие представители Запада, как Ламбард, Бонавентура, Фома Аквинский и Альберт Великий (XIIИ в.), утверждавшие, что Божия Матерь не могла быть Пречистой изначально, ибо в этом случае возникало противоречие с учением об искуплении Христом всех людей. Папы тоже были против этого учения. «Считалось, «что если Мария и была непричастна первородному греху, то не с момента зачатия, а с момента наделения Ее душой (по тогдашним представлениям, это происходило спустя три месяца после зачатия); в тот момент Бог освятил Марию и снял с Нее первородный грех»7.

Всем этим, конечно, затруднялось его дальнейшее развитие, но все же распространение этого учения не было приостановлено, на сторону его стал знаменитый схоластик, монах францисканского ордена Дунс Скотт (1264-1308 гг.). Он первый построил догматические обоснования этого учения, и с этого момента учение о непорочном зачатии Пресвятой Девы вступило в новую фазу развития.

Свое учение о непорочном зачатии Дунс Скотт и его последователи выводили из католического понятия о первородном грехе как простом лишении первобытной праведности, которое переносится на всех рожденных естественным путем. Он писал: «Как зачатая естественным образом, Пресвятая Дева не избегла бы этой общей всем людям участи, но Бог по заслугам Ее Сына сохранил Преблагословенную Деву от первородного греха. А именно, Он одарил Ее душу благодатью в такой мере, что это равнялось первобытной праведности. Затем же, когда Бог эту богато одаренную душу соединил с телом, происшедшим от Иоакима и Анны, то Он не допустил, чтобы Она через то потерпела осквернение»8.

Знаменитый томистский богослов Каэтан, живший в конце XV - начале XVI вв., заявил, что в полной мере учение о непорочном зачатии Богородицы согласуется с учением о всеобщем искуплении только при наличии у Марии особого рода интенции к первородному греху (debиtum peccatи - долг греха), при изначальном его отсутствии благодаря действию Св. Духа в момент зачатия.

В конце ХV века на сторону учения о непорочном зачатии Пресвятой Девы стал Парижский богословский факультет, принявший решение впредь не давать степени доктора тому, кто клятвенно не обещается защищать это учение.

Вскоре сами папы становятся на сторону защиты учения о непорочном зачатии. Первым из них был Сикст ИV. «В 1475 году он одобрил службу, в которой ясно выражалось учение о непорочном зачатии, а несколько лет спустя воспретил осуждать тех, кто верует в непорочное зачатие. Однако и Сикст ИV не решился еще утверждать, что таково есть непоколебимое учение Церкви, почему, запретив осуждать тех, кто верует в непорочное зачатие, он не осуждал и тех, кто верует иначе»9.

Тридентский собор (1545-1563), хотя и стоял на стороне данного учения, однако из политических побуждений отказался от обсуждения этого вопроса, руководствуясь буллой папы Сикста IV.

К XVII веку вера в непорочное зачатие уже основательно утвердилась на Западе и стали вырисовываться контуры нового догматического определения. Однако полемика еще не затихла, и папа Павел V решил внести в этот вопрос определенность: в 1617 г. он запретил публично выражать мнение, противоречащее идее непорочного зачатия. Несколько позже Папа Григорий XV (1621-1623) не разрешит и письменные богословские публикации на эту тему. Все громче раздавались требования о провозглашении нового догмата, но Григорий XV не торопился, твердо заявив, что Святой Дух еще не открыл Церкви эту тайну.

Тем не менее, в 1661 г. Папа Александр VII (1655-1667) по настоятельной просьбе испанского короля Филиппа IV в специальной булле издал распоряжение о всеобщем церковном почитании непорочного зачатия. Однако и в этом послании Александр VII проявляет немалую осторожность: в булле говорится об отсутствии у Матери Божией первородного греха с момента сотворения Ее души и соединения последней с плотью. Формулировка, в которой однозначно утверждалось бы о непорочном зачатии, была оставлена на будущее.

Папа Пий IX 2 февраля 1849 г. обратился к епископам с окружным посланием, в котором спрашивал их мнение о непорочном зачатии Девы Марии. Большинство епископов (490 из 508) ответили в благоприятном для папы смысле.

8 декабря 1854 г. буллой папы Пия IX, известной под именем «Ineffabilis Deus (Неизреченный Бог)», это учение было возведено на степень догмата motu proprio (без созыва Собора, точнее – из собственного побуждения). Звучит он следующим образом: «Властью Господа нашего Иисуса Христа, блаженных апостолов Петра и Павла и властью нашей объявляем, извещаем, определяем, что учение о том, что Преблагословенная Дева Мария в первом мгновении своего зачатия, по особенной благодати Всемогущего Бога и особому преимуществу, ради будущих заслуг Иисуса Христа, Спасителя рода человеческого, была сохранена свободной от всякой скверны первородной вины, есть учение открытое Богом и потому все верующие обязываются твердо и постоянно исповедовать оное»10.

После обнародования этой буллы римо-католическое учение о непорочном зачатии пресвятой Девы, как догматическое, было внесено в изучаемые в римо-католических школах катехизисы. Так, в катехизисе Стацевича приводится следующее разъяснение, почему ангел называет Богоматерь благодатной: «Божия благодать не в минуту только благовестия осенила Ее (Пресвятую Деву), но она почивала в душе Ее всегда, от первой минуты рождения Ее; Мария, как предызбранная от веков в матери Богочеловека, хотя и принадлежала к потомкам Адама, но никогда не была сопричастна наследственному, первородному греху»11.

«Пресвятая Дева, – пишет римо-католический священник С. Тышкевич в своем «Пространном катехизисе», – была предохранена от осквернения первородным грехом... в мгновение сотворения Ее души и соединения ее с зачатой плотью. Творец не допустил, чтобы Пренепорочная хотя бы только в период Ее утробной жизни пребыла лишенной благодати и как бы под властью греха»12.

«Чтобы быть Матерью Спасителя, Марии были «даны Богом дары, соизмеримые со столь великим служением»… На протяжении веков Церковь осознала, что Мария, Богом «исполненная благодати» (ср. Лк 1: 28), получила искупление с момента Своего зачатия»13.

«Бог избрал Марию. Дал Ей дар Святого Духа. Ее осенила «Сила Всевышнего». Эти слова и образы отражают тайну ее избрания, через которую Она избавлена от первородного греха, с которым мы все родились»14.

Аргументы католиков в пользу догмата о непорочном зачатии

Доказывая в своей булле истинность учения о непорочном зачатии Пресвятой Девы, Пий IX указывает главным образом на то, что это учение всегда принимала и защищала вся Вселенская церковь. Так, по мнению этого папы, учение это защищали на соборах свв. отцы и учители церкви, а также его предшественники - папы. Следуя Пию IX, католические богословы утверждают, что «этот догмат прошел три периода развития:

I. с I по IХ вв., когда этот догмат был в зачаточном, неразъясненном состоянии;

II. с IX по XIX в., когда он существовал в качестве необязательного благочестивого мнения и

III. с XIX в., когда он принял форму общеобязательного откровенного учения»15

В 1858 г. Бернадетте Субиру в Лурде явилась Приснодева, назвавшая себя «Непорочным Зачатием», что и послужило для Католической Церкви и верующих подтверждением правильности решения папы.

Однако католическая подвижница Екатерина Сиенская (XИV в.) утверждала, что «в зачатии святая Дева была причастна первородному греху, откровения же она получала от самого Христа»16.

Понимая, что «прямых доказательств о Непорочном Зачатии Девы Марии в Священном Писании нет»17, католики все же ссылаются на него. Они приводят слова, обращенные к змею-искусителю: «вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту» (Быт. 3:15). Понимая под «женою» Деву Марию, католики пишут, что «Она пророчески предызображается уже в обетовании победы над змием, данном прародителям, впавшим во грех»18. «Нельзя допустить, чтобы Та, через Которую должна быть сокрушена глава змия, Сама подверглась тлетворному уязвлению его, будучи причастна первородному греху»19.

Чаще ссылаются католики на слова Ангела, обращенные к Деве Марии, утверждая, что «Священное Писание представляет основополагающую истину о Непорочном Зачатии. Так, в сцене Благовещения Архангел Гавриил приветствует Ее как «Благодатную» (Лк. 1, 28), т.е. безгрешную»20. «Ангел Божий при Благовещении приветствует Ее как «Благодатную». Действительно, чтобы свободно ответить согласием веры на возвещение Ее призвания, нужно было, чтобы вся Она была объята благодатью Божией. На протяжении веков Церковь осознала, что Мария, Богом «исполненная благодати» (ср. Лк 1, 28), получила искупление с момента Своего зачатия»21. «Облагодатствованная уже в самый миг Своего Зачатия сиянием совершенно особой святости Дева из Назарета приветствуется Ангелом Благовещения по велению Божиему как “Благодатная”»22.

По толкованию православных богословов, слово «благодатная» означает “облагодатствованная”, то есть ставшая причастной благодати. «Поэтому приветственные слова ангела… имеют не тот смысл, будто зачатие Пресвятой Девы было свободно от первородного греха, а только тот, что она причастна благодати Божией в большей степени, чем прочие творения Божии»23. А слово «обрела», означает: «достигла, приобрела, заслужила»24. Таким образом, подчеркивается заслуга Девы Марии, которая путем всей своей жизни достигла такой высокой степени чистоты и святости, что была избрана стать Матерью Самого Христа.

Святой Католической Церкви Дунс Скотт указывает на причину, по которой Приснодева должна была быть лишена первородного греха. Он пишет, что в раю «пребывает Блаженная Приснодева Богородица, которая никогда не воспротивилась Богу ни из-за первородного, ни из-за деятельного греха. Однако воспротивилась бы, если бы не была сохранена»25.

Однако такое выражение противоречит православному учению о том, что «Мария могла свободно согласиться или отказаться. Вся история мира, все совершение Божественного смотрения зависело от этого свободного ответа человека. Смиренное согласие Девы позволило Слову стать плотью… Второе Лицо Пресвятой Троицы смогло вступить в историю, не мощно в нее вторгаясь, ибо тогда человек остался бы лишь орудием»26.

Аргументы Православных против догмата о непорочном зачатии

В Православной Церкви тоже существует праздник зачатия праведной Анной Пресвятой Богородицы (22 декабря н. ст.), наряду с праздником зачатия честного, славного Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна (6 октября н. ст.). Однако Православная Церковь не утверждает, что эти «зачатия» были непорочными, то есть свободными от первородного греха.

Из слов апостола Павла (Рим. 5: 12): «Как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили», - следует, что всякий человек как потомок Адама, появившийся на свет естественным путем, рождается во грехе.

Пресвятая же Дева, хотя и избрана была для того, чтобы быть Матерью воплотившегося Бога, однако Она была зачата и родилась естественным образом и по природе своей не представляет никакого исключения, а следовательно, и не может составлять исключения из общего закона наследственности первородного греха и его следствий.

Послание патриархов Восточно-Кафолической Церкви о Православной вере гласит,: «Первый человек, сотворенный Богом, пал в раю… - отсюда распространился прародительский грех на все потомство, так, что нет ни одного из рожденных по плоти, кто бы свободен был от того бремени…»27.

Если же исходить из учения католиков, то выходит, что Бог по «особому преимуществу» мог еще до искупительной жертвы Христа даровать любому человеку всецелую святость и непорочность. Получается, что «человечество пользуется своего рода «судебным постановлением об отсутствии состава преступления», несмотря на свое грехопадение, спасается заранее и все же ожидает подвига своего спасения от Христа. То, что кажется абсурдным по отношению ко всему человечеству, жившему до Христа, не менее абсурдно, когда речь идет об одном человеке. Эта бессмыслица становится в таком случае еще более очевидной: дабы подвиг искупления мог совершиться для всего человечества, нужно было, чтобы он предварительно совершился для одного его члена. Иначе говоря, для того, чтобы искупление имело место, нужно было, чтобы оно уже существовало, чтобы кто-то заранее воспользовался его плодами»28.

«Догмат о непорочном зачатии разрывает единство человеческого рода и тем самым подвергает сомнению само спасительное воплощение Сына Божия и восприятие Им на Себя подлинной человеческой природы. Многие святые отцы повторяют глубокое речение об искупительном подвиге Христа, высказанное впервые святителем Григорием Богословом (а позже повторенное св. Иоанном Дамаскиным – прим. автора): «Что не воспринято, то и не исцелено».

Для того чтобы исцелить всего человека, Христос Спаситель должен был воспринять всего человека (кроме греха, который не является изначально присущим человеческой природе). Это восприятие было возможно только в том случае, если Божия Матерь никак и ничем не была выделена из предшествующих поколений рода людского, если Она не была особым созданием, находящимся в исключительном положении, если по природе своей Она была точно такой, как и все другие люди»29.

Естественно, что Дева Мария, беспорочно родившая Христа, истинного Бога и истинного Человека, не была просто обыкновенным созданием, ведь Ее осенила благодать Святого Духа. Но можно ли Ее полностью отделить, с момента Ее зачатия Иоакимом и Анной, от остальной части потомства Адамова? Изолируя Ее таким образом, католики подвергаются риску обесценить всю историю человечества до Христа, уничтожить само значение Ветхого Завета, который был мессианским ожиданием и постепенным приготовлением человечества к воплощению Бога-Слова.

До сих пор продолжаются споры о том, как отражена вера в непорочное зачатие Богородицы в молитвах и песнопениях православного богослужения. «Восточные отцы Церкви называют Богоматерь «Всесвятою» (Панагия), они прославляют Ее как «предохраненную от всякой скверны греха, как бы образованную Духом Святым и созданную как новое творение»30. Православные богослужебные тексты, содержащие именования Богородицы как Пресвятой, Пренепорочной, и другие для защитников этой концепции (католиков) служат доказательством ее правомерности, а для их оппонентов (православных) – лишь указанием на особую личную святость Матери Божией.

Католическое учение о телесном вознесении Девы Марии на небо (assumptio)

Догмат о телесном взятии на небо Матери Божией является следствием догмата о непорочном зачатии. В самом деле, если Дева Мария была от рождения избавлена от первородного греха, и Ей была возвращена благодать «первозданной праведности и святости», то следует, что Она избавилась и от последствий греха, то есть от смерти.

«В течение VII-IX вв. на Западе сосуществовали параллельно две традиции, сохранившие свое название до сих пор: «морталистов» (настаивающих на факте физической смерти Божией Матери) и «имморталистов». К «морталистам», между прочим, принадлежали такие крупные теологи-схоласты, как св. Фома Аквинский, св. Бонавентура и Дунс Скотт. Лишь в XIII в. доктрина телесного вознесения стала превалирующей, и так вплоть до XVII в., когда ее стали рассматривать скорее с точки зрения христианского благочестия, нежели в качестве объекта веры. Однако мариологический «взрыв» XIX в. привел к провозглашению Догмата о Непорочном Зачатии, который подразумевал изначальную непричастность Божией Матери первородному греху, а, следовательно, и смерти»31.

Принятие Догмата о Телесном Вознесении стало необходимым, чтобы придать завершенность всей мариологической концепции. Традиционное почитание католиками всего мира принятия Богоматери в небесную славу не могло быть оставлено без внимания Святого Престола.

В 1950 г. папа Пий XII торжественно провозгласил в Апостольской конституции «Munificentissimus Deus (Всещедрый Бог)» новый догмат. Звучит он следующим образом: «Пренепорочная Дева, предохраненная от всякой скверны первородного греха, завершив путь земной жизни, была взята телом и душой в небесную славу и возвеличена Господом как Царица вселенной, чтобы полнее уподобиться Сыну Своему, Господу господствующих и Победителю греха и смерти»32.

Следует заметить, что папа употребил в тексте конституции достаточно осторожную формулировку: «завершив путь земной жизни», оставив простор для дальнейших богословских дискуссий.

Принятие Догмата о телесном вознесении поставило Католическую Церковь перед проблемой нарушения сбалансированной христианской теологии с ее христоцентричностью. Все чаще стали мелькать применительно к Матери Божией наименования «посредница», «coredemptrix» - соискупительница, что существенно искажает христианскую сотериологию, согласно которой спасение совершено только Христом»33.

В итоге этот вопрос был поднят на II Ватиканском Соборе. После многомесячной работы комиссии, состоящей из виднейших богословов, было изложено учение о Богородице, которое было оформлено не как отдельное догматическое постановление, а вошло в состав догматической конституции о Церкви «Свет народам (LG)» в качестве одного из ее разделов (глава VIII: «О Преблагословенной Богородице Деве Марии в Тайне Христа и Церкви»). В этой главе говорится, что Собор не имеет намерения «предлагать полное учение о Марии» или «решать вопросы, еще не доведенные трудами богословов до полной ясности»34. Собор вместе с тем призвал «богословов и проповедников слова Божия, когда они рассуждают об исключительном достоинстве Богородицы… воздерживаться как от всякого ложного преувеличения, так и от чрезмерной узости взглядов… Те, кто под руководством учительской власти Церкви посвящают себя изучению Священного Писания, свв. Отцов и Учителей Церкви и литургий, должны правильно освещать служение и исключительные преимущества Преблагословенной Девы, которые всегда имеют отношение ко Христу, источнику всей истины, святости и благочестия. Пусть они тщательно избегают как в словах, так и на деле всего, что могло бы, относительно подлинного учения Церкви, ввести в заблуждение разъединенных с нами братьев, и других, кто бы они и были»35.

Аргументы православных против догмата о телесном вознесении Девы Марии на небо

Православная Церковь тоже учит о том, что после Своей смерти (успения) Пресвятая Дева была взята душой и телом на небо. Это предание выражено в содержании службы праздника Успения и у многих отцов Церкви. «Святой Иоанн Дамаскин во втором слове на Успение рассказывает, что некогда императрица Пульхерия (V в.), построив храм в Константинополе, попросила у Иерусалимского патриарха Иувеналия, участника Халкидонского собора, мощи Пресвятой Девы Марии для положения в храме. Иувеналий ответил, что, согласно древнему преданию, тело Божией матери взято на небо, и присоединил к этому ответу известное повествование о том, как Апостолы собраны были чудесным образом на погребение Божией Матери, как после прибытия Апостола Фомы открыт был гроб Ее и в нем не оказалось тела, и как было открыто Апостолам, что Ее тело вознесено на небо»36. Однако Православная Церковь, при всем уважении к древности этого предания, не придает ему значения догматической истины.

Исходя из учения о непорочном зачатии и того, что вопрос о смерти Пресвятой Богородицы у католиков обойден, появляется возможность утверждать, что «Пресвятая Богородица была восхищена на Небеса, не умерев, живой, что прямо противоречит Священному Преданию, либо что Ее смерть была добровольной, то есть искупительной, и именовать Божию Матерь «Соискупительницей» рода человеческого»37.

Примечания

1 Лосский В.Н. Всесвятая. Цит. по: Хрестоматия по сравнительному богословию. - М.: Московское Подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2005. - 583 с.

2 Там же.

3 Табак Ю. К истории догмата о телесном вознесении Богородицы (еttp://catеartиcles.by.ru)

4 Васечко В.Н. Сравнительное богословие. – М.: Правосл. Свято-Тихоновский богосл. ин-т, 2000. – С. 26-27.

5 Табак Ю. К истории догмата о телесном вознесении…

6 Епифанович Л. Записки по обличительному богословию.– Новочеркасск: Тип. Ф. М. Туникова, 1897. – С. 38.

7 Радаев С., свящ. О непорочном зачатии // Труды Нижегор. Дух. Сем. – 2004. – Вып. 2. – С. 49-50.

8 Конспект по Сравнительному богословию для 3-го класса (Киевская Духовная Семинария)//( www.sedmиca.ortеodoxy.ru).

9 Иоанн (Максимович), свт. Как святая Церковь чтила и чтит Божию Матерь (еttp://anb.nnov.ru/lиbrary)

10 Конспект по Сравнительному богословию для 3-го класса (Киевская Духовная Семинария)//( www.sedmиca.ortеodoxy.ru).

11 Там же.

12 Зноско-Боровской М. Сравнительное богословие.– М.: Артос-Медиа, 2003. – С. 48.

13 Катол. Катех. §490-491

14 Малый катол. Катехиз.– С. 32.

15 Конспект по Сравнительному богословию для 3-го класса (Киевская Духовная Семинария)//( www.sedmиca.ortеodoxy.ru).

16 Папство и его борьба…– С. 48.

17 Табак Ю. К истор. догмат. о телесном вознесении.

18 Lumen gentиum (“Свет народам”): Догматическая конституция ИИ Ватиканского собора о Церкви, §55

19 Зноско-Боровской М., прот. Указ. соч.– С. 50.

20 Тадеуш Конгрусевич, митр. Непорочно зачатая Мария – Матерь Божия (еttp://catedra.ru/materиaly)

21 Катехизис Католической Церкви.– М.: Рудомино, 1996. – § 490.

22 Lumen gentиum, §56

23 Епифанович Л. Указ. соч.– С. 39.

24 Помазанский М. Догматическое богословие.– Клин, 2001.– С. 176.

25 Тадеуш Кондрусевич, митр. Непорочно зачатая Мария – Матерь Божия: (Пастырское послание по случаю празднования 150-летия догмата о Непорочном Зачатии Пресвятой Девы Марии)// еttp://catedra.ru/materиaly/03.еtml 20. 04. 2005 г.)

26 Лосский В.Н. Указ. соч. – С. 260.

27 Догматические послания православных иерархов XVII-XIX веков о Православной Вере.– Сергиев Посад: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1995. – С.153.

28 Лосский В. Н. догмат о непорочном зачатии (еttp://pagez.ru)

29 Огицкий Д. П., Козлов М., свящ. Православие и Западное христианство.– М.: Храма св. муч. Татианы, 1999. – С. 93.

30 Катехизис Католической Церкви. § 493.

31 Табак Ю. К истор. догмат. о телесном вознесении...

32 Lumen gentиum, §59

33 Явиц С., прот., Клюшев А., прот. Конспект по Истории Римо-Католической Церкви для 3-го курса (Киев. Дух. Акад.)// еttp://sedmиca.ortеodoxy.ru/kda-еиst-katеolиc.pеp (18. 04. 2005 г.)

34 Lumen gentиum, §54.

35 Lumen gentиum, §67.

36 Помазанский М. Указ. соч.– С. 176-177.

37 Новый противокатолический Катехизис.– М., 2003.– С. 27.