Влияние христианской традиции на концептосферу руского литературного языка: концепт “Мир” в поэзии

Влияние христианской традиции на концептосферу русского литературного языка: концепт "мир" в поэзии П.А. Вяземского

О.И. МИТРОФАНОВА
(КВАКУ)
 

Духовная культура сохраняется в памяти народа благодаря универсальному сосуду хранения человеческой памяти и народного духа – слову. Культуру всегда сопровождают некие понятия, константы, которые помогают людям одной культуры, а иногда даже разных культур, находить друг с другом общий язык. Константы, общие понятия обобщают весь предшествующий языковой опыт человека в целом – социальный, исторический, поэтический и т.д. Концепт – это хранитель информации, эмоций, переживаний. В процессе общения между людьми используется совокупность концептов, образующая определенную концептосферу. Концептосфера – это отражение национального менталитета, состояния культуры и науки нации в целом. Концептосфера русского языка существует в индивидуальном сознании и в мировой концептосфере. Концепт, по определению Ю.С. Степанова, «это как бы сгусток культуры в сознании человека; то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека» [44]. По мнению С.А. Аскольдова, концепты делятся на концепты познания и художественные концепты. К концептам познания не примешиваются чувства, желания, вообще иррациональное. «Художественный концепт чаще всего есть комплекс того и другого, т.е. сочетание понятий, представлений, чувств, эмоций, иногда даже волевых проявлений» [274].  Это дает возможность говорить о том, что анализ художественных текстов позволяет, во-первых, проникнуть в эмоциональную сферу языковой личности, а во-вторых, - смоделировать представление о константе путем соединения индивидуальных художественных концептов.

Религиозность является всеопределяющим началом человеческой жизни. Н.О. Лосский считал, что религиозность и связанное с ней искание абсолютного добра есть «наиболее глубокая черта русского народа» [5]. Эта характерная глубинная черта русской национальной личности отражается в языке художественной литературы.

Рассмотрим влияние христианской традиции на поэтический язык П.А. Вяземского относительно концепта «мир».

Этимология существительного мир восходит к индоевропейским языкам. Ю.С. Степанов отмечает, что в древнерусском языке словом миръ выражалось два понятия: «1. Обжитое пространство, 2. Согласие, покой, отсутствие вражды. Уже в древнерусском языке это два отдельных слова, омонимы, но они восходят к одному и тому же слову, и их значения в ту эпоху остаются более тесно связанными, чем в наши дни. Понятие «мира как покоя, как отсутствия вражды» относилось, прежде всего к «ладу» и «добрососедству» между «своими», теми, кто населял «мир» в первом смысле». [86]

Степанов Ю.С. также указывает на то, что в XI веке в концепте и слове миръ еще довольно тесно соединены три в впоследствии далеко разошедшихся семантических компонента: «1) место, притом, собственно, не всякое место, а место земли вокруг нас, 2) покой, согласие, 3) жизнь (в миру, не в монашестве)» [86].

Глубокая, т.е. индоевропейская, этимология этих элементов вскрывает их исконное родство в концептуальной сфере. «С одной стороны, какой-либо индоевропейский корень, обозначающий «наше место», обозначает также и «наша жизнь». С другой стороны, разные корни, обозначающие один из этих двух концептов, сходятся, синонимизируются в концептуальном смысле и начинают обозначать также и другой концепт.

К новозаветному языку восходит существующее у восточных народов выражение «мир тебе», означающее приветствие от приходящего в дом. С. Смирнов. в «Филологическихъ замечанияхъ о языкэ новозавэтномъ ...» пишет, что «Христосъ, явившись апостоламъ во воскресении, привэтствовалъ ихъ словами: einrе,nе u`mi/n. Онъ же, посылая апостоловъ на проповэдь, заповэдалъ имъ: входящие въ домъ цэлуйте (привэтствуйте) его, глаголюще: миръ дому сему, einrе,nе tw/ oiv]cw tou,tw, и аще убо будетъ домъ достоинъ, приидетъ миръ вашъ нанъ, аще же не будетъ достоинъ, миръ вашъ къ вамъ возвратиться (evlqe,tw evpиzrafе,twсобственно: да придетъ, да возвратиться)». [17] Помимо того, что слово einrе,nе употреблялось «въ смыслэ привэтствия христианамъ» Смирнов С. отмечает, что einrе,nе в Новом Завете имеет и «высшее значение»: «это внутренний благодатный миръ души съ Богомъ, соединенный съ отрэшениемъ отъ всякаго житейскаго попечения, всякой земной тревоги, – это необыкновенная тихость и спокойствие въ мысляхъ и чувствахъ христианина, когда затихнутъ въ душэ страсти, и когда въ ней обитаетъ Царь мира – Христосъ. Этот-то миръ оставилъ Господь въ наслэдие Своимъ послэдователямъ: миръ оставляю вамъ, миръ Мой, т.е. миръ божественный, даю вамъ (Ин. 14: 27). И еще сказалъ Онъ: сия глаголахъ вамъ, да во мнэ миръ имате (Ин. 16: 33). Такой благодатный миръ есть следствие, есть плодъ оправдания чрезъ веру въ И. Христа...» [17].

В поэзии П.А. Вяземского существительное мир используется в значении, которое восходит к тексту Библии о сотворении мира. В первой главе Ветхого Завета сказано: «... сотворил Бог небо и землю» [1]. У П.А. Вяземского читаем: « ... самъ Промыслъ миръ устроилъ» [XII: 378]. Показательны в использовании данного значения строки стихотворения «Осень» [IV: 96]:

Творецъ зеленыхъ нивъ и голубого свода!

Какъ верить тяжело, чтобы Твоя природа,

Чтобы тотъ светлый миръ, который создалъ Ты,

Который Ты облекъ величьемъ красоты,

Могли быть смертному таинственно враждебны...

Часто на данное значение указывает согласованное с существительным мир притяжательное прилагательное Божий: «...у горныхъ подножий Тихъ и строенъ миръ Божий». [XI: 55] В стихотворении «Фрейбергъ» [XI: 57] П.А Вяземский пишет о М.В. Ломоносове: «Невежества слепой недугъ и цепи Онъ съ братьевъ снялъ и Божий миръ открылъ». В следующем примере разными видами повторов, метафорой, точной рифмой поэт передает определенное настроение стихотворения и усиливает его идейное звучание, которое заключено в самом названии стихотворения «Моя молитва» [IV: 306]:

Когда такъ весело и пышно

Земля пируетъ лtтний пиръ

И чувству видимо и слышно,

Что этотъ миръ – есть Божий мир.

В часто встречающихся в стихотворениях П.А. Вяземского повторах существительное мир может использоваться в разных значениях. Иногда это прослеживается через едва уловимые оттенки значений, как, например, в приведенном ниже четверостишии:

Какъ ни загадывалъ умомъ

Полюбоваться небомъ яркимъ.

И мира светлой полосой,

Какъ я ни залеталъ мечтой

Въ миръ Божий, изъ глуши далекой

[IV: 35].

Но чаще согласуемые с существительным мир логические определения прямо указывают на разные значения. Следующий пример кроме повтора концепта мир содержит ряд метафор и компаративный троп.

Онъ въ мире внутреннемъ ночныхъ видений

Жилъ взаперти, какъ узникъ средь тюрьмы;

И былъ онъ мертвъ для внэшнихъ впечатлений

И Божий миръ ему былъ царствомъ тьмы

[XI: 66].

В стихотворении, посвященном Крымской войне [XII: 352], мы читаем:

Здэсь понесла свой тяжкий крестъ Россия;

Но этотъ крестъ – сокровище для насъ;

Таятся въ немъ страданья намъ родные,

Страдалъ и Тотъ, Кто миръ страданьемъ спасъ.

В приведенном четверостишии поэт использует лексические повторы и устойчивые формулы перефраза, восходящие к Новому Завету. Крестсвятой символ в христианстве, предмет религиозного почитания, орудие спасительной смерти Иисуса Христа. В нравственном богословии Крест – совокупность жизненных лишений, страданий и т.п., которые должны терпеливо переноситься. Церковно-славянский словарь поясняет: «Крестъ свой взять – терпеливо перенести гонения, болезнь, беду» [I: 270]. В Евангелии от Матфея сказано: «Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною» [16, 24: 20]. Сам же Иисус принял страдания за людей на кресте: «И, неся крест Свой, Он вышел на место, называемое Лобное, по Еврейски – Голгофа» [Иоан. 19, 17: 126].

Омонимичная пара рассмотренному выше слову мир также имеет значение, которое восходит к новозаветному языку, подтверждение чему мы находим у С. Смирнова: «Апостолъ говоритъ (Колос. 3 15): миръ Божий да водворяется въ сердцахъ вашихъ, въ онъже и звани бысте; и еще (Филипп. 4, 7): миръ Божий, превосходяй всякъ умъ, да соблюдетъ сердца ваша и раумэния ваша о Христэ Иисусэ» [17]. В Евангелии от Иоанна Христос говорит: «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам: не так, как мир дает, Я даю вам» [14, 27: 121].

Следуя христианской традиции, П.А. Вяземский пишет:

Благодаренье вамъ, долины, рощи, нивы,

Вамъ, тихимъ ангеламъ, хранителямъ полей,

Дающимъ светъ лугамъ и жатве плодъ счастливый

И Божий миръ сердцамъ и промысламъ людей.

[XII: 265]

В стихотворении «На церковное строение» [XI: 232], где неоднократно встречаются базовые концепты русской ментальности «душа», «воля», «любовь», дважды находим и существительное мир в значении, которое использовалось в последнем примере как следование христианскому учению, на что указывает прямое соотнесение с синонимичными существительному «Бог» словами: «И молятся они, чтобы Отецъ Небесный Послалъ имъ свышний миръ...», «Господь послалъ свой миръ, любовь и благодать». Погибшим в Крымской войне адресованы строки: «Миръ вамъ съ небесъ» [XII: 354].

Во второй части стихотворения «Памяти Авраама Сергеевича Норова» [XII: 402], посвященной краю «священной Палестины», контекст проясняет содержание: автор повествует об Иисусе Христе.

Онъ утешаетъ техъ, которыхъ горе мучитъ;

Больныхъ врачуетъ Онъ прикосновеньемъ рукъ;

И въ мудрой простоте превыше всехъ наукъ,

Чтобъ въ миръ и жизнь вселить миръ, счастье и свободу,

«Любите ближняго!» Онъ говорилъ народу.

В одной строке представлена омонимичная пара, где в первом случае миръ как «земля со всем существующим на ней» образует соположение с существительным жизнь. Во втором случае употребления существительное мир объединяет несколько значений. Здесь предполагается и «отсутствие войны между народами», и «отсутствие разногласий между отдельными людьми», и «покой, тишина», и «миръ Божий да водворяется въ сердцахъ вашихъ».

Как следование христианской традиции мы рассматриваем употребление слова мир и в таких строках, как «молитва миръ даетъ» [XI: 211]; «любовь Евангельского слова Намъ проповедуетъ смирение и миръ» [XII: 542], где церковная лексика и однокоренной повтор усиливают идейное звучание стихотворения.

Таким образом, омонимичная пара существительного мир, которую выделяют словари русского языка, имеет восемь и пять значений соответственно. Но ни один из словарей не указывает значений, рассмотренных выше, которые сформировались в языке под влиянием христианской традиции. Анализ художественного поэтического текста помогает нам расширить понятийные грани слова и увидеть то, что не отмечено ни одним словарем.

 

Литература

 

Аскольдов С.А. Концепт и слово // Русская словесность. М.,1997.

Вяземский П.А Полное собрание сочинений: В 12т. –СПб., 1880.

Смирнов С. Филологические замечания о языке Новозавэтномъ въ сличении съ классическимъ при чтении послания Апостола Павла къ Ефесеямъ. Москва, 1873.

Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. М., 1997. Лосский Н.О. Характер русского народа. М., 1990.