Публикация памятников древнерусской литературы на страницах “Православного собеседника”
Публикация памятников древнерусской литературы на страницах «Православного Собеседника»
(из первых лет существования журнала)
Н.Г. КОМАР
(КГУ)

Журнал «Православный собеседник» был основан в 1855 г. и стал четвертым из академических и вообще духовных журналов России. Издательская деятельность началась с первых годов появления журнала на свет. Были опубликованы сочинения таких великих писателей Древней Руси, как преподобный Иосиф Волоцкий, Максим Грек, старец Псково-Елиазарской пустыни Филофей, что положило начало оживленной научной полемике по поводу теории «Москва – третий Рим». Все это вызвало огромный интерес к журналу, найденные памятники становились достоянием широкой научной общественности. Так, еще Ф.И. Буслаев в «Исторических очерках» выражал благодарность редакции «Православного собеседника». Он писал: «<…> всякий образованный русский читатель будет благодарен издателям «Православного собеседника» уже и за то, что в этом журнале помещено несколько русских житий нераспространенных редакций <…>« [Буслаев 1861: 98].

В XX в. многие исследователи обращались к наследию журнала, например, А.В. Журавский, А.К. Погасий, Н.И. Макарова и т.д., но изучение деятельности «Православного собеседника», связанной с публикацией произведений древнерусской литературы, еще не предпринималось. И, соответственно, нашей целью будет ознакомить читателей с этим родом деятельности журнала в первые годы его существования.

Публикация памятников на страницах «Православного собеседника» связана с передачей в 1855 г. в фонд библиотеки Казанской духовной академии Соловецкой библиотеки. Библиотекарем был назначен бакалавр И.Я. Порфирьев, ставший впоследствии профессором Казанской духовной академии, который с первых дней вместе со своими помощниками – А.П. Щаповым, И.М. Добротворским, А.И. Лиловым – неотступно трудился над тем, чтобы систематизировать памятники и подготовить их к изданию. В 1858 г. году были опубликованы первые произведения: «Слово о посте», «Житие святого Леонтия, епископа Ростовского», «Житие святого Исаии, епископа Ростовского», «Сказание преподобного Нестора о житии и убиении благоверных князей Бориса и Глеба» и др.

Вначале хотелось бы сказать несколько слов об истории самой Соловецкой библиотеки. Она состояла из 1343 рукописей и 83 старопечатных книг. Рукописи были разделены на следующие отделы: рукописи духовного содержания, светского, а также рукописи Анзерского скита, который в 1764 г. был присоединен к Соловецкой обители, и его рукописи, соответственно, перешли в Соловецкую библиотеку.

Книги в монастыре стали собирать примерно с конца XV в. Сохранилось не много рукописей, принадлежащих самому Зосиме, основателю и первому подвижнику монастыря, это были только богослужебные книги. Просветительская деятельность началась с преподобного Германа, но первым основателем Соловецкой библиотеки считается преподобный Досифей. Новгородский архиепископ попросил его написать об основоположниках Соловецкого монастыря, и Досифей занялся литературной деятельностью: он стал списывать книги в Новгороде для Соловецкой библиотеки, выбирая при этом самые лучшие списки, которые отличаются «верною, в некоторых случаях даже рабскою, копировкою списков древнейших, служивших ему оригиналами» [Православный собеседник 1859, т. 1: 34]. Затем книги продолжали собираться, но не систематически, чаще всего они жертвовались или переходили после смерти владельца в Соловецкую библиотеку. Среди благотворителей известны как высокопоставленные личности: Иван III, царица Наталья Кирилловна, Иван Грозный, Петр I, князь Дмитрий Иванович Пожарский, митрополит Филипп, патриарх Никон и т.д., так и простые жители: вологжане, псковитяне, московитяне, литовцы, казанцы, сибирцы и т.д. Все эти сокровища древнерусской литературы оказались в Казани.

В состав Соловецкой библиотеки входили памятники разные по жанру и содержанию: книги Священного Писания, толкования на них, творения отцов церкви, рукописи исторического, математического, медицинского, географического, юридического и другого характера. Однако интерес издателей «Православного собеседника» привлекали в первую очередь жития (Житие Елиазара Анзерского, Антония Римлянина, Зосимы и Савватия Соловецких, Авраамия Смоленского, Леонтия Ростовского и др.), поучения («Два поучения о постах»), слова («Слово святых отец, како жити крестьяном»), полемические сочинения («Полемические сочинения инока князя Вассиана Патрикеева» XVI в.) и другие дидактические произведения.

В каждом номере журнала публиковалось по три-пять памятников. Они всегда издавались с комментариями, и очень редко без них. Так, например, в «Православном собеседнике» за 1859 г. в первом томе представлен текст «Два поучения о праздновании воскресного дня и о житии христианском», и только в сносках даются краткие пояснения по поводу трудных слов, в основном связанные с их переводом.

В комментариях, которые помещались перед памятником, обосновывался выбор публикуемых рукописей (например, в предисловии к памятнику «Два слова о деннощной молитве» говорилось: «Предлагаемые слова замечательны в том отношении, что весьма хорошо характеризуют вообще религиозное направление наших предков <…>» [Православный собеседник 1858, т. 2: 599]), указывалось, в состав какого сборника они входят. Проделывалась огромная исследовательская работа: редакторы пытались определить время и место написания произведения, а также выяснить, кто является автором и кому оно адресовано. Далее отмечалось, было ли ранее опубликовано произведение, и давался список всех изданий. Из всех редакций и списков, как правило, выбирался «более древний по происхождению и ближайший к самой первой редакции» [Православный собеседник 1858, т. 1: 433]. Например, при издании «Слова святых отец, како жити крестьяном» отмечалось, что это слово ранее уже печаталось в «Журнале Министерства Народного Просвещения» по списку XVI в. Публикующийся в «Православном собеседнике» список тоже не позднее XVI в., но содержит совершенно другую редакцию слова. Издатель пишет: «При сравнении его с напечатанным списком открывается, что в нем многие места изменены, одни сокращены, другие, напротив, распространены и вставлено много новых мест» [Православный собеседник 1859, т. 1: 130]. Далее дается анализ содержания в сравнительном аспекте с примерами, рассматривается структура, форма памятника: «В напечатанном списке слово имеет форму послания с другим заглавием и оканчивается особым заключением <…>, в нашем списке этого заключения нет, и оно имеет форму обыкновенного поучения» [Православный собеседник 1859, т. 1: 130]. О «Житии преподобного Елеазара Анзерского» говорится, что «оно имеет форму письма или записки на память, представляется неоконченным, или <…> прерывается неожиданно» [Православный собеседник 1860, т. 1: 107]. При подготовки публикаций большое внимание уделялось анализу формы памятников, обнаруживалось стремление восстановить композиционную последовательность частей, чтобы понять особенность произведения и воспринять его во всей целостности.

Прежде чем перейти к анализу содержания памятника, публикаторы вводили читателей в исторический контекст: в комментарии к «Житию преподобного Елеазара Анзерского» рассказывается, кто такой Елеазар Анзерский, когда он скончался, где покоятся его мощи, когда празднуется память, где помещается служба святому, описывается история монастыря, что облегчает чтение самого памятника. Издатели старались провести параллели с другими произведениями, близкими по содержанию и жанру, пытались определить их источники, в сносках предлагались отрывки из тех памятников, с которыми сопоставлялись публикуемые рукописи.

Среди сборников, изданных в «Православном собеседнике», есть рукописная «Кормчая» XV в. Перед публикацией отдельных произведений из этой книги в предисловии дается полная опись кормчей с анализом каждой главы. Издатель обращает внимание и на то, как написана кормчая: «письмо полууставное, довольно мелкое, но четкое и красивое, разных почерков: видно, что она писана в несколько рук, по частям, которые потом связаны в одно целое. Правописание русское; вместо «у» по местам встречается юс <…>», а также перечисляются все встречающиеся знаки препинания [Православный собеседник 1860, т. 1: 204]. При анализе рукописей обращается внимание и на риторические приемы, которые используются авторами, например, подчеркивается, что автор жития Зосимы и Савватия, Соловецких чудотворцев «особенно любит противоположения, аллегории и метафоры и употребляет их иногда с искусством» [Православный собеседник 1859, т. 1: 228]. Кроме того, комментарии носят оценочный характер: в них передаются чувства, возникшие у издателей при чтении памятника. В предисловии к Житию преподобного Трифона Печерского мы читаем: «Трогательно предсмертное поучение Трифона своей братии, все проникнуто тою любовию, которая одушевляла его всю жизнь <…>» [Православный собеседник 1859, т. 2: 94].

Таким образом, мы можем отметить следующие принципы, которыми руководствовались издатели памятников Соловецкой библиотеки: 1) текстологическая точность публикации древнерусских произведений; 2) сравнение памятников с другими произведениями; 3) учет исторического бытования публикуемых произведений и их восприятия современниками 4) рецепця, связанная с выражением своей точки зрения, личным восприятием памятника.

Трудно переоценить заслуги издателей «Православного собеседника», которые открыли миру древнерусские памятники Соловецкой библиотеки и позаботились о том, чтобы привлечь к ним внимание широкой общественности и облегчить их чтение.

Литература

Буслаев Ф.И. Исторические очерки русской народной словесности и искусства. Т. ИИ. Древнерусская народная литература и искусство / Ф.И. Буслаев – СПб., 1861.

Журавский А.В. Казанская духовная академия на переломе эпох (1884-1921 гг.) / Журавский А.В. Дисс… канд. ист. наук. – М, 1999.

Погасий А.К. Изучение проблем раннего христианства в Казанском университете и Казанской духовной академии в XIX – начале XX вв.: Дисс… канд. ист. наук. – Казань, 1995.

Макарова Н.И. Порфирьев как библиотекарь Соловецкой библиотеки в Казани / Тонус. – 1999, № 6.

Библиотека Соловецкого монастыря / Православный собеседник. – 1859, т. 1-2.