ОТ ПЕРЕВОДЧИКА

Впервые на русском языке предлагается боголюбивому читателю книга об одном из известнейших святогорских старцев XX века. Перед вами — жизнеописание, духовные наставления и письма нашего современника, иеросхимонаха Ефрема Катунакского, в течение 65 лет подвизавшегося на Святой Горе Афон.

В греческой библиографии издание «Старец Ефрем Катунакский» — не единственная книга, рассказывающая о нем. Но мы остановили наше внимание именно на этом издании, и вот по каким причинам.

Во-первых, жизнеописание Старца составлено людьми, которые жили рядом с ним на протяжении 25 лет, — его послушниками, его духовными чадами, которых он привел к монашеству. Кто как не они, жившие рядом с ним, могут с наибольшей полнотой и достоверностью рассказать о своем духовном отце и наставнике?

Во-вторых, из множества оставшихся магнитофонных записей его бесед и писем для воссоздания облика благословенного Старца были отобраны те, которые наиболее выразительно характеризуют его духовное наследие, с такой бережной любовью сохраненное учениками.

В-третьих, нам, недостойным, Всемилостивый Господь дал возможность личного знакомства с братством старца Ефрема, и поэтому, взяв на себя труд перевода, мы имели живое общение с авторами книги и убедились, с каким знанием, любовью и правдивостью отцы-святогорцы рассказали о своем Старце.

И, наконец, самое главное: хотя нас и не сподобил Господь застать в живых старца Ефрема, тем не менее мы явственно ощутили, что духом он не покинул свои благословенные Катунаки, а продолжает жить в созданном им братстве, в своих послушниках, подобно тому, как и сам он стал когда-то избранным сосудом, исполненным сокровищ монашеского учения, наследованного им от великого афонского старца Иосифа Исихаста. Цепочка духовной преемственности не прервалась - наследники есть, и это очень отрадно...

Нам кажется полезным для русского читателя дать несколько пояснений, связанных с употреблением слов «старец» и «послушник». Дело в том, что значение этих слов в греческом языке несколько шире, чем в русском. В русском языке «старец» —это многоопытный, просвещенный благодатью Святаго Духа, как правило, пожилой священник, монах или мирянин. Таковые наделены особыми дарами: целительством духовным (а часто и телесным), прозорливостью и другими, и всегда являют собой пример стяжания благодатной жизни во Христе. Греческое слово «герондас» переводится как «старец». В том значении, в каком русское сознание привыкло воспринимать слово «старец», в греческой духовной литературе оно чаще всего встречается наряду с обращением «авва».

Естественно, что такие богопросвещенные мужи часто возглавляли монастыри и монашеские общины. Так, постепенно, игумена каждого монастыря стали называть «старец». При этом совсем необязательно было присутствие особых благодатных даров, то есть слово «старец» скорее указывает на почтительное обращение к монаху, старшему по должности или по возрасту. В бытовом разговоре очень часто греки, миряне и монахи, почитая монашеский образ, даже к молодым монахам обращаются «герондас».

Послушниками же, в устоявшейся русской церковно-монастырской практике, принято называть мирян, желающих. стать монахами и проходящих до времени своего пострига некий испытательный срок с различными послушаниями. Послушания даются для проверки готовности каждого такого мирянина к несению монашеского креста. В греческом языке такой человек называется «докимос». Но есть в греческом языке и слово «ипотактикос», для точного перевода которого русского эквивалента мы не нашли. Оба этих слова принято переводить как «послушник». Разница же заключается в том, что «ипотактикос» - это тот, кто находится под чьей-то властью, исполняет чью-то волю и указания независимо от того, кто он — мирянин или епископ. Достаточно того, что он добровольно обещает исполнять волю и наставления им избранного духовного руководителя, живет вместе со своим старцем и отсекает свою волю, предавая всего себя в его руки. Поэтому, читая греческие книги, мы должны помнить, что послушниками могут являться не только миряне, но и монахи-схимники, иеромонахи и т. д. В общих чертах отношения старца и послушника складываются следующим образом.

Все афонские монастыри имеют собственные земли с домами-каливами или келлиями*. Если в такой каливе находится домовая церковь, то калива получает то же название, что и церковь. Тот, кого монастырь назначает владельцем той или иной каливы-келлии, становится ее старцем. Тот же, кто желает вести монашескую жизнь в этом месте, приходит к старцу келлии и просит принять его в качестве послушника. Чаще всего это бывают, конечно, миряне, и старец становится их восприемником при постриге. Всякий послушник, давая монашеский обет, пребывает в святом послушании у своего старца до самой его смерти. По афонской традиции, первый из пришедших к старцу послушников после его смерти наследует права на каливу и сам становится ее старцем. Другие послушники, пришедшие позднее, обязаны подчиняться уже своему новому старцу.

Еще одна из причин, которая побудила к переводу данной книги, — это желание пополнить нашу духовную литературу новой книгой, рассказывающей о воистину великой добродетели, называемой послушанием.

Старец Ефрем прожил на Святой Горе 65 лет (42 года послушником) и всей своей жизнью прославил святое послушание. Своим личным жизненным опытом, во всей глубине и полноте, старец Ефрем явил нам основу основ правильного монашеского устроения - послушание. Поэтому не случайно, что именно он, столько лет подвизавшийся в послушании, так много укреплял и поддерживал в 80-х годах молодые братства, которые возрождали общежительный устав святогорских монастырей. Ведь краеугольным камнем любого общежития является послушание своему старцу-игумену.

Но не только о послушании идет речь на этих страницах. Перед нами раскрывается жизнь афонских монахов во всей ее полноте, без излишних прикрас и преувеличений: быт келиотов, их характеры, подвиги и падения. Нас подкупило благочестивое желание авторов книги ничего не приукрашать в рассказе о своем Старце, чтобы сохранен был подлинным облик живого и близкого им отца Ефрема Катунакского.

Старец Ефрем не оставил после себя какого-либо систематизированного учения. И во время бесед, и в ежедневных поучениях своему братству он никогда не бого-словствовал и не философствовал, а использовал примеры из своей жизни, из писаний святых отцов, из жизни и духовного наследия старца Иосифа Исихаста**. У старца Ефрема были две излюбленные темы: послушание и молитва. В силу своей цельности и простоты Старец старался посвятить всех жаждущих в тайну благодатных состояний, которыми столь часто одаривал его Господь, при этом он считал эти состояния возможными для всех, достойно подвизающихся.

Старец Ефрем Катунакский еще при жизни получил широкую известность как подвижник, стяжавший благодатные дары от Господа. Это был истинный ученик Христов — носитель богодухновенного святоотеческого предания. Хотелось бы, чтобы встреча со Старцем на страницах этой книги обогатила и наш духовный опыт.

«Не говорите, что невозможно воспринять Божественного Духа. Не говорите, что возможно спастись и без Него. Не говорите поэтому и того, что кто-либо делается причастником Его в неведении. Не говорите, что Бог не бывает видим людьми. Не говорите, что люди не видят Божественного света, или что это невозможно в настоящее время. Никогда, друзья, это не было невозможным, но и весьма даже возможно для желающих, для тех исключительно, которые, проводя жизнь в очищении от страстей, соделали чистыми умные очи». Прп. Симеон Новый Богослов ***.


* Келлией на Афоне называют не только отдельную комнату для монаха, но и небольшое строение с домашней церковью. Калива - отдельно стоящий дом с небольшой церковью внутри.

** См.: 1) Старец Иосиф Афонский. Изложение монашеского опыта. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1998. 2) Монах Иосиф. Старец Иосиф Исихаст. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, Свято-Преображенский Валаамский монастырь, 2000.

*** Цит. по кн.: Божественные гимны. Ниж. Новгород, 1989. С. 94.