Влияние соседних с Израилем народов и их религиозных культов на чистоту богооткровенной религии (до религиозной реформы царя Иосии).

План

I. Введение: Профетизм и языческий мир.

1. Профетизм - основа Израильской культуры.

2. Соседние государства - источники язычества.

3. Пророки - защитники этического монотеизма.

II. Основная часть:

1. Язычество у Израиля во времена патриархов.

2. Язычество во времена Египетского рабства.

3. Язычество во времена странствования по пустыне: зарождение культа тельцов.

4. Ханаанские культы и божества.

5. «Священные места».

6. Монархия - свидетельство о поганизации сознания еврейского народа.

III. Вывод: Результат восприятия языческих культов богоизбранным народом.

 

                                                                                   
«Если будет уговаривать тебя тайно брат твой..., или сын твой, или дочь твоя, или жена на лоне твоем, или друг твой, который для тебя, как душа твоя, говоря: «пойдем и будем служить богам иным, которых не знал ты и отцы твои», богам тех народов, которые вокруг тебя, близких к тебе или отдаленных от тебя, от одного края земли до другого: то не соглашайся с ним и не слушай его; и да не пощадит его глаз твой, не жалей его и не прикрывай его; но убей его...»

/Второзаконие 13:6-9/

«Израильская культура, по имени религиозных и социально-политических деятелей еврейского народа, пророков, исчерпывается понятием профетизма, понимая профетизм не в узком смысле определенной религиозной системы, а в смысле целостного мировозрения, отвечающего на многообразные вопросы религиозные, этические, социально-политические. Характерная черта профетизма - полнейшая отчужденность мировозрения пророков от всей богатой разнообразной культуры древнего мира. Древний мир как бы раскалывается на два враждебных непримиримых лагеря: вавилоно-египетский и греко-римский с одной стороны и израильско-профетический с другой. Между этими двумя мирами, казалось, стояла непроницаемая стена.»1

Да, на самом деле, служители богооткровенной религии - священники и пророки постоянно занимались возведением стен, которые должны были защищать народ Божий, защищать его внутреннюю духовно-нравственную жизнь от любого вторжения язычества. Эта задача была предельно сложной -пестрейший политеизм проникал к евреям в любых видах - и в открытых культах и как суеверия, с иностранными купцами, ремесленниками, пленниками и с прихотями царского двора. Кроме того, еврейский народ, будучи членом огромной семитской семьи имеет и свое проязыческое наследие, наличие которого объясняет удобопреклонность к тем или иным культам и религиозным проявлениям.

Влияние языческой культуры не всегда было непосредственно негативным, зачастую народ Божий воспринимал формы, внешние оболочки иноплеменных религий, оставаясь при этом поклонником Истинному Богу. Но нередко получалось так, что формы и оболочки стремились наполниться прежним, языческим содержанием. Таким образом, казалось бы, самые безобидные заимствования со временем превращались в соблазн и уводили от правильного богопочитания.

Прежде чем начать обзор истории Израиля и проследить влияние языческих культов на чистоту богооткровенной религии следует указать основные источники из которых язычество проникало. Это были соседние государства, причем из всего культурно-религиозного разнообразия древнего мира только два государства оказывают серьезное влияние на все остальные народы - Египетская и Асиро-Вавилонская монархии.

«Первенствующее место среди городов Востока занимал Вавилон. В течении около полутора тысячи лет Вавилон был руководящим культурным центром древнего мира... Вавилонский язык уже в XIY в до Р.Х. был международным дипломатическим языком. Властители Сирии и Ханаана, вассалы Египта, переписываются с фараоном не на египетском ,а на вавилонском языке... Вавилон в древнем мире - центр гораздо более значительный по широте и глубине своего культурного влияния, чем Париж XYII и XYIII веков для западно-европейского мира. ... влияние Египта на другие страны, в следствие большой замкнутости его географического положения, уступает Вавилонскому, но по своим достижениям в области земледелия, гидротехники, строительного искусства и другого Египет стоит не ниже Вавилона. Древние греки рассказывают о Египте, как о стране, славящейся своими искусствами и мудрецами».2 Область Палестины -местопребывание еврейских племен - находилась в точке пересечения этих грандиозных древних культур. Политические, экономические, духовные пути, связывающие государства Междуречья и Египет, пролегали в местах обитания небольшого по численности и сравнительно молодого богоизбранного народа и конечно же не могли не повлиять на его жизнь на разных ее уровнях (религиозном, политическом, экономическом). Но самая грандиозная экспансия происходила посредством совсем маленького государства - Финикии. «Финикийские города-государства, Сидон и Тир, являются на Сирийском побережьи передовыми в области промышленности и торговли. Они же выступают и главными посредниками в насаждении асиро-вавилонской и египетской культуры в странах Сирии и Палестины. Глубокое влияние финикийской культуры на еврейские государства начинается очень рано.»3 Именно в Финикии произошел культурно-религиозный синтез, плоды которого явились самыми пагубными для народа Божия. Это смешение многовекового интеллектуального язычества великих держав с примитивными сладострастными и жестокими аграрными культами хананейских народностей - смешение мрачной духовности и грубого преклонения перед материей.

Как было уже упомянуто, непримиримыми врагами экспансии язычества явились пророки и священники, но главным образом вся тяжесть защиты легла на плечи пророческие, поскольку священство зачастую превращалось в примитивное жречество, попадая в общую волну религиозной деградации. Сам родоначальник священства — Аарон, не смог устоять против народного язычества и отлил золотого тельца (Исх.32:1-6). Один молодой левит стал священником в святилище, которое устроил у себя Миха, с горы Ефремовой (Суд. 17:7-13). Сыновья Илии - Офни и Финеес своим поведением отвращали людей от жертвоприношений Господу (1 Цар. 2:17). Священник Авиафар помогал плести интриги Адонии, сыну Давида, когда тот добивался царства (3 Цар. 1:7). Священники вступали в запрещенные браки с иноплеменницами (1 Ездры 10:18).

Пророк Малахия свою проповедь начинает с обличения священников, говоря, что они «для многих послужили соблазном в законе, разрушили завет Левия» (Млх.2:8)

Только нарочито воздвигаемые мужи - пророки постоянно стояли на страже закона Божия. Пророка зачастую именовали «Шомер длаатот Исраэль» - страж дверей Израиля» (Иезк. 3:17; Ис. 52:8). Пророки своей проповедью возвращали дух буквам закона и камням святилища, возвещали не просто поклонение единому Богу, но поклонение в сочетании с исполнением заповедей - этический монотеизм, единство истинного вероучения и нравственной жизни.

Рассмотрение влияния языческих культов на чистоту богооткровенной религии следует начинать с эпохи патриархов, с времени возникновения народа, который станет в последствии носителем истинной веры. Следует помнить что отец богоизбраннго народа Авраам был выходцем из языческой среды и через всю свою жизнь он и члены его семейства пронесут некоторые обычаи, существующие у его соседей. Иудейское предание повествует что отец Авраама Фарра «занимался изготовление идолов, которыми торговал на базаре» (Берешит Раба).4 Идолы имелись у племянника Авраама - Лавана. Этих идолов -терафимов, хранителей домашнего очага, крадет Рахиль, надеясь заполучить право наследования (Быт. 31: 17-21). Возможно в семействах патриархов идолы могли находиться как документы, подтверждающие право собственности или наследования, согласно «таблицам Нузи относящимся к XV веку до Р.Х.»,5 но объектами поклонения они не являлись.

Еще два особых момента говорят нам о влиянии соседних культур на жизнь патриархов. В обоих случаях это события произшедшие с Иаковом. После ночного богоявления и видения лествицы и ангелов (Быт. 28:10-15) Иаков ставит памятник Господу - камень, и возливает на него елей. Подобные памятники -свидетели богоявлений были очень распространены на всем древнем Востоке, их почитали, им воздавали поклонение как жилищам Бога. Сам Иаков назвал это место Вефиль - «Дом Бога». «Подобным камням поклонялись не только семиты, но так же и племена Северной Африки, причем еще до своего соприкосновения с Карфагенянами».6 Изначально грубого поклонения этим камням не совершалось - «они представляли собой «дом» Бога, служили Его знаком, Его символом и вместилищем Его силы».7 Позднее произошла подмена понятий: местные жители начали поклоняться определенному местному божеству - Вефилю. Монотеистическая элита вела долгую и упорную войну с этим «богом», возможно об этой борьбе упоминает пророк Иеремия: «И постыжен будет Моав ради Хамоса, какдом Израилев постыжен был ради Вефиля, надежды своей» (Иер.48:13).

Во втором случае камень - памятник - холм из камней явился свидетелем договора, который заключил Иаков с Лаваном (Быт. 31: 44-52) - Каменный холм -место пересечения языческой культуры Лавана и богооткровенной религии Иакова. Для Иакова это знак Божественного присутствия, для Лавна - сам живой свидетель. Подобного свидетеля ставит в последующие времена Иисус Навин, полагая камень под дубом и произнося: «вот камень сей будет нам свидетелем: ибо он слышал все слова Господа» (Ис. Нав. 24: 26-27) - здесь камень наделяется свойствами живого разумного существа. Немощное сознание древних евреев трансформировало памятники теофании и союзов в определенные живые сверх-естественные существа, почитание сменилось поклонением. В священной истории зачастую будет происходить подобный процесс, когда языческая форма, не представляющая сама по себе опасности для сохранения чистоты Божественного откровения и даже наполненная положительным смыслом, со временем и заполняется содержанием языческим, которое мало по малу вытеснит истину. Провидя подобную опасность пророк Моисей повелевает оставить эту традицию: «столбов не ставьте у себя, и камней с изображениями не кладите в земле вашей» (Лев.26:1).

Эпоха патриархов оканчивается переселением Иакова в Египет к своему сыну Иосифу. С этого времени влияние на чистоту религий Израиля простейших религиозных форм семитских племен сменяется влиянием мощной культуры Египетского государства. Замечательно, что маленькое племя пастухов-кочевников сумело не просто сохраниться, но и вырасти в огромный народ, при этом не приняв веры египтян. У народа Божия первоначально имелся духовный иммунитет к высокоразвитым формам язычества, как египетского так и вавилонского, поэтому боги Мицраима и Ассура никогда до конца не станут богами евреев.

Влияние египетской культуры проявилось в погребении Иосифа: «И набальзамировали его, и положили в ковчег в Египте» (Бытие 50:26). Его погребают как одного из вельмож фараона. Подобное погребение не вполне традиционное для семитских племен, повлияло на последующий заупокойный ритуал у евреев, когда тело умершего подвергалось примитивному бальзамированию с помощью смол и благовонных масел и полагалось в специальной гробнице.

Личность Моисея совмещала в себе черты египетского мудреца и Божия пророка, причем мудрость находилась в подчинение у благодатного дара. Оружие, которым Моисей творит чудеса - жезл, является неотъемлемой частью египетской магии. Интересно, что у египтян имелось несколько видов таких жезлов, один из них - «урхекау, то есть « могущественный в магии» - изогнутая палка, увенчанная головой барана, обвитая уреем».8 Возможно, нечто подобное представлял традиционный жезл вождей пастушеских семитских племен, который имелся у Моисея. Впоследствии, как и на всем Востоке, жезл становится символом власти в Израиле, при чем каждое колено имеет свой жезл (Числ. 17:1-3) который хранился у начальника колена.

По настоящему сильное проникновение языческого мировоззрения и ритуала в среду богоизбранного народа начинается во время странствования по пустыне. На этом этапе сказывается влияние не только совершенно новых форм язычества, но раскрывается и все приобретенное за долгие годы рабства. Совершенно очевидным становится, что в глубине души народ оставался языческим, и это не осуществлял как непосредственно, так и через Своего пророка. Ропот, продолжавшийся в течении всего путешествия, есть не что иное, как естественное состояние язычника, постоянно сомневающегося в могуществе своих богов, а пророй даже и в их бытии; и то, что евреи не как не могут перестать роптать в очередной раз выдает их истинную сущность. Они верят пока им страшно или пока они что то с этой веры имеют, а обычное течение жизни, с ее трудностями и заботами, повергает их в состояние богозабвения или в искание новых, лучших избавителей.

Торжеством язычества можно считать происшедшее у подножия горы Синай поклонение Золотому Тельцу. «Избрав для изображения бога форму тельца, Аарон, как думает большинство древних (Филон, Лактаций Бл. Иероним) и новых исследователей, подражал египтянам. В пользу подобного вывода говорит прежде всего несомненный факт почитания черного быка Аписа в Мемфисе и белого ... в Гелиаполисе .... На египетское происхождение золотого тельца указывает далее и самый характер совершенного в честь него торжества. Кроме жертвоприношения, оно состояло в пиршестве, играх, пляске и шумных песнях. Такие же приблизительно формы имели и египетские празднества в честь Изиды»9. Для Аарона и религиозной элиты оно не было идолопоклонством в полном смысле слова, это вынужденная мера - поклонение Богу (Яхве) посредством видимого изображения: «провозгласил Аарон говоря: завтра праздник Господу» (Исх. 32:5). Для простых же людей это был реальный бог, который намного лучше Невидимого Бога, по причине своей доступности и понятности.

Сама идея служить Богу не непосредственно, а через поклонение персонифицированным Его свойствам и энергиям, которые в свою очередь предстают перед лицом верующих в многоразличных видах (антропоморфных, зооморфныхи т.п.), зародилось в умах египетских религиозных деятелей. «...Египтяне верили в Единого Бога, самосущего, бессмертного, невидимого, вечного ... творца неба, земли и подземного мира ... «боги» - это лишь образы, проявления, периоды существования Ра, бога солнца, который сам был олицетворением и символом Бога».10 По этому же пути, незаметно, но стремительно ведущему от монотеизма к политеизму и идолопоклонству, пошел, не успев появиться на свет, народ Божий. «Телец», появившись впервые в величайший момент заключения завета Богом со своим народом, останется в среде Израиля на долгие времена. Еще раз тельцы будут ярко фигурировать во время проведения религиозной реформы Иеровоама, который жил перед этим некоторое время в Египте (3 Цар. 11:40) и очевидно, имел египетское влияние на свою государственную деятельность. В период между синайским тельцом и тельцами Вефиля и Дана прямого указания на отправление такого культа нет. Но сама идея поклонения Истинному Богу в чувственном виде прочно вошла в умы людей далеких от грубого идолопоклонства и зоолатрии. Таков был культ созданный Михой (Суд. 17:18) и воспринятый данитянами (Суд. 18:14). «Присутствие в этом культе статуи, именно статуи Иеговы, неоспоримо. Какой вид имела эта статуя? Фатке предполагает вид тельца. Кейл находит возможным допустить, что истукан как изображение Иеговы, имел вид тельца, подобно золотому тельцу, которого Аарон сделал народу при Синае и золотым тельцам, введенным Иеровоамом в Израильском царстве».11

Изображение тельца не обязательно было следствием египетского влияния, некоторые исследователи высказывали мнение что «форма тельца подлинно семитический символ божества ... В таком случае изображение Бога в виде тельца у евреев, как семитов, может быть широко распространено и уже по этому самому должно бы существовать у них с самых древних времен».12 В этом случае произошло совмещение египетской традиции с собственно еврейской. Учитывая влияние религиозной традиции Междуречья культ тельцов в Дане и Вефиле можно истолковать несколько иначе. Это уже не поклонение Богу в чувственном образе, а поклонение Божественному подножию, Божественной Колеснице. Можно привести аналогию между керубами (херувимами) иудейского святилища, крылатыми быками с человеческими головами Месопотамии и тельцами Самарянского царства - все эти существа не изображение Бога (или богов), а атрибуты Его славы и присутствия. Следует отметить, что простой народ вряд ли пускался в богословские рассуждения кому и как он поклоняется: символу Яхве, Его образу или атрибутам божественного могущества, а непосредственно совершал жертвоприношения и возлияния тому, что видел: золотым богам.

На смену активному египетскому влиянию, приходит влияние ханаанских культов. Наступает оно за долго до поселения евреев в Ханаане. Св. архидиакон Стефан в своей речи перед Синедрионом обвиняет евреев в существовании языческого культа (с богослужением и святилищем), параллельного культу Истинного Бога, во время странствования по пустыне, приводя слово пророка Амоса: «Дом Израилев! Приносили ли вы Мне приношения и жертвы в продолжении сорока лет в пустыне? Вы приняли скинию Молохову и звезду бога вашего Ремфана, изображения, которые вы делали чтобы поклоняться им» (Ам. 5: 25-27; Деян. 7: 42-43). Святитель Иоанн Златоуст дает интересный комментарий этим строкам, ставя само установление кровавых жертвоприношений во время законных богослужений в теснейшую связь с жертвоприношениями языческими. «Отсюда и произошли эти обычаи; отсюда эти жертвы. Они сначала приносили жертвы идолам ... так как это прежде нигде не упоминается о жертвах, но были заповеди живые и «словеса жива», - то нигде не было и жертвенных обрядов, а только чудеса и явление знамений ... «приняли скинию Молохову от ней и получили начало жертвы ... Но почему, скажут, скиния названа сению свидения (μαρτυρίου)? Потому что она, была для того, что бы они имели Бога свидетелем (μάρτυρα). Для это только она и существовала».13 Следовательно весь грандиозный культ кровавых жертвоприношений, который религию народа Божия делает похожей на религию соседних народов и племен, является не чем иным как уступкой немощному человеческому сознанию, и не просто уступкой, - пышный культ Яхве с благовонными курениями, кровавыми и бескровными жертвоприношениями, с драгоценными облачениями и утварью, с пением и трубными звуками, должен отвлекать «детей еврейских» от пестроты идолопоклонства. А поэтому скиния Моисеева содержала в себе элементы египетской и хананейской религиозной культуры. К египетской культуре можно отнести саму структуру скинии: Двор, Святое, Святое Святых. Какими огромными не были храмы Фив и Луксора они имеют подобное трехчастное устройство. У Ковчега Завета тоже имелись многочисленные прототипы в земле Мицраима: египтяне очень любили священные ларцы для хранения самых разнообразных реликвий. Курение и Хлебное приношение - излюбленный вид жертвоприношений у египтян. Жертвоприношения кровавые - напротив отличительная черта народов семитских (по преимуществу скотоводческих, а особенно в древности). Особо следует сказать про изображение херувимов, они «похожи на вавилонских карибу - духов - хранителей храмов и дворцов, изображавшихся в виде полулюдей - полуживотных. Согласно библейским описаниям и восточной иконописи, херувимы подобны крылатым сфинксам».14 Скиния и богослужения евреев - свидетельство косвенного влияния иноплеменных культов на богооткровенную религию.

Настоящее растление Израиля начинается с восприятия культа Молоха. «По описаниям раввинов, идол Молоха представлял медную статую с бычачьею головою, прочими человеческими членами, с пустою внутренностью и с простертыми к низу руками, на которых полагали обреченных ему в жертву детей».15 Культ звезды Ремфана отражение сабеизма - обожествления видимого неба, характерного для Ассирийцев. Молох и Ремфан - первые вестники ханаанского язычества. Культы народов населявших обетованную землю отличались от египетской религии особенным отношением к земной жизни. Вся религиозная деятельность хананеев и сиро-финикиян вращалась вокруг достижения конкретных материальных результатов. Господствующим был не заупокойный культ как в Египте, а культ плодородия, тесно переплетающийся с культом плотских наслаждений. Аграрные ритуалы должны были соединять и взаимно обогащать плодородную землю и людей ее обрабатывающих. Отсюда происходит сексуализация обрядов и ритуалов. «Отождествление женщины с пахотной землей, отождествление плуга с фаллосом, отождествление земледельческого труда с оплодотворением».16 Отсюда такое значительное распространение священной проституции в Ханаане. Если женщина, сама по себе, благодаря своей идентификации с землей, может воздействовать на ее, то «Иерогамия и коллективная оргия тем более должны воздействовать на растительное плодородие самым благоприятным образом».17 Несомненно, такие жизнерадостные и предельно конкретные религиозные отправления не могли не привлечь евреев, измученных рабством и скитаниями. Кроме того не стоит забывать, что вся жизнь ветхозаветного израильтянина была потусторонней, что облегчало духовную ассимиляцию народа Божия в материально-материалистической среде Ханаана. Второе серьезное поражение на религиозном фронте произошло в результате прельщения евреев священным блудом моавитянок (Числ. 25: 1-3). Здесь же израильтяне столкнулись с самым распространенным и почитаемым божеством не только Финикии и Ханаана, но и всего азиатского и африканского средиземноморского побережья - Ваалом. Ваал - Господин, возможно результат эволюции солярных культов, первоначально был богом солнца у народов Передней Азии. С увеличением территории распространения сливался с культами местных божеств. Ваал языческий аналог еврейскому Яхве-Элогим, и на протяжении всей истории этот бог будет стремиться завоевать место истинного Бога. В результате в сознании простого народа произошла сублимация, слияние культа Яхве с культом языческого демона. «Всего яснее этот сенкритизм выступает в названии Иеговы: Ваали (Господин мой) через что Его смешивали с Ваалом. Пророк (Осия) предсказывает что в лучшем будущем Иегову не будут так называть и имена ваалов будут забыты (Ос. 2 : 16-17)»18 Торжество культа Ваала произошло во времена царствования Манасии, когда в Иерусалимском храме находились языческие жертвенники (4 Цар. 21: 3-7)

Хорошо видна правдивая религиозная картина, сложившаяся в Царствах народа Божия, Северном и Южном. Самарянское Царство, его малочисленная религиозная элита чтит Истинного Бога посредством видимого образа - символа. Простой народ поклоняется изваяниям тельцов, а попадая изредка в Иерусалим поклоняется Яхве. В Южном Царстве (Иудейском) с легкой дипломатичной руки царя Соломона воздвигнуты капища самых разнообразных богов, для удовлетворения духовных потребностей царских жен и посольских представителей иных держав. Со смертью Соломона идолопоклонство пышным цветом расцветает «на всяком высоком холме и под всяким ветвистым деревом» (3 Цар. 14:23). Все это происходит на фоне низших религиозных проявлений: магии, суеверий, демонолатрии. Саул, первый царь, предпринимал меры для очищения веры народа от языческих наслоений: «изгнал волшебников и гадателей из страны» (1 Цар. 28:3), но сам же спешит за помощью к аэндорской волшебнице (1 Цар.28:7).

Самое трагическое в духовно-нравственной картине жизни это не просто забвение Истинного Бога, а введение его в строй национальных религиозных божеств.

Одним из побочных явлений поганизации богооткровенной религии явилось возникновение многочисленных святых мест - жилищ Бога. Здесь тоже видна ханаанская и семитская традиция создавать своим богам не храмы , а природные святилища: холм - роща (ветвистое дерево) - камень (стелла), - жертвенник, при этом статуя или иное изображение бога было не обязательным элементом. Высоты и рощи с жертвенниками самостоятельно распространяются у евреев в эпоху разделения Царств, а до этого они существовали в Израиле в связи с скинией свидения. Те места где стояла Скиния остаются памятными для народа: Силом - в Колене Ефремовом, Новма - в колене Вениамина, Кириаф-Иарим (Кириаф-Ваал) на границе Иудина и Вениаминова колен. Самое значительное место, которое соперничало с Иерусалимским святилищем в царствование Давида, и отчасти Соломона, был Гаваон.

Давид «переносит ковчег завета в Иерусалим и помещает его в новый, нарочито для него построенной, скинии (2 Цар. 6,17; 1 Пар. 16, 1), учреждает при ней особый штат священников и левитов с особым первосвященником во главе... Но в то же время и скиния в Гаваоне не остается в забвении. При ней остается прежний первосвященник Садок, ... к ней назначается особый штат священников и левитов (1 Цар. 16, 39-42). Скиния в Гаваоне имеет по-видимому в богослужебном отношении даже преимущество пред скиниею Иерусалимскою: кажется только при ней совершается то богослужение, которое совершается по закону Моисееву при скинии собрания ...О жертвоприношениях при ней (Скинии Иерусалимской), кроме исключительных случаев... нет и речи и они едва ли приносимы были по уставу Моисееву, - это было бы нарушением закона о единстве постоянного места для жертвоприношений (Лев. 17,4; Втор. 12,13-14)»19

"Этот последний центр (гаваон) так важен, что при нем Соломон приносит свою торжественную жертву в начале своего царствования (1 цар. 3, 4)"20

Существовали и некоторые места, освященные деятельностью патриархов и историей: Вефиль - место ночного богоявления Иакову, где он ставит камень-памятник; сихем - место жительства Иакова и его сыновей, место гробницы Иосифа; Дан - место богослужения данитян с эпохи Судей. Священные горы - Гевал-Гаризим. "Вместе с горою Гевал, гора Горизим была назначена Моисеем для ежегодного чтения Закона при всенародном собрании... На горе Гевал по приказанию Моисея был устроен израильтянами жертвенник из цеьных камней, на которых были высечены 10 заповедей Господних (Втор. 17, 2-8)"21. Хеврон знаменит гробницей Махпел - местом упокоения патриархов.

Все эти места зачастую служили соблазном для простого народа, сливаясь с элиментами язычества или принимая в себя новые культы (как это произошло в Дане и Вефиле). Кроме того эти города становились центрами политических раздоров: Сихем - первая столица Иеровоама; Гаризим - место нахождения самарянского храма; Хеврон - лагерь Авессалома). Для Ветхого Завета характерно учение о святости времени, а учение о священных пространствах по преимуществу, языческое. В законе Моисеевом видно немалое количество праздников (Субботы, Новомесячия, Пасха, Пятидесятница, Кущи, Йом-Кипур) и лишь одно место для полного законного богослужения - Скиния с её Ковчегом и Жертвенником (Втор. 12, 13-14).

Умножение количества св. мест характерно прежде всего для архаичных форм языческой культуры - представителями которой были ханаанские аграрные и семитские пастушеские племена. Высокоразвитые языческие религии: египетская и ассиро-вавилонская при наличии многих св. мест и храмов, все таки тяготели к конкретному духовному центру - главному храму столицы.

Еще одним ярким свидетельством влияния языческих народов на чистоту богооткровенной религии в Израиле служит факт установления монархии в народе Божием. Изначально институт власти в Израиле представлял собой теократию. Бог Яхве - царь Израиля передает свою волю посредством пророков. Волеизъявление Бога в гражданских делах осуществляется посредством судейского административного аппарата (судьи, тысяченачальники, стоначалыники и т.д.), в делах религиозно-культовых и морально-этических, посредством священников и левитов. Периодически пророческую функцию может выполнять первосвященник, обладающий уримом и тумимом. Во времена правления Самуила у народа возникает острое желание иметь над собою царя «как у прочих народов» (1 Цар. 8,5). Это не просто желание реформировать административно-судейский аппарат, а явно религиозная идея, как Сам Господь говорит об этом желании: «не тебя они отвергли, но отвергли Меня, чтоб Я не царствовал над ними» (1 Цар. 8,7). К тому времени на востоке сложилось два типа царской власти. Первый в Египте - фараон «по традиционной древнеегипетской формуле он сын верховного солнечного бога, но одновременно и 9 главных богов и даже всех богов. В фараоне божественность не разжижена и не разуплотнена... Напротив, фараон скорее представляет собой стяжку и концентрированность божественности в отдельном лице»22. Второй тип в Месопотамии - царь, в противоположность Египту "вполне человек, слуга богов... который однако, в силу своей избранности богами и наделенности царственностью выделяется и возвышается над людьми»23. Из последующей истории очевидно, что царь Израиля представляет тип месопотамского монарха, наместника божества. Но зачастую он поступает с самодостаточностью, свойственной фараону. Власть царя распространяется не только на политическую, экономическую, социаьную жизнь страны, но и на духовную, при этом уничижаются богоустановленные институты пророчества и священства. Первый царь Саул приносит всесожжения вместо Самуила (1 Цар. 13,8). Соломон устраивает антимонотеистическую кампанию. Иеровоам вводит языческие культы, а вслед за ним все цари Северного Царства с египетским колоритом повелевают богами, умаляя одни и возвеличивая другие культы. Проегипетское отношение царей к божествам понятно: Соломон женился на египетской принцессе (3 Цар. 3,1); Иеровоам живет некоторое время при дворе фараона Сусакима (3 цар. 11,40). Впрочем здесь влияние высокоразвитой египетской религиозной культуры сложилось с примитивным покровительственным отношением к богам, которое имелось у всех племен и народов на общинно-родовых этапах развития (такими были тогда хананеи и семиты). Южное Царство больше испытывает влияние Вавилонии, где царь, является слугой богов, а поэтому цари (даже благочестивые) берут на себя священнические функции, порой превышая допустимые нормы. Вся религиозная деятельность царей вращалась вокруг Храма. Благочестивый Озия не просто печется о Храме, но сам присваивает себе священнические полномочия - желает совершать каждение, за что, впрочем и карается от Господа (2 Пар. 26, 21-23). Нечестивый ахаз распоряжается в Иерусалимском храме: созидает жертвенник, по языческому образцу, сам приносит на нем жертвы и дает указания касаемо дальнейшего хода богослужений. Священник Хелкия находится при этом в непосредственном подчинении у царя (4 Цар. 16, 10-16). Благочестивый Иосия выступает инициатором очищения Храма от идолов и восстанавливает Завет. Причем завет заключает сам царь от лица народа, а не пророк и не священник.

Средоточение всей полноты власти в царских руках, традиционная восточная деспотия толкала богоизбранный народ в пучину язычества. Если б это делали военные царьки Северного Царства, но и владыки из дома Давида с неменьшим рвением растлевали народ Божий. Ярчайший пример - царь Манассия, который «совратил их (евреев) до того, что они поступали хуже тех народов, которых истребил Господь от лица сынов Израилевых» (4 Цар. 21;9).

Так восприняв идею «божественного царя» еврейский народ подписывает себе приговор. С случайным и несистематическим проникновением языческой культуры он мог справиться, что-то ассимилируя, наполняя другим духовным смыслом, что-то отторгая, благодаря деятельности ревнителей Яхве. Но противостоять систематическому натиску языческих цивилизаций слабое сознание израильского народа не могло.

Острые социальные проблемы также рождались из идеи «божественной монархии». Первый источник настроений - сам Царь, об этом еще предупреждал пророк Самуил (1 Цар. 8; 11-18).

Священен царь - священны его родственники, его род, колено, священна и светская власть вообще, священна их деятельность и все устройство государства, которое они создают. Это приводило к проблемам свойственным рабовладельческому строю. Социальное неравенство и неравноправие , порожденное религиозной идеей, закреплялось ей же. Ярким примером может послужить царствование Соломона, который несомненно испытывал влияние египетской и тирской монархии. Его неосмотрительность и подлинно языческий размах с которым он устраивал быт своего двора, положили начало гражданской, а затем и религиозной розни в Израильском государстве. Последний бой язычеству был дан царем Иосией. Его реформы затронули не только богослужебную жизнь столицы, но и распространились по всей Иудейской стране, и в соседнем Самарянском Царстве. Упразднены не только языческие культы, но и и всякое проявление этой культуры - суеверие и магия. Но не смотря на видимое восстановление истинного благочестия, торжество

Яхвизма, Господь изрекает приговор народу: «Иуду отрину от лица моего, как отринул я Израиля» (4 Цар.23;27). Дело в том что никакими реформами невозможно исправить поврежденное существо народного сознания. Пророк Софония, современник благочестивого Иосии рисует картину никак не сопоставимую со светлой религиозной реформой: «Князья его посреди него -рыкающие львы, судьи его - вечерние волки, не оставляющие до утра ни одной кости. Пророки его - люди легкомысленные, вероломные; священники его оскверняют святыню, попирают закон» (Соф 3;3-4).

Простой народ развратился сладострастными культами ханаанских божетсв и финикийских демонов, а элита раскололась на проегипетский и провавилонский лагерь, превращая страну в «египет» и «вавилон». После смерти Иосии умерли и его благие начинания, от реформы не осталось и следа. Пророку Иезекиилю было открыто о тайном идолопоклонстве старейшин Израиля: «И вошел я, и вижу, и вот всякое пресмыкающееся и нечистых животных и всякие идолы домы Израилева, написанные по стенам кругом. И 70 мужей из старейшин дома Израилева стоят перед ними и у каждого в руке свое кадило, и густое облако курений возносится к верху» (Иез. 8;10-11), не трудно догадаться о египестком характере этого идолопоклонства. Храм Яхве расписали подобно храмам Египта изображениями священных зверей и пресмыкающихся. Впрочем израильтяне любят и прежних богов. Вернулся в храм, поставленный еще Манассией идол Астарты (идол ревности), женщины рыдают по шумерскому Фаммузу, мужчины отправляют солярные ритуалы -встречают Солнце. (Иез 8;5,14,16).

К чему привела религиозная всеядность, то безразличие кому или чему служить, видно из дальнейшей печальной истории Израиля. Плен, рассеяние, политическая нестабильность на многие века, которая лишь изредка сменяется относительно спокойной государственной жизнью. Несомненно, после Плена такого яркого подражания языческим народам не будет, но возникает своеобразная религиозная культура, которая внешне будет выглядеть как строгий монотеизм, но мировосприятие и отношение к Богу будет чисто языческим, суеверным. Паралельно священному Писанию возникает талмудическая письменная традиция - Мидраши, Галаха, Агада, появляется псевдопредание - суеверные и лукавые «предания старец».

Само положение еврейского народа было особенным: они не имели своей земли - они вечные пришельцы (в Египте, Ханаане, Вавилоне), они не имели своей культуры - впитывали то , что видели у соседей. Единственным их достоянием был Бог. Когда евреи пребывали в союзе с ним, они имели и землю, и культуру, и язык, и уникальное политическое устройство, но малейшее расторжение Завета вело к уничтожению и духовному и физическому.

 

Источники

1. Библия. Брюссель, 1989.

Список использованной литературы:

1. Толковая Библия под редакцией А.П. Лопухина. Том 1. СПб, 1904.

2. Иже во святых отца нашего Иоанна Златоустого избранные творения. Беседы на деяния апостольские, 1994.

3. Вавилон, Иерусалим, Александрия. М.М. Маргалин. СПб, 1923.

4. «Агада» Сказание, притчи, изречение талмуда и Мидрашей. Ростов - на -Дону, 2000.

5. Религия Древнего востока. М, 1995.

6. Толкование Ветхозаветных книг от книги Бытия по книгу Руфь, 1992.

7. Библия. Комментарий к Ветхому Завету. Брюссель, 1989.

8. Египетская религия, Египетская магия. У.Бафи. М, 1996.

9. Разделение Еврейского царства. Ф.Я. Покровский. Киев, 1885. 10. Трактат по истории религии. Мирча Элиаде. Т. 2. СПб, 1999.

11. Библейская энциклопедия. Архим. Никифор. М, 1891. 12. Культурология. П.А. Сапронов. СПб, 1998.


1. М.М. Марголин, Вавилон, Иерусалим, Александрия, Петербург, издательство Брокгауз-Ефрон, 1923г., стр.5-6.

2. М. М. Марголин, Вавилон, Иерусалим, Александрия, Петербург, издательство Брокгауз-Ефрон, 1923г., стр.8-10.

3. Там же стр. 33.

4. Агода, Сказания,притчи, изречения талмуда и мидрашей, Ростов-на-Дону, 2000г., стр.44.

5. Толкование Ветхозаветных книг, от книги Бытия по книгу Руфь, Библейская миссия, стр.76.

6. Библия, коментарии к Ветхому Завету, Брюссель, 1989 г., стр. 25.

7. Там же стр. 26.

8. Уоллис Бафи, Египетская религия, Египетская магия, М., 1996 г., стр. 318.

9. Толковая Библия под редакцией А.П. Лопухина, том 1, Петербург 1904 г., стр.384-385.

10. Уоллис Бафи, Египетская религия, Египетская магия, М., 1996 г., стр.12, 25.

11. Ф.Я. Покровский, Разделение еврейского царства, Киев 1885 г., стр. 312.

12. Ф.Я. Покровский, Разделение еврейского царства, Киев 1885 г., стр.304.

13. Иже во святых отца нашего Иоанна Златоустого избранные творения. Беседы на Деяния апостольские, Издательский отдел Московского Патриархата, 1994 г., стр. 164.

14. Библия, Комментарий к Ветхому Завету, Брюссель 1989 г., стр.1870.

15. Архимандрит Никифор, Библейская энциклопедия, М., 1891 г., стр. 484.

16. Мирча Элиаде, Трактат по истории религий, том II, СПб., 1999 г., стр. 72.

17. Мирча Элиаде, Трактат по истории религий, том П, СПб., 1999 г., стр. 194.

18. Ф.Я. Покровский, Разделение Еврейского Царства, Киев, 1885 г., стр.325.

19. Ф.Я. Покровский. Разделение Еврейского царства. Киев, 1885, с.214-217.

20. Ф.Я. Покровский. Разделение Еврейского царства. Киев, 1885, с.219.

21. Библейская энциклопедия. Арх. Никифор.М., 1891, с. 154.

22. П.А. Сапронов Культурология. СПб, 1998, с. 125.

23. Религия Древнего Востока. М., 1995,с. 53.