О науке, философии, религии и искусстве в их взаимосвязях

О науке, философии, религии и искусстве в их взаимосвязях

* Философия, наука и религия сходятся в том, что все эти формы человеческого миропонимания характеризуются прежде всего претензией на общность и универсальность.

* Философия — это учение, представляемое в форме системы, и в этом ее общность с наукой и религиозными учениями.

* Философия фиксирует в вечности, точнее говоря, для человечества, пока оно существует, предельные идеи человеческого миропонимания и извечные вопросы, наука — конкретные, часто преходящие, знания о различных сферах мироустройства, искусство — душевные состояния человека, его чувства. В этом безусловный приоритет и ценность любых видов искусства. Философия и наука могут только называть душевные состояния человека, а искусства могут их вызывать. Наука созерцает мир явлений, философия — мир идей, искусство — душевный мир. Поэтому, в частности, в Церкви философия едина с искусством.

* С философской точки зрения и в предельно простой интерпретации религиозные учения — это философские системы с фиксированной онтологией; с этой же точки зрения мифы — это философские системы с фиксированной онтологией для всех современников, а не только для избранных и посвященных.

* Если даже человеку сказать, каков мир на самом деле, он все же будет видеть мир таким, каким хочет его видеть.

* С психологической точки зрения все картины мира эквивалентны для человека, если они в одинаковой степени завершенные.

* Ученые и философы творят полную и завершенную картину мироустройства так же, как художники изображают мифического героя, которого никогда не видели.

* Научная картина мира, если составлять ее из знаний положительных наук, не вмещает в себя ни свободы воли, ни возможности творчества, ни смысла жизни человека.

* С научной точки зрения жизнь на Земле — абсолютно достоверный факт, а жизнь в других областях Вселенной — слабая гипотеза, не имеющая убедительных фактических оснований. В связи с этим не будет архаичным утверждение, что Земля есть центр Вселенной.

* Большая часть современных наук направлена преимущественно на «обслуживание» либо тела человека, либо тела общества: физика, химия, биология, технология, медицина, социология, политология и т.п. В сфере научно-рационального знания только философия обращается к принципиальным вопросам человеческого существования в душевно-духовных измерениях: смыслу жизни и смерти, добру, злу и природе морали, сущности творчества, природе сознания, языка и мышления, природе нации, доступности человеку Истины и его связи с высшими Началами всего сущего.

* Понятие «материя» не нуждается в материализме. А в самом материализме слово «материя» — не более чем прикрытие, по сути, объективно-идеалистической позиции. Объективный идеализм — единственное мировоззрение, к которому неизбежно приходит последовательная философская мысль. С экзистенциальной точки зрения понятие «материя» вообще пустое. Кому интересна субстанция без разума, без воли, без любви, погружающая миропонимание человека в ужас вселенской необходимости.

* В философии и науке важно «не сотворить себе авторитета»; рабское следование какому-либо интеллектуальному кумиру не оставляет места для достойного уважения других мыслителей. Отсюда интеллектуальный идиотизм представителей каких-либо школ в философии и науке.

* Русская религиозная философия развивалась главным образом вне церковных духовных учреждений, поэтому она столь недогматична (еретична) по сравнению с традиционной западной теологией.

* Искусство — это мышление в образах, но образное мышление есть и во всех сферах знаний о мире, в том числе в гуманитарных науках, естествознании, математике и философии. Это свидетельствует о значительно большей общности искусства с различными науками и философией, чем это представляется при первом, поверхностном взгляде.

* Математика, философия и музыка — три родные сестры. Музыка сродни математике, о чем справедливо высказывался Платон, развивая в этой части учение Пифагора о всеобщей числовой гармонии мироустройства. Математика же сродни философии, о чем также справедливо писал Платон (например, в диалоге «Государство»). Следовательно, музыкальная образованность, наряду с философией и математикой, необходима каждому человеку.

Примечание. Не случайно среди философов много математиков и ее почитателей (среди них Фалес, Пифагор, Платон, Лейбниц, Декарт, Кант), а также много ценителей музыки не только в эстетическом отношении, но и как формы выражения философских смыслов (среди них Платон, Шопенгауэр, Ницше, Витгенштейн). Если бы формальная логика в любом ее варианте или в совокупности всех вариантов могла хоть сколько-нибудь служить выражением человеческих знаний о мире, то можно было бы написать вполне понятную книгу на чисто символическом языке логики. Безусловно, без оформления текста естественным языком сделать это невозможно.

* Новая наука «синергетика» пока, быть может, в силу молодости, не столь сильно углубилась в природу так называемых «самоорганизующихся систем», а ее центральное понятие — «самоорганизация» — скорее заклинание, чем содержательный научный термин; при этом она все же обогатила общенаучное знание новыми понятиями: «точка бифуркации», «аттрактор», «фрактал».

* Исторические знания в целом, история науки и философии в частности предстают перед нами в первую очередь не как достоверные знания реальных историй прошлого, а как возможные истории, которые могли быть в прошлом. Отсюда достоинством исторических реконструкций являются прежде всего их связность, элементарная фактологичность, гармоничность и, можно сказать, красота представления прошлого.

* Выскажусь о философии XX в. кратко и гротескно. Главное событие в истории философии XX в. — это то, что философия во многих доктринах, особенно в вариантах английской и североамериканской философии, была сведена практически полностью к логике и тем самым традиционная классическая философия «высушена» до неузнаваемости. Такую хрупкую сухую «философию», как катком, во второй половине XX в. разровнял постмодернизм. В результате человечество может только зарядиться оптимизмом и ждать чего-то нового и хорошего в философии ХХТ в. и последующих веков. Кроме того, можно отметить, что «мельчание» философии как в смысле интеллектуальной глубины, так и в смысле сужения предмета философствования, начавшееся во второй половине XIX в., продолжилось в XX в.: если сейчас, например, появились работы «Философия техники», «Экологическая философия» или даже «Философия денег» (подчеркну, что я не против такой тематизации и лишь констатирую ситуацию), то можно ожидать и появления таких работ, как, например, «Философия шурупов и гвоздей».

* Мы не можем получить удовлетворительных знаний, например, о Китае, не побывав там; мы не можем знать, что такое Китай, не родившись там и не прожив там всю жизнь. Физик не может получить удовлетворительных знаний о химии, не поработав химиком, физик не может знать, что такое химия, не проработав в области химии всю профессиональную жизнь. Химия — это химические знания плюс ментальность химика; физика — это физические знания плюс ментальность физика; математика — это математические знания плюс ментальность математика.