Принципиальные выводы

Принципиальные выводы

Первое, что стоит отметить, — это то, что Платон, как и многие философы, в каждом фрагменте своих трудов высказывает одни и те же положения своей философской доктрины. В данном случае в диалоге «Федон» изложены все основоположения онтологии, гносеологии, этики и антропологии Платона, и в разных формах они повторяются во многих местах.

Второе — это то, что онтология и гносеология Платона определили все основные направления дальнейшей теоретической философии, которая на поверку всегда оказывается скрытым или явным развитием платоновских основоположений.

У Платона обозначены все проблемы философской теории познания, все возможные онтологии (в развернутом виде — это уже онтология Аристотеля, Лейбница или Гегеля); он разработал методы философской аргументации, до которых не поднялся ни один последующий философ (у него есть и диалектика, и логика, и эмпирика, и интуиционизм, и образно-символические подходы в изложении философских проблем); он щедро разбросал идеи об эфире, причинах в природе, устойчивости Земли в пространстве; у него есть все основоположения различных философских систем, в том числе и диалектическая триада — отнюдь не находка Фихте и Гегеля. Платон всеми нами до сих пор во всей его глубине не понят! И когда кто-то снисходительно его поглаживает или хлопает по плечу — это для меня всегда признак невежества в высокой философии.

Третье, что важно учитывать с методической точки зрения, — это то, что всю философию в ее основной части можно изучить на основании всестороннего анализа одного только диалога Платона «Федон».

В итоге проведенного анализа можно прийти к полному пониманию смыслов, вложенных Платоном в исходное и инициирующее всю смысловую нагруженность диалога высказывание о том, что философы прежде всего занимаются умиранием и смертью.

В числе важнейших смыслов, выявленных в контексте диалога, следующие:

• метафора, выражающая методологическую установку на необходимость учета субъективной относительности и объективной неточности знаний о мире, происходящих из телесной чувствительности человека;

• онтологический, точнее говоря, метафизический постулат Платона о существовании занебесного мира вечных идей (эйдо-сов) как мира истинных праобразов всего существующего в преходящем земном мире;

• метафизический постулат о бессмертии души и ее периодическом возращении в мир истинных идей после физической смерти человека;

• гносеологическая установка философского рационализма — наши мысли есть-порождение эйдосов, т.е. мира истины и бытия. Другими словами, они есть объективная основа истинного знания, а эмпирическое, т.е. чувственное, знание есть основа заблуждений;

• гносеологический принцип, согласно которому истинные знания о мире находятся в душе человека как память о пребывании в мире чистой истины — занебесном мире идей.

Надо заметить, что если рассматривать гносеологические установки, то можно со всей определенностью сказать, что Платон ясно высказал все принципиальные постулаты теории познания рационализма. Последующие рационалисты — пусть это будут Декарт, Спиноза, Лейбниц, Гегель и т.д. — точно так же критиковали чувственный опыт и прославляли знания, получаемые в результате интеллектуального созерцания (спекулятивного мышления). Интересно заметить, что Платон в диалоге как рационалист-классик в его критическом замечании, что «...тело не только доставляет нам тысячи хлопот... но вдобавок подвержено недугам, любой из которых мешает нам улавливать бытие. Тело наполняет нас желаниями, страстями, страхами...» [«Федон» 66b] с упреждением на 2,5 тысячи лет высказывается против гносеологической установки экзистенциалистов XIX—XX вв., согласно которой человек приближается к постижению бытия в кризисных болезненно-тошнотных состояниях и особенно, например, в состоянии страха.

По ходу всего анализа, я думаю, становится вполне понятным, что текст Платона представляет собой философский дискурс, насыщенный многими сильными аргументами. Однако произвольные допущения, вводимые по ходу доказательств (постулатов и аксиом), логико-методологические вольности дают все основания утверждать, что учение Платона строго не обосновано.

Нетрудно убедиться, что не только учение Платона, но учения всех философов не обоснованы строго. В этом отношении учение Платона не уступает учениям других великих философов, оно, скорее, превосходит большинство из них по обширности и разнообразию аргументации.