Третий системный кризис философии: сведение философии к логике в логико-философских штудиях Рассела и Витгенштейна

Третий системный кризис философии: сведение философии к логике в логико-философских штудиях Рассела и Витгенштейна

В начале XX в. в философии сложилась ситуация «вавилонского столпотворения», когда философы разных, но, можно сказать, равновеликих, направлений строили вне-научные (в смысле «вне естествознания» и других позитивных наук) онтологии. Тогда-то и стали появляться отдельные публикации и главы в монографиях такого содержания, которое в целом обозначается распространенным названием «Что есть философия?».

В это же время Рассел провозгласил, что все, что есть ценного в предметной области философии, — это логические проблемы, а третий (т.е. после Канта и Ницше) «звонкий шлепок» философия получила от Витгенштейна в его «Логико-философском трактате» (1921). Витгенштейн, занявшись терапией языка, определил философию как концептуальную болезнь, а философские системы — как продукты базисных языковых ошибок. Отсюда философские проблемы подобно болезни должны лечиться выявлением языковых ошибок. Правда сам «Логико-философский трактат» есть не что иное, как разновидность концептуальной болезни в метанаучном, или философском, знании.

Еще раз повторюсь в важном моменте мысли. Думаю, что такой фрустрации и комплекса неполноценности у философов нашего времени не появилось, если бы они ясно осознали действительный итог истории философии: философия есть специфическая метадисциплинарная область познания мира, инвариантами которой являются свободный критицизм и метафизика.

Само собой разумеется, что вышеприведенная характеристика философии относится к философии в ее лучшем виде — философии, построенной по канонам классической рациональности без псевдомистических выдумок (т.е. без выдуманной приобщенности к каким-либо «тайнам»).