О любви

О любви

* Любовь — ощущение целостности и всеобщей гармонии Абсолютного Бытия, а дети — явление этой целостности и гармонии. Любовь — это сигнал будущих детей, которые «пробиваются» на свет.

* Любовь сама по себе — высшее метафизическое чувство мировой гармонии, чувство Абсолютного Бытия через гармонию двоих. В силу этого любовь и счастье — разные понятия, поскольку любовь не есть счастье.

* Подлинная любовь, как и все высшие порывы свободных людей: мыслителей, политических деятелей, поэтов и художников, праведников и подлинных (т.е. не просто либеральных) гуманистов, не умещается в сферу «нормальной» жизни отлаженного механизма технологической цивилизации.

* Любовь между людьми — это рискованное предприятие, поэтому люди чаще от нее «шарахаются» при первом намеке.

* Любовь может быть без секса, а секс — без любви.

* Любовь есть тогда, когда ты ощущаешь счастье, даже покупая билет на трамвай.

* Современную фазу цивилизации действительно можно назвать «технологическим обществом», или «технологической цивилизацией» в широком смысле этих понятий, где все осуществляется по хорошо разработанным технологическим регламентам — от производства мыла до экономики, от стандартизованных посредством mass-media удовольствий до технологии обретения друзей; где все определяется — и в каких условиях жить (например, «американская мечта»), и как учиться, и для чего жениться и т.д.

* Утверждать, что мужчина выбирает женщину — все равно, что утверждать, будто коробка конфет в магазине выбирает покупательницу. 99% мужей — так называемые «подкаблучники», хотя часто и в бутафорских доспехах уважаемых строгих отцов-«папиков».

* Сила «сильного пола» бутафорская. Сила «слабого пола» действительная. То, что мало женщин «входит во власть», свидетельствует об их мудрости. Стремление к власти — выражение комплекса неполноценности, которым страдают в основном мужчины.

* Поэты воспевают не земную любовь и не неземную любовь, а романтическое чувство, возникающее из их свойства «влюбляться во все фонарные столбы».

* Ревность — за вычетом дикой формы собственничества — это метафизическая тоска, связанная с сомнением в реальности гармонии мироустройства.

* Существование любимого человека вне нашего «Я» принимается нами как Истина. При этом любовь-симпатия имеет силу мнения, Любовь метафизическая — силу безусловной Истины. В то же время все остальные пути обоснования существования внешнего для нашего «Я» мира не столь убедительны, а логико-теоретические изыски в отношении решения этого важнейшего философско-теорети-ческого и человечески-практического вопроса бессильны.