Об истине

Об истине

* Переживание того, что представляется личности безусловно верным, — вопрос убеждений, вопрос внутренних (в том числе и неосознаваемых) критериев убедительности. Это вопрос, в первую очередь, личный и лишь во вторую — коллективный. Следовательно, каждый человек будет принимать за истину то, что входит в сферу его убеждений. Например, если он религиозный человек, истинно все, что входит в священную догматику его конфессии, Убежденность в чем-то — вопрос субъективно-психологический. Другое дело, какие рациональные и эмпирические объяснения дает человек своим убеждениям. Убеждения человека определяются его натурой, его характером, его традициями и культурным окружением, ситуационным душевным состоянием, а также авторитетом лиц, несущих ему свет истины, их психолого-гипнотическими, риторическими приемами. Конечный результат любых эмпирических, логических, умозрительных и т.п. аргументов — это наше состояние, когда мы говорим: «Да, это истинно», «Да, это я принимаю за истину», «Да, я в это верю», «Да, я в этом убежден». Другими словами, истинно для нас то, во что мы верим, в чем мы убеждены. А это, конечно, вопрос субъективно-психологический, это в конечном итоге вопрос состояния нашей души, а не вопрос интеллектуально-логический.

* В споре истина не рождается. Она рождается либо в уединенном созерцании, либо в диалоге. Если вспомнить Сократа, то он не спорил, а вел «родовспомогательный» диалог, а Платон в диалоге «Федон» заметил: «Я рискую показаться вам не философом, а завзятым спорщиком, а это уже свойство полных невежд».

* Интеллект человека поставляет его душе знания «в ассортименте», душа сама выбирает, что удобно для нее принимать за истину, а что за ложь. Справка: одна и та же женщина для супруги — «милая мама», для супруга — «злобная теща».

* Нам знакомы непосредственно такие состояния (чувства), как тоска, боль, грусть, любовь, ненависть, красота, гармония, ревность, — все они есть Истина. Таким образом, мир в нас, наш экзистенциальный мир познаваем, более того, он дан нам в непосредственном созерцании, в тождественности переживания и его осознания.