Контрапункт в истории философии — философия Канта

Контрапункт в истории философии — философия Канта

В докантовский период философия развивалась извилисто и противоречиво, со сменой познавательных установок, но без угрозы потери основ теоретической философии (гносеологии, онтологии и метафизики) и практической философии (этики). Именно в этом смысле всю докантовскую историю философии я называю периодом бескризисного поступательного развития.

Эпохальная «Критика чистого разума» Канта дала первый «звонкий шлепок» теоретической философии и окончательно разделила науку и метафизику.

Здесь и далее «звонкий шлепок» ни в коем случае не означает сильного потрясения философии, как звонкий воспитательный шлепок ребенку имеет смысл наставления и не приводит к каким-либо травмам.

«Критика чистого разума» показала бесславное завершение развития философской онтологии и утвердила метафизику как исконно философскую, но ненаучную область человеческого познания мира (в данном контексте «ненаучная» — это область знания о предметах, находящихся за пределами возможного опыта и, соответственно, за пределами возможностей априорных форм рассудочной познавательной деятельности). Достойное завершение в этом труде Канта получила и философская теория познания — гносеология.

В результате онтология полностью перешла в естествознание, метафизика вместе с философией остались в кругу неразрешимых противоречий в нашем знании о вещах за пределами возможного опыта; гносеология, подойдя к пределу возможностей по разработке доказательного знания о соотношении субъективного знания и объективной действительности, достойно трансформировалась в философию, логику и методологию науки, т.е. пограничную область философии и конкретных позитивных наук.

В целом классическая философская гносеология нашла достойное завершение в «Критике чистого разума» Канта. «Достойное» — в том, что она решила свою основную задачу по выявлению возможностей и пределов познания мира на рациональной основе. «Завершение» — в том, что вопрос о познаваемости мира в смысле доступности человеку истины может далее решаться на основании недоказуемых постулатов.

Важно подчеркнуть, что гносеология не ушла в историческое прошлое как архаическое знание, а нашла этапное завершение в критической философии Канта так же, как механика Б классической механике Ньютона или учение о горении в кислородной теории Лавуазье. После Канта стали бурно развиваться философия, логика и методология науки, которая вызрела в трудах ученых докантовской ренессансной науки — Галилея, Бэкона, Декарта и др.

К каким итогам пришла философская мысль после завершения периода немецкой классической философии?

Все главное в этих итогах определил Кант. Думаю, что Фихте, Шеллинг и Гегель в области теоретической философии не углубили, а расширили достижения Канта, т.е. они — представители только кантовской, а не после-кантовской философии. Амбициозные философские системы Фихте и Гегеля, вынесенные на испытание временем, увенчались тем, что Кант цитируется в современных философских работах во много раз чаще, чем Гегель и неизмеримо чаще, чем Фихте. Для такого утверждения не надо специального статистического анализа — достаточно взять в руки любое философское издание и перелистать его.