Галилей — конец философской и расцвет естественнонаучной онтологии

Галилей — закат философской и расцвет естественнонаучной онтологии

В любом случае новые принципы познания мира, т.е. ре-нессансная наука, явным образом утверждаются в XVII в., Галилей своими экспериментальными исследованиями природы и математическим описанием результатов этих исследований создал основу новой науки, которую иногда называют «ренессансной» или просто наукой, поскольку человечество до сих пор в целом верит в нее и проповедует ее в научно-образовательном пространстве. В этой науке к атрибутам свободного критического мышления философии античности добавились два новых: в эмпирической части — эксперимент; в теоретической — математические модели.

В результате можно назвать пять атрибутов ренессансной науки:

1) критицизм, переходящий часто в скептицизм и агностицизм;

2) индивидуализм;

3) абсолютизация ценности нового знания;

4) эксперимент в эмпирическом познании;

5) математические модели в теоретическом познании.

Кроме того, ренессансная наука отбросила два неразрешимых, метафизических по сути, философских вопроса: Есть ли мир вне нас? и Познаваем ли он? и однозначно приняла два постулата: «мир вне нас есть" и «мир вне нас познаваем». Другими словами, естествознание — это скрытая метафизика, «спрятанная» в его основополагающих постулатах! Только таким образом естествознание вышло из философского метафизического тупика. В результате от традиционной философской гносеологии в новой науке осталась только проблема выбора оптимального метода познания, и поэтому методология науки стала приобретать дисциплинарную форму организации.

Особенности новой науки ограничили горизонты свободного философского критического мышления и тем самым определили ясную демаркацию научного и философского знания. Естествознание вышло из лона философии, сохранив критичность, но утратив полную свободу, которая связывалась жесткими рамками эксперимента, а в математизированных областях — математическим формализмом. Причем естествознание вместе с математикой с этого времени стало (и остается до сих пор) образцом научного знания, т.е. классической наукой, поэтому когда мы говорим «классическая наука», или просто «наука», мы подразумеваем прежде всего естествознание, принципы которого были установлены в трудах Галилея.

Теперь важно посмотреть на философское учение о бытии, или мире в целом, т.е. онтологию в историческом ракурсе развития философии.

Один из первых античных философов и основатель Элей-ской школы Парменид поставил философскую проблему бытия, т.е. проблему, вытекающую из вопроса: Почему в мире вообще что-то есть и мир не есть полное ничто? Парменид дал ответ, что Бытие есть, а небытия нет, и человеческая мысль тождественна бытию. С этого началась теоретическая философия (и метафизика) как учение о вещах за пределами возможного опыта человека. Можно сказать, что практически вся философская онтология доренессанс-ной науки была метафизикой: «Логос» Гераклита, «апей-рон» Анаксимандра, «Мир идей» Платона, «атомы» Демокрита, «Бог-Перводвигатель» Аристотеля, «Первоединый» Плотина, «Пресвятая Троица» христианства и христианской философии.

Что же произошло с традиционными основаниями философии, а именно с онтологией, после зарождения ренессансной науки в XVII в.? Онтология все более и более углублялась в горизонты и приоритеты естествознания: космогонию и космологию, биологию и медицину, физику микромира и химию и т.д. Попытка восстановить метафизику как учение, достойное классической науки, но противостоящее ее тотальному в то время механицизму (последнее было важно и ценно), была предпринята в «Монадологии» Лейбница (1714), но от этого метафизика (а вместе с этим и философская онтология) не восстановила своего авторитета в системе науки, где уже господствовали естествознание и математика.