Был ли когда-нибудь “Золотой век”?

Был ли когда-нибудь “Золотой век”?

"Народ теперь о правде позабыл,

Былое времечко умчалось.

Тот век, когда пред нами все склонялось,

- Век золотой, поверьте, был"

И.В. Гете, слова "Министра" в сцене
Вальпургиевой ночи в "Фаусте"

Скорее не был, а всегда было извечное равновесие добра и зла на земле. В человеческом обществе всегда проходила борьба добра со злом и полной, даже существенной победы добра над злом в земной истории не предвидится ни согласно христианской эсхатологии, где победа произойдет только при Втором Пришествии, ни по анализу истории человечества с глубокой античности до наших дней: скупость и зависть, меркантилизм и подлость, предательство и подхалимство, насилия и убийства, политические интриги и войны, -все исконные пороки человечества в преизбытке есть в современном мире.

Когда старики говорят о былой молодежи, которая и развлекаться умела, и науки постигала прилежно, и старших почитала в противоположность современной бесшабашной, ничем не интересующейся и ниспровергающей традиции молодежи - речь идет по существу не о сравнении особенностей реальных поколений молодежи, а об идеальной молодежи и молодежи с ее реальными достоинствами и недостатками. Процитирую "Фауста" В. Гете: "Кто книгу с мыслью умной и благой теперь у нас читает в самом деле? Нет, молодежь до дерзости такой дошла теперь, как никогда доселе" [Гете, 1997,с.305].

Я уверен, что почти также рассуждают многие социальные философы и культурологи, в периодизации которых выделяются фазы созидательной культуры и разрушительной цивилизации. Думаю, что во все периоды существования любого общества добро и зло в них есть в равной мере.

В христианском учении основные этапы истории - сотворение мира и человека, первородный грех, первое пришествие и сообщение людям Нового Завета и грядущее апокалиптическое Второе пришествие. Победы добра над злом и торжества духовности в земной истории человечества не предвидится.

Прошлые времена окультуриваются нашими мифами, от них и мы начинаем различать фазы культуры и цивилизации, хотя в соотношении духовного и материального в обществе ничего в истории не меняется. Приведу только один пример. Бердяев говорит о культурном подъеме Европы в XVIII и первой половине XIX вв., подтверждая это именами мыслителей того времени - Канта, Фихте, Гете. Названные три имени, к которым можно добавить еще не много, представляют культуру элиты, а не общую культурную атмосферу того времени. Сколько современников знали, например, при жизни Гегеля? А сколько их жило в это время?

Сотни работ написаны с критикой эпох цивилизации и с пиететом к эпохам культуры. Если посмотреть внимательно, мы не увидим различий между периодами, которые относят к фазе культурного развития, и периодами, которые относят к фазе цивилизационного развития, т.е. между преимущественно духовным и меркантильным периодами. Современный век мы называем "технологической цивилизацией" за ее регламентацию и массовые стереотипы жизни. Но в этом смысле технологическая цивилизация была всегда, так как в традиционных обществах ограничений личной свободы через внешние предписания, обряды, жестко контролируемые традицией, было еще больше, чем в современности. То, что социальные философы называют периодами культуры, по сути периоды духовного взлета нескольких, часто не признанных современниками гениев (см. раздел о миссии духовно-интеллектуальных элит).

Мифологизация некоторых периодов прошлого как "золотого века" имеет общечеловеческие психологические основания и поэтому свойственна людям всех времен и народов. Воспоминания о хорошем прошлом свойственно людям и в отношении к их личной прошлой жизни, и в отношении к прошлому государственной жизни. В каждый период истории человечества можно найти вздохи об утерянном "золотом веке".

В экзистенциальном смысле в истории человечества вообще ничего не меняется, всегда были: добро и зло во всех видах - физических и душевно духовных, праведность и порочность, власть и бесправие, бедность и богатство, болезни и здоровье, творчество и рутина, героизм и обывательщина, подвижничество и карьеризм, верность и измена, честь и бесчестие, наконец, все люди несвободны от страданий, страха и трепета.