Любовь и прекрасное в вечности

Любовь и прекрасное в вечности

Любовь, как одно из наиболее возвышенных чувств всегда прекрасна. У Платона в диалоге "Пир" (см., например [Платон, 1993,с.81-134]) любовь непосредственно связана с переживанием прекрасного, но в то же время "... любовь ...вовсе не есть стремление к прекрасному" [Пир, 206е]. Ход мыслей Платона здесь таков: "... любовь не что иное, как любовь к вечному обладанию благом" [Пир, 206а]; и любящие в силу этого "..должны родить в прекрасном как телесно, так и духовно" [Пир, 206b]; "...наряду с благом нельзя не желать и бессмертия. А значит, любовь - это стремление и к бессмертию" [Пир, 207а]. Шопенгауэр в "Метафизике половой любви" принизил эту часть учения Платона. Он признавал за любовью необыкновенную метафизическую силу, но вместе с этим сводил ее исключительно к неосознаваемому внутреннему чувству, которое связано с "зовом" будущих поколений. Это и проявляется в нерационализируемых любовных чувствах. Его учение менее физиологично и натуралистично по сравнению, например, с учениями Дарвина и Фрейда, поскольку любовь в его учении не просто результат инстинкта продолжения рода как такового и не просто физиологическая потребность как таковая, но неосознанное чувство возможности зачатия наилучшего потомства для продолжения рода.