Счастье внутри нас: Путь в “Беловодье”

Счастье внутри нас: Путь в “Беловодье”

"Быв же опрошен фарисеями, когда придет Царствие Божие, отвечал им: не придет Царствие Божие приметным образом, и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, Царствие Божие внутри вас есть"

[Лк. 17,20-21]

Вопрос "Что есть счастье?" в практическом отношении проще для понимания, чем вопрос "Что есть Истина?" или "В чем смысл жизни?". Проще он в том отношении, что человек может прожить жизнь, не определившись с вышеназванными вопросами, в то время как хотя бы сиюминутное или сию секундное счастье он в жизни испытал.

Проблема достижения счастья или, в более широком и возвышенном смысле, проблема достижения благоприятного состояния души для нас более важна, чем вопросы строения Вселенной или строения атома. В акцентах на этих приоритетах - безусловная человеческая правда экзистенциальной и религиозной философии.

В конечном и главном итоге мы приходим к вечным истинам и плохо было бы, если бы мы пришли к истинам преходящим. Так, в частности, современная экологическая проблема и уровень духовности сложившегося современного потребительского общества заставляют обратить внимание на необходимость обретения благоприятного состояния души в духовном, а не материально-вещественном мире. Сказано: "И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами. Он же сказал ему в ответ: написано: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих" [Мф. 4,3-4]. Этот ответ, наряду с буквальным значением, содержит глубокий метафорический смысл, поскольку духовная жизнь человека и духовные ценности имеют абсолютное значение для его земного и вечного существования. Если говорить о богатстве, деньгах, то максимальная свобода от пут социума может быть достигнута либо при полной бедности, либо при максимальном богатстве. Как показал опыт человечества, предела обладания материальными ценностями достигнуть невозможно (избушка, дом, дворец, страна, весь мир, вплоть до "владычицы морской"), и одним только богатством человек не избавляется ни от физических, ни от моральных пут внешнего мира. Мудрость человечества приходит всегда к одному и тому же решению - жить внутренним миром, снисходительно относясь к миру внешнему.

Само по себе материальное благополучие, как внешнее условие счастья технологической цивилизации, не предосудительно, но предосудительна трудно избегаемая зависимость от него. В "Выбранных местах из переписки с друзьями" Н.В. Гоголь писал: "Нищенство есть блаженство, которого еще не раскусил свет. Но кого Бог удостоил отведать его сладость и кто уже возлюбил истинно свою нищенскую сумку, тот не продаст ее ни за какие сокровища здешнего мира" [Гоголь, 1992, с.180].

Надо заметить, что любой человек живет прежде всего духовными ценностями. Даже те, кого принято считать меркантилистами и обывателями, живут прежде всего ими, только ценности эти не такие возвышенные. Действительно, человек добивается должностей, званий, политической власти из-за честолюбия, желания власти, ощущения собственной силы - если эти цели и предосудительные, они, тем не менее, идеально-духовного свойства.

Можно сказать с вполне достаточными основаниями, что все люди живут духовными ценностями, но ценностями разного уровня: непреходящими - культура, мир идей, творчества; и преходящими -богатство, власть. Бальзаковский Гобсек и пушкинский Скупой рыцарь не просто скряги, в их монологах есть места, где они прямо говорят о том, что они могут в мире все, а это уже не материальная цель, а духовная, богатство же есть для них только средство. Гобсек, например, говорит, что он живет, как мелкий лавочник, но он принципиально отличается от мелкого лавочника тем, что он может все, а тот ничего. Чем меньше человек связан с внешним миром, тем больше у него свободы, чем больше свободы, тем больше счастья. Э. Фромм вполне обоснованно делает вывод о том, что в обществе большая часть людей, считая себя свободными, на самом деле поступает по шаблонам, стереотипам, схемам, догмам, внушениям окружающего их социума. Ф. Ницше до болезненности остро почувствовал эту ситуацию и большинство его работ имеют одну мысль-крик: "Будь самим собой!", а его идея сверхчеловека скорее аллегория, скорее литературная форма для пробуждения людей, спящих под влиянием опиума обезличенности.

Итак, свобода - необходимое условие счастья человека, более того, она уже сама по себе счастье. В конкретных науках нет знаний о природе, человеке и обществе, на основании которых можно было бы объяснить феномен свободы воли человека. Если мир устроен так, как это нам представляют знания так называемых позитивных наук, то человек - несчастное существо, закованное в рамки необходимости. Христианское мировоззрение дает основания объяснению человеческой свободы и соответственно условию человеческого счастья. Об этом хорошо сказано у И. Канта: "Свободный способ мышления - равно далекий как от раболепия, так и от распущенности - вот благодаря чему христианство завоевывает сердца людей..." |Кант, 1994ж, с.217].

Внутренний мир может быть неограниченно разнообразен и богат, внешний мир может не выходить за рамки интриг, обид, пыльных дорог и бытовых сплетен, Высокая музыка, литература, живопись, скульптура, архитектура - образы внутреннего мира творца и воспринимающего его человека. Сами по себе материальные атрибуты искусства - средства выражения именно внутреннего мира, часто никак не связанного с действительностью: Парфенон никогда не был в природе сам по себе и аналогов ему среди рек, полей, долин, лесов - не найти. Большим общечеловеческим заблуждением является вера в то, что человек живет в так называемом объективном мире. На 99% он живет в мире внутренних конструктов сознания: литература, живопись, кино, театр, коллективная и личная мифология и т. п.

Дети в этом смысле мудрее зрелых людей: маленькая девочка, воображая себя принцессой, чувствует себя лучше действительной принцессы, как и маленький мальчик, воображая себя полководцем, чувствует себя лучше действительных полководцев. Дети органично погружаются в мир волшебных сказок и верят в этот мир. Взрослые переходят к осознанию так называемой "реальности" мира, хотя в социальном отношении это часто безнравственные игры взрослых людей. Вся жизнь человека протекает в стороне от так называемой объективной материальной реальности: он живет воспоминаниями о прошлом, мечтами о будущем, душевно окрашенными восприятия- ми настоящего. Надо заметить, что в преклонном возрасте люди часто становятся более мудрыми и возвращаются к миру душевной жизни. Обращение пожилых людей к религии - не только результат боязни смерти.

В исконном русском языке "Белый свет" - это Вселенная во всем ее размахе, а "Беловодье" - мир мифической страны с благодатной жизнью. Слишком хорошо мы изучили нашу землю и вряд ли остается надежда найти "Беловодье" как географическое место. Беловодье - это мир души человека, поэтому настоящую свободу и светлый мир человек может найти только в самом себе.

Определения понятия "счастье" в справочных изданиях

Все что я хотел сказать о счастье, высказано выше. Приведу для ориентации определения понятия "счастья" в изданиях, которые претендуют быть нормативными.

В "Философском словаре" под редакцией Э.Л. Радлова (1904 г.): "Счастье есть цель, к которой все стремятся; ...для всех сознание счастья заключается в чувстве удовлетворенности, испытываемом человеком, жизнь которого складывается согласно его стремлениям и желаниям" [Радлов, 1914, с.249].

"Эвдаймонизм, или эвдемонизм (от греч. - счастье) - этическое направление, видящее цель жизни в счастье... эвдаймонистические теории весьма различны в зависимости от того, что они считают источником счастья: чувственные наслаждения (гедонизм Аристиппа, смягченный у эпикурейцев), умственные и эстетические (Аристотель, Платон), загробное счастье, достигаемое праведной жизнью (христианство), счастье возможно большего числа людей (утилитаризм). Благодаря такой расплывчатости понятия счастья, оно не может служить основанием рационально обоснованной этической теории. Поэтому Кант совершенно его отвергает и принципом нравственности ставит долг"[Радлов, 1914, с.270].

Здесь надо только добавить, что Кант не считает понятие счастья принципом философской этики, но само по себе состояние счастья только и возможно по Канту при следовании законам морального 'закона внутри нас. В "Критике способности суждения" он пишет: "Высшее из возможных в мире и являющееся конечной целью наших стремлений физическое благо - это счастье, при объективном условии согласия человека с законами нравственности - это достоинство быть счастливым".

"Гедонизм (от греч. - наслаждение) - учение, по которому цель жизни есть чувственное наслаждение. Представителями гедонизма в древности были киренаики и эпикурейцы. Гельвеции, Гольбах, Ламетри тоже видели цель жизни в наслаждении, но главным образом, в наслаждении духовном ...." [Радлов, 1914, с.54].

В "Философском энциклопедическом словаре" марксистско-ленинской ориентации (2-е издание 1989 г.): "Счастье - понятие морального сознания, обозначающее такое состояние человека, которое соответствует наибольшей внутренней удовлетворенности условиями своего бытия, полноте и осмысленности жизни, осуществлению своего человеческого назначения. Счастье является чувственно-эмоциональной формой идеала; понятие счастья имеет нормативно-ценностный характер, т.е. не просто характеризует объективное положение или субъективное состояние человека, а выражает представление о том, какой должна быть жизнь человека, что именно является для него блаженством. ...Критикуя буржуазно-индивидуалистическое понимание счастья, классики марксизма-ленинизма подчеркивали, что стремление человека исключительно к личному счастью в отрыве от общественных целей вырождается в эгоизм, который попирает интересы других и морально калечит личность" [Словарь, 1989, с.640].

В "Краткой философской энциклопедии" плюралистической (не марксистско-ленинской) ориентации (1994 г.): "Счастье - состояние полного, высшего удовлетворения, абсолютного отсутствия желаний, идеал ... Еще в древнегреческой этике делали различие между "эвтихией - благоприятствием обстоятельств и благосклонностью судьбы и "эвдемонией" - способностью чувствовать эту благосклонность, чувством счастья.. .Чувство счастья зависит не от достижения определенных благ, а от внутренней способности человека быть счастливым"[Энциклопедия, 1994, с.446].

В "The Oxford Dictionary of Philosophy" пишется: "Все этические теории придают достаточную важность человеческому счастью. Они различаются в первую очередь концепциями того в чем это счастье состоит... Простейшее учение о счастье заключается в том, что счастье человека непосредственно зависит от жизненных случаев, и задача каждого только в нахождении счастья" [Оксфордский словарь, 1994, с. 166].

В "The HarperCollins Dictionary of Philosophy" (1992) дается определение: "Счастье - 1. Приятное самоощущение, которое может различаться интенсивностью и связано либо с жизнью человека, либо с конкретными события и действиями в жизни... 2. Достижение высших ценностей жизни или целей..." [Философский словарь, 1992, с.123].

Известен также "Парадокс гедонизма - 1. Человек, постоянно ищущий удовольствий для себя, не находит их, в то время как человек, ищущий удовольствия для других, в этом процессе находит удовольствие для себя; 2. Удовольствие это не то, что можно найти непосредственно; оно не может мыслиться как конечный результат, отдельный от действий по его достижению. Оно достижимо только при соответствующем мировоззрении или как способность к определенному чувству, сопровождающему те или иные события" [Философский словарь, 1992, с.124].