Поиски счастья во времени, пространстве, мире идей и “Иных царствах”

Поиски счастья во времени, пространстве, мире идей и “Иных царствах”

"Далекий, вожделенный брег!

Туда б, сказав "прости" ущелью,

Подняться к горной вышине!

Туда б, в заоблачную келью,

В соседство Бога скрыться мне!"

А. Пушкин

Поиски счастья во времени и пространстве, а не только в метафизическом мире Абсолюта характерны для многих религиозных, религиозно-научных, научно-материалистических и философских учений. Человек хочет верить, что существуют заповедные области, где нет зла, такие как Шамбала в Тибете, или Китеж и Беловодье в русских преданиях и "Иное царство" в русских волшебных сказках. Ближе всего к понятию "рай" обетованная страна "Беловодье", другое имя которой "Ириярай". Славянский ведический рай получил имя "Беловодье" из-за молочной реки, текущей по раю см., например, [Русские Веды, 1992, с.342]). Можно заметить, что слово "Беловодье" фонетически созвучно слову "белена", а согласно этимологии слово "белена" - мечты и грез [Этимологический словарь, 1974, с.186].

Во временном измерении поиски счастливой жизни "на шкале" исторического времени связаны с мечтами о счастливой жизни в будущем человечества (взамен потерянного рая в прошлом) в иудаизме, учениях социалистов-утопистов и коммунистов, в идее воскрешения предков через овладение силами природы у Н. Федорова, идее богочеловечества через религиозно-нравственное совершенствование человечества у В. Соловьева. Наконец, в ретроспективном пространственно-временном измерении областями счастья на земле в прошлом были, например, библейский рай (Эдем), страна Аркадия, известная из античных мифов, или общечеловеческие мифы о минувшем "золотом веке".

В личной жизни "золотым веком" взрослому человеку, как правило, представляются его детство и юность, если даже они не сопровождались особым достатком. Ребенок прекрасно себя чувствует в мире фантазий, мечты, волшебных сказок. Взрослые страдают в так называемом реальном мире. Кьеркегор замечал, что юным людям свойственны иллюзии о счастливом будущем, пожилым людям - о прошлом [Кьеркегор, 1993, с,291].

В земной жизни для спасения "Я" от одиночества, чувства заброшенности в мире (которое появилось вместе с сознанием и самосознанием) западная цивилизация пошла одновременно по двум основным путям. С одной стороны, это создание искусственного мира материальных ценностей цивилизации, угождающих потребностям тела (жилище, продукты питания, тепло, свет, средства передвижения, передача информации). Мир этих ценностей преходящ и всем труднодоступен; всем он доступен только в утопиях коммунистических учений. С другой стороны, это создание искусственного мира духовных ценностей, удовлетворяющих потребностям души и интеллекта: знание о мире, изобразительное, пластическое, поэтическое, прозаическое, музыкальное искусства и т. п.. Мир этих ценностей непреходящ и доступен всем. В этом общепризнанный приоритет духовных ценностей над материальными. Счастье жизни в мире духовных ценностей усиливается счастьем победы душевно-духовных потребностей человека над телесно-материальными.

В обоих названных случаях человек по земному разумению действует правильно, но действует он от неразумения, так как мир и так хорош, как это оценил Бог на шестой день творения. То есть сотворчество человека с Богом не предосудительно, но не обязательно для достижения высшего счастья, так как обретение в будущей вечной жизни, или жизни вне времени, благодати определяется любовью к Богу.

Всеобщий путь достижения счастья в западных и ближневосточных религиозных учениях (христианство, мусульманство, иудаизм) - добродетельная жизнь на Земле и обретение благодати и успокоения души в Царствие Небесном. В этом случае человек выходит из пут пространства и времени и попадает в сферу вечности Абсолютного бытия.

Всеобщий путь достижения душевного покоя в восточных религиях и восточной философии иной. Наиболее характерно и общеизвестно в этом отношении учение буддизма, где счастье - это минимальная зависимость от земных страданий, достижение нирваны, слияние "Я" с природой, достижение с ней полного единства, растворение в ней.

Отсюда видно принципиальное различие восточного и западного путей по отношению к понятию благоприятного состояния души. В первом случае страх одинокого "Я" преодолевается созданием вокруг него искусственного мира материальных (цивилизация) или духовных (культура) ценностей; во втором случае - слиянием "Я" с окружающим миром, т.е. преодолением чувства одиночества и заброшенности "Я" в мире не путем создания защитной искусственной оболочки, а путем слияния и породнения с миром.

Другой универсальный путь - это жизнь в мире воображения, мечты, фантазий. Путь этот универсален, но трудно осуществим, поскольку реальность земной "суеты сует" с борьбой добра и зла часто приводит к разрушению этого мира. Мир мечты не нужно путать с метафизическими верованиями в абсолют, которые непоколебимы жизненными невзгодами (вера в Абсолютное бытие - Бога).

Наконец, благоприятное ровное состояние души может достигаться погружением человека в сферу философской мысли, как, например, в "Утешение философией" Боэция. Кроме того, общечеловеческим путем к счастью является реализация человеком своей природной миссии, своего творческого начала, т.е. жизнь со смыслом. Об этом я подробнее буду высказываться в разделе, посвященном вопросу о смысле жизни.