Можно ли обустроить счастливое общество?

Можно ли обустроить счастливое общество?

В связи с традиционным "ренессансным оптимизмом", который имел место в последние столетия и достиг кульминации в середине XX в., обсуждение проблем конечных судеб мира и человечества было в институте науки редким явлением. Трезвому осознанию эсхатологической проблемы мешал сложившийся в последние два столетия сциентистско-технократический утопизм, к представителям которого в России можно отнести, к примеру, и Н.Ф. Федорова, и Н.Г. Чернышевского и в определенной степени К.Э. Циолковского. В сфере философско-религиозной мысли вера в создание земного рая была свойственна B.C. Соловьеву - установление "действительно нравственного порядка", преобразование человечества в духовное человечество, или богочеловечество.

Цель создания подобия рая на Земле, но уже на основе материалистического мировоззрения, ставилась в учении К. Маркса и его последователей. Здесь встает вопрос: есть ли необходимость и просто разумные основания для построения счастливого общества для будущих, еще не существующих поколений? В первую очередь это, конечно, относится к идее коммунизма и вообще идеям прогресса человечества ради будущего. Закономерный вопрос: «Чем лучше будущие поколения поколений существующих?» Следующий вопрос, думаю, предполагает ответ, решающий проблему: "Допустимо ли, чтобы поколения, предшествующие будущим поколениям, были средством их счастья?» Поскольку человек не может быть средством, а только целью, то человечество в каждый период не может жить только ради будущих поколений, поскольку "только" означает жизнь лишь как средство, а не цель.

Вообще говоря, список утопистов всех времен и народов велик, хотя, надо оговориться, и условен. Пока же взгляд на прошлое обнаруживает, что к утопистам можно отнести всех мыслителей, создававших проекты совершенных государств и общественных устройств. Вспомним неудачный опыт применения философских концепций идеальных государств в социальной практике в историческом размахе от Платона до Ленина.

В связи с этим можно перейти к рассмотрению жизни общества, в, частности, государства, как закономерно развивающегося целостного организма. Я не буду излагать и анализировать известные модели развития общественного организма, а рассмотрю вопрос: насколько обоснована вера в управление развитием общества на рационально-научной основе? Практически это проблема сознательных реформ общественного организма, реформаторства и возможности обоснования полезности каких-либо реформ априори. Другими словами, обсудим некоторые моменты философско-методологических вопросов познания и управления обществом.

Ограниченность человеческого познания общества анализировалась мною в разделе о пределах научного познания, поэтому здесь я сделаю акцент на проблеме возможностей и целесообразности реформ, особенно революционных.

В свое время Р. Декарт в "Рассуждении о методе" отмечал, что "творения, составленные из разнородных кусков, часто не так совершенны, как созданные одним человеком...Подобно этому я убедился, что поистине совершенно неразумно желание отдельного человека реформировать государство или хотя бы лишь обычные науки и их установленную школьную систему, и притом так, чтобы изменить в ней все коренным образом и разрушить целое для того, чтобы вновь его воссоздать. Относительно моих личных воззрений я, напротив того, полагал, что не могу сделать ничего лучшего, чем решительно отказаться от них, чтобы потом постепенно либо заменить их новыми, либо вернуться к ним после того, как разум оправдает их" (цит. по [Фишер, 1994, с. 187]). Конкретизируя эту мысль, Декарт также писал: "Великие общественные организации могут быть восстановлены лишь с большим трудом, если они ниспровергнуты: их также трудно поддержать, если они колеблются, и их падение всегда очень тяжело. Что же касается их недостатков, то с течением времени они всегда смягчаются, и даже многие из них, которым нельзя помочь никакими разумными средствами, незаметно устраняются или улучшаются; наконец, такие недостатки в конце концов сносней, чем их преобразование" (цит. по [Фишер, 1994, с.187]). .

Думаю, Декарт скорее прав: в Англии не свергли монархию, но пришли к тому же по сути государственному устройству, что и во Франции, в которой монархи и императоры свергались с громадными жертвами и кровопролитиями. В свою очередь в России коммунистический уклад образца 1917-1992 гг. распался без сильного "хлопка" - без гражданских войн и репрессий.

Декарт также высказывается о чреватости частных "разумных" реформ, ведь они, по его мнению, суть попытки достройки целостного образования, которые могут его только ухудшить.

Эмпирические наблюдения Декарта и его интуиции дополнились в последующем и данными науки, и историческими фактами. Так, в терминах науки XX в. человеческое сообщество является не просто чрезвычайно сложной исторической многоуровневой и многокомпонентной системой, но и нелинейной динамической системой, планирование и управление которой на основе экстраполяций прошлого опыта (а иного мы не имеем) может обернуться катастрофическими последствиями при всех благих намерениях. Известные специалисты в области исследований процессов самоорганизации и нелинейных систем И.Р. Пригожин и Г. Николис сделали вывод, что "основным источником, позволяющим обществу существовать длительное время и находить самобытные пути развития, являются его адаптационные возможности" [Николис, 1990, с. 280].

Распространенное среди политиков и консультирующих их зачастую методологически некомпетентных теоретиков, "ученое незнание" возможностей и границ человеческого познания общества или социоприродных систем, создает иллюзию возможности глубокого познания общества и создания "технологии" управления им. ')та распространенная утопическая идеология обуславливает феномен "порочного круга" перманентных и маниакальных реформ: очередная реформа приводит к новым проблемам, для решения которых срочно проводятся новые реформы, которые, в свою очередь, приводят к новым проблемам и т.д. до бесконечности. Вернее, до дезорганизации общественного организма и печального, но устойчивого состояния в форме диктатуры, тоталитаризма или даже до полного разрушения государства или потери его самостоятельности. Именно таков итог активных вмешательств в развитие общества на основе "здравого смысла" или методологически несостоятельных редукционистских "компетентных научных изысканий".

Чаще всего при управлении сложными системами профессионалы (по существу, узкие специалисты) впадают в редукционизм (сведение целого к частям) на почве "профессионального кретинизма" - известной "профессиональной болезни" специалистов , знающих все ни о чем. Они могут смело отождествить государство с финансово-хозяйственной машиной, в которой некие безличные существа - люди - лишь средство, а не цель очередного преобразования по "оздоровлению" экономики. При этом упускаются из вида существеннейшие компоненты живого целостного общественного организма: нации, народы, этнические группы с уникальной культурой, традициями, духом, особым мировосприятием и миропониманием.

В управлении обществом, как и в других нетривиальных областях человеческой деятельности, которые сродни искусству (даже при переходе от объектов физики к объектам химии исследователь уже в заметной части переходит в область интуиции, предчувствий искусства химизма), нужен в первую очередь природный дар искусства управления и, конечно, то, что вмещает широкое понятие "мудрость". Ошибочно и губительно выбирать и назначать в самые верхние эшелоны управления общественным организмом людей только по профессиональному признаку, так называемых профессионалов: экономистов, юристов, политологов, социологов место им прежде всего в исследовательских центрах. Без теоретизирования мы видим исторические примеры, подтверждающие сказанное: Г. Вашингтон закончил свое образование в 15 лет, образование Наполеона - только артиллерийское училище, а У. Черчилля - военная кавалерийская школа, Р. Рейган - киноартист и т. д., а ведь речь идет о способных и сильных государственных руководителях (оставим вопрос о том, кто из них злой гений или добрый вождь).

Подытоживая этот раздел, можно сказать, что как активная преобразующая Природу деятельность человека ведет нас к экологической катастрофе, так и активное вмешательство человека в естественно складывающиеся связи общественного организма может привести к социальной и экономической катастрофе. Отсюда лучший принцип при управлении обществом - понимание ограниченности человеческого познания и осознание феномена саморазвития общественного организма. В таком обществе предпочтение отдается не активным искусственным вмешательствам, а осторожной терапевтической коррекции без глубоких и резких воздействий.

Мне нравится замечание Декарта: "...я никогда не отнесусь с одобрением к тем беспокойным и сумбурным головам, которые, не будучи ни рождением, ни судьбой призваны к руководству общественными организациями, все-таки желают производить реформы в этой сфере сообразно своим идеям; и если бы я думал, что это сочинение содержит нечто такое, что могло бы дать повод заподозрить меня в такой глупости, то мне было бы очень неприятно, что допустил его выход в свет" (цит. по [Фишер, 1994, с.188]). Недаром И. Кант заметил, что лучший удел политиков - прощение, худший - проклятие'.

Декарт, можно сказать, дал путь, т.е. метод определения движения общественных организмов к катастрофам. Конечно, политики и власть имущие, как всегда, его не услышали. Кровопролитные потрясения произошли во Франции в периоды Великой французской революции, Наполеоновской империи, восстановления монархии и Парижской коммуны. Достоевский в "Бесах" ясно показал ужасную суть революционных реформаторов, но кровь в России полилась и в Гражданскую войну 1917-1922 гг., и в период сталинизма.

В целом, можно сказать, что общество человек удовлетворительно познать не может. При этом, если даже раздаются здравые предупреждения мудрецов, они почти не влияют на государственно-политическую машину. Для философа такой вывод небесполезен - у него появляется дополнительное основание следовать принципу Эпикура: "Живи незаметно".