Путь к пониманию философии через рассмотрение ее в пограничных с наукой и религией областях

Путь к пониманию философии через рассмотрение ее в пограничных с наукой и религией областях

Другой путь определения понятия "философия" - путь определения ее взаимосвязи и взаимодействия с другими областями человеческого миропонимания. Прежде всего это наука и религия. Главная черта научного знания - его системность. Вопросы достоверности, истинности, проверяемости и т.п. более характерны идеалам научного познания, но не являются неотъемлемыми атрибутами известной нам науки [Курашов, 1998].

В этом смысле и философия, и наука, и религия сходятся - все эти формы человеческого миропонимания характеризуются прежде всего претензией на общность и универсальность. Во всех этих областях нет различия и в основных познавательных подходах, поскольку рационализм и эмпиризм присущ в той или иной форме каждой из них. Например, в христианском учении жизнь Иисуса Христа и факт Его воскресения на третий день - эмпирический, реальный факт, подтверждаемый многими свидетелями. Во всех трех областях человеческого знания есть и общие проблемы, что обусловливает их проблемную сходимость: проблемы источников Истинного знания, проблемы природы добра и зла, свободы воли, норм человеческого поведения - этика, проблемы происхождения Мира ("Самос Начало", (например, по "Библии" мир был сотворен Богом-Творцом в 5508 г. до Р.Х); проблемы смысла жизни и конечных судеб мира и человечества - эсхатология. При рассмотрении этих проблем взаимосвязь философии, науки и религии неминуема, об этом свидетельствует вся история человеческой мысли.

В науке зародилось много теорий-гипотез происхождения мира, в том числе гипотеза "Большого взрыва", наиболее популярная в современной науке (см., напри мер, [Курашов, 1998]). Важно иметь в виду, что с точки зрения научной обоснованности ни одна теория происхождения Вселенной не может считаться достаточно обоснованной, чтобы не иметь статуса гипотезы. Нужно сказать еще об одной общей черте всех путей человеческого познания мира (философского, религиозного, научного, эстетического, обыденного): они не имеют полного завершения, т.е. человеческая любознательность всегда может удовлетворяться постижением нового и интересного. Томас Гоббс писал: "Наука, как искусства, суть благо, ибо они доставляют удовольствие. Человеку по природе свойственно интересоваться всем новым, т.е. жаждать познания причин всех вещей. Этим и объясняется то, что наука является как бы пищей духа и имеет для духа то же значение, что предметы питания для тела; явления природы для жаждущего знания духа - то же, что пища для голодного. Разница заключается, однако, в том, что тело может насытиться пищей, между тем как дух никогда не может удовлетвориться знанием" [Гоббс, 1964,с.243].

Философию ошибочно относят к гуманитарным или общественным наукам, но генетически и актуально философия связана и предметными областями, и методами со всеми науками: с естествознанием (проблемы мироздания, феноменов жизни, развития); с социологией (проблемы социальной и политической философии); с теологией и антропологией (проблемы смысла жизни, морали, конечных судеб человечества). Здесь принципиально важно, что философия взаимосвязана со всеми науками не в плоскости координации, а в пространстве субординации - как знание о мире (высшее и наиболее общее).

Наконец, нетрудно заметить, что философское знание не соответствует во многих частях существенным критериям научности знания, и здесь нужно указать уже на "расходимости" философии и науки. В философском знании есть, безусловно, общность и систематичность, есть и специальные познавательные методы (гносеология), есть и верифицируем ость с фачьсифицируемостью, есть и дополнительность, но не было и нет таких существенных признаков, как общезначимость и преемственность (принцип соответствия не работает для истории философии в отличие от специальных наук). В физике подавляющим большинством представителей научного сообщества принимаются, например, законы классической механики Ньютона, электродинамика Максвелла, уравнение Шредингера, законы сохранения, равно как в химии атомно-молекулярное учение или в биологии учение о наследственности и молекулярных носителях генетической информации (нуклеиновых кислотах РНК и ДНК). В философии, напротив, во все времена культивировались противоречащие друг другу учения, полностью принимаемые одной группой мыслителей и полностью отвергаемые другими. Надо сказать, философия, являясь основой методологии всех других областей человеческой деятельности, не лучшим образом обеспечивает методологическими разработками свою собственную область - методологию философского образования. Тому пример содержание курсов философии у нас в стране в недавнем прошлом. Избыток диамата был обусловлен не только идеологическими причинами, но и тем, что философия считалась наукой, хотя наукой она является только в некоторых ее областях (в целом - как системное знание и в частности - в сфере проблем логики и методологии науки). Отсюда и взгляд на развитие философии как науки с последовательной сменой старого и несовершенного знания новым, более совершенным, в котором старое знание присутствует как составная часть, элемент, момент. Другими словами, развитие философии рассматривалось с точки зрения "принципа соответствия", согласно которому старое знание в данной области должно входить в новое знание в этой же области как его предельный или частный случай. В курсах философии, конечно, как и при преподавании других наук (математики, физики, биологии), основной акцент делался на изучении ее последних достижений - диалектического материализма. Но философия не во всех важных частях есть наука, это очевидно уже по тому неоспоримому факту, что в философском знании не наблюдается прогрессивного развития на основе принципа соответствия (прежнее знание не входит как составная часть в более новое и совершенное, а сохраняет свою актуальность).

Главный признак научности знания - это то, что оно представляется в форме органичной системы. Этот признак свойствен трем сферам духовной культуры - религии, философии и науке. И в религии, и в философии, и в науке знание представлено в виде системы: учения о первоначалах и происхождении мира, учения о мироздании, человеке, этике. В то же время с точки зрения второго по важности критерия научности знания - его преемственности (что выражается "принципом соответствия") названные три сферы принципиально различаются.

Религиозные учения абсолютно догматичны и все истины о мире и человеке содержатся в Священных Писаниях, к которым обязательно должен обращаться каждый верующий. Задача верующего человека - только понять истины священного учения, в крайнем случае их интерпретировать на современном языке. Философия с ее вечными проблемами и повторяющимися по сути их решениями занимает промежуточное положение. Философские знания преемственны лишь в некоторой степени. В силу этого философ не может успешно работать, не изучая труды наиболее выдающихся своих предшественников. Таким образом, философия не во всех важных частях есть наука, это очевидно уже по тому неоспоримому факту, что для философа изучение диалогов Платона, "Метафизики" Аристотеля, "Исповеди" Августина, "Рассуждений о методе" Декарта, "Критики чистого разума" Канта не менее, а точнее, более важно, чем изучение трудов современников.

Научные знания преемственны, т.е. старое знание как правило входит в новое знание как его предельный или частный случай. В этом смысле, например, современный ученый-физик может вполне успешно работать без знания "Диалога о двух важнейших системах мира" Галилея или "Математических начал натуральной философии" Ньютона,

Наконец, нужно сказать еще об одной области большой сходимости философии и религии. По сравнению с наукой философия и религия позволяют человеку найти устойчивый взгляд на мир. В период позднего Средневековья и Ренессанса зародилась современная нам наука, которая опиралась на новую господствующую установку - исключительную ценность перманентного получения нового знания. "Картина мира" стала "Научной картиной мира" и вместе с этим перманентно изменчивой, динамичной. В результате человек оказался в меняющемся, неустойчивом интеллектуально-духовном мире научного знания в противоположность господствовавшим до этого абсолютно устойчивому религиозному и достаточно устойчивому философскому знаниям.

Таким образом, в психологическом, экзистенциальном отношении перманентные изменения научной картины мира стали драматичны для человека: с одной стороны, он стал терять веру в возможность жизни в мире, который он может понять, с другой - веру и отпущение близости его Богу. Наука стала сулить познание мира в будущем, в котором, скорее всего, не будет жить человек настоящего. В науке явно обозначилась тенденция описывать преходящий мир, в котором нет ничего устойчивого, а следовательно, и нет никаких основ. Действительно, основы чего-либо могут быть только неизменными, абсолютными, вечными, а то, что меняется: сегодня -одно, завтра - другое, послезавтра - третье, близко к "ничто" в платоновском, я думаю верном, понимании. Абсолютно устойчивое миропонимание безусловно дает человеку религия. В сфере светского знания уже философия с ее системами и относительно устойчивыми вечными проблемами является инвариантом интеллектуально-духовной культуры, и поэтому философия всегда давала человеку утешение - удовлетворительную экзистенциальную устойчивость при существовании в неизвестном и враждебном "внешнем мире". В этой части религия и философия ближе друг к другу, чем философия и наука или религия и наука.