Несовместимость свободных личностей и общественных союзов

Несовместимость свободных личностей и общественных союзов

"Союз дураков против умных не то же ли самое, что заговор лакеев для низвержения господ?"

Де Шамфор (см.[Шопенгауэр, 1993, с.629])

Здесь понятие "общественный союз" включает все формальные и неформальные, явные и неявные объединения людей на националистической, профессиональной, родственно-клановой и т.п. основах, где гласный или негласный устав соответствует принципу выживания в стае - "один за всех и все за одного".

Общество - система, которая включает человека в себя как элемент, часть. В силу этого общественный организм стремится к здоровью именно организма в целом, а не его частей. Более того, частями можно жертвовать ради сохранения здоровья целостного организма, что часто и делается с людьми в любом общественном союзе: в преступных группировках, мафиозных объединениях, тайных обществах, политических партиях, госструктурах.

Интересы целого всегда выше интересов частей во всех природных ассоциациях и организмах. Это естественно и оправданно везде, кроме человеческого общества. Личность - сама по себе мир и космос, она входит в непосредственное (минуя общество!) общение Богом и отвечает перед ним лично, а не коллективно. Раскаяние и спасение также может быть только личным, персональным. В этом высшем метафизическом смысле человек выше общества. Физически он в обществе, часть его, а метафизически - он над обществом. Не случайно в христианстве нет никаких социально-политических идей, кроме однозначного отмежевания: "Кесарю кесарево".

Интересы общественного организма во многих случаях не соответствуют интересам личности и поэтому часто личность в своем духовном освобождении входит в противоречие с "общественными союзами" с их идеологией, взаимной зависимостью, уставами, правилами, нормами и т.п. Полной свободы личность в мире социума не достигает. Разрушение социума или анархия станет губительным и для личности. Какие есть выходы? Один из них отшельничество - если не физическая, то внутренняя эмиграция. Один из идеологов этого - А. Шопенгауэр, который говорил, что человек выбирает между одиночеством и пошлостью. В христианстве человек не одинок, он не борется с обществом Кесаря и не бежит от него, поскольку в духовном измерении он подвластен только промыслу Божию.

Сильная личность может выжить в одиночку в любом обществе, хотя для ее полной реализации, по сути для земного счастья, нужно открытое и максимально демократическое общество. Демократическое не в буквальном смысле слова - "власть народа", а общество с конституцией, дающей равные возможности для реализации своих дарований всем людям. Так как одаренность у людей разная, то в обществе равных возможностей большего добиваются более одаренные люди, не важно, в каких сферах: политике, экономике, искусстве, науке, образовании, ремеслах и т.п. Хочу специально подчеркнуть, что речь здесь идет об одаренных людях вообще, т.е. о людях, способных на свободный созидательный труд в любой сфере деятельности, от увлеченных своим призванием праведников, философов, ученых до так называемых "простых людей", увлеченных своим призванием сапожников, плотников, каменщиков.

Но названное общество никак не может привести ко всеобщему равному положению людей, поскольку на его обочине окажутся серые массы, которые по какой-либо причине не хотят познать свое призвание и жить согласно своему призванию. Серые личности в таком обществе обречены на существование в нижнем слое. Они могут добиться комфортного существования, только сбившись в стаю, политическую кучу. Организующим началом такой политической кучи могут быть и социализм, и коммунизм, и национализм, и некая тайна для посвященных. Я полагаю, что все претендующие на исключительное владение некой "тайной" эзотерические общества: пифагорейцы, розенкрейцеры, масоны, - обладают "тайной", которая является либо пустым фантомом одержимых, либо простой банальностью. Их сила не во владении какой-то тайной, а в единстве членов, как и у всякой партии.

Сами по себе объединяющие "кучу" идеи, которые в ней активно пропагандируются, могут быть и пустыми, и утопическими, и абсурдными. Это может быть и националистическая, и коммунистическая, и национал-социалистическая (фашистская) идеологическая бутафория, а также и неформальный союз бюрократического аппарата. Последний, кстати, характерен для России. Не важно какие идеи являются объединяющим лозунгом, поскольку главный их смысл - именно объединение в "кучу" для выживания. Политическая победа "кучи" приводит к раздаче каждому по серьгам и, конечно, к преследованию главных врагов - сильных, самодостаточных, словом, выдающихся людей.

Вообще примыкание человека к какому-либо политическому союзу: криминальному, неформальному, националистическому, тайному обществу типа масонов, политическим партиям всех мастей - свидетельство его некоторой, большей или меньшей, но все же неполноценности. Это всегда желание компенсировать свою слабость, ущербность, несамодостаточность силой какого-либо общественного союза. Животные, заметим, как правило, слабые, сбиваются в стаи, потому что так легче противостоять более сильному врагу. Стая сталинистов, отнюдь не героев, спокойно истребляла сильных личностей: революционеров, полководцев, ученых, крупных руководителей.

Власть "кучи" неизбежно связана с лицемерием верхушки. Верхушка так же сера, но она, имея власть, прибирает к своим рукам еще больше власти и материальных благ, чем это достается соратникам по партии. В то же время союз «кучи» основан на солидарности по признаку "серые личности как целое" против самодостаточных и целостных личностей-одиночек. Недаром в "куче" более всего ценится верность партии, а не способности, таланты или личные моральные принципы. Партийная солидарность, вместе с негласным или официальным договором о равных возможностях, в случае политической победы вызывает ожидания реализации этих возможностей.

Эгоистическая верхушка не может избежать соблазна жить хорошо и одновременно не может порвать связь с поддерживающей ее партийной массой. Результатом такой дилеммы всегда становится двойная жизнь: жизнь на публике и жизнь вне ее глаз. В этом смысле лучше, когда общество выбирает монархию, где каждому сверчку указывается свой шесток. Если это делается справедливо, то монархия, пожалуй, наиболее справедливый и стабильный вариант общественного устройства. В свободном обществе всегда может зародиться тоталитаризм (власть "кучи"). В тоталитарном обществе, когда серость поймет, что ее обманули и объединится (на время) со свободными личностями, может установиться свободное общество, то есть так называемое демократическое общество, но с оговорками, сделанными выше. В таком обществе конституцию защищает не власть народа, а сила самодостаточных и одаренных людей.

Таким образом, приходим к неутешительным выводам - современное общество, почти окончательно покончившее с монархическим устройством, обречено на вечные изнуряющие колебания между тоталитаризмом и демократизмом. При этом, конечно, не приходится и сильно сожалеть о монархии, поскольку добрый, умный и сильный монарх в истории человечества - это не историческая реальность.

Итак, мы с необходимостью возвращаемся к принципу: "Кесарю кесарево, а Богу Божие". Другими словами, надо войти в духовный мир и махнуть рукой на политическую суету, которая может закончиться в соответствии с христианской эсхатологией.