Метафизика любви

Метафизика любви

"Бог есть Любовь"

[1 Ин. 4,8]

"Даже несовершенная человеческая любовь соединяет людей между собой как бы в одно существо, например, супругов, семью, друзей"

[Катехизис, 1991, с.4]

"Сотворив человека, Бог создал мужчину и женщину и дал им заповедь плодиться и множиться, дабы отдельный человек приближался к Богу не в одиночестве, а в любовном общении с подобными себе"

[Катехизис, 1991, с.22]

Думаю, можно сказать, что именно идея любви привела Бога к идее сотворения мира и человека. Бог не мог создать человека только для круговорота: грех при земной жизни в коллизиях добра и зла

- искупление, Царствие Небесное. Объяснение акта сотворения мира может быть разумным только в случае, если Бог захотел быть не одиноким и любимым. Однако на уровне человеческого разумения об идеях Бога мы можем только догадываться именно на уровне человеческого.

Нетрудно заметить, что в Библии основа христианской жизни в первую очередь есть любовь к Богу, и только при этом условии важно выполнение моральных заповедей. Замечу, что у каждого свой путь постижения жизни. Если мою работу читает атеист, он может воспринимать метафизические размышления в тексте с точки зрения органичной связи понятий "Бог - Природа", "Любовь к Богу - Любовь к Природе".

Что касается вопроса о природе человека, то в любом случае, думаю, можно утверждать, что идея человека в природе не производна, а изначальна. Для того, чтобы быть любимым и вместе с этим обладать счастьем любви к существу близкому ему (сотворенному по "по образу и подобию") , Бог создал не просто разумное существо, а существо со свободой воли. В случае полной зависимости идея любви теряет смысл. Следовательно, Бог должен был дать человеку и свободу воли.

Дар свободы воли, как мы знаем, был использован Адамом и Евой против воли Создателя (первородный грех), а далее и для многих грешных дел их потомков. Почему Бог сотворил двух людей - мужчину и женщину? Возможно, для того, чтобы его образ и подобие были зримыми, а единство мужчины и женщины выражают гармонию мироздания, т.е. Единое, Целостное Бытие. Таким образом, та любовь, которую мы называем истинной, выражает гармонию мироздания. Соединение любящих мужчины и женщины во всех их ипостасях: телесной, душевной, духовной - наиболее полное выражение мировой гармонии, которое они чувствуют как любовь. Митрополит Антоний Сурожский так писал о любви в человеческих отношениях: "...вдруг блеснул какой-то свет изнутри человека, и человек для нас уже незабываем, неповторим, единственный». Св. Мефодий Патарский в одном из своих посланий говорит: ""Пока юноша не полюбит девушку, он окружен мужчинами и женщинами; когда полюбит кого-нибудь, он видит возлюбленную и вокруг себя людей: уже не мужчины и женщины, а просто люди, потому ЭТО -единственный человек, а остальные "вошли в ряд", как бы сглажены, они просто окружение" [Проповеди, 1991, с.92].

Из сказанного понятно, почему любовь не может быть между любыми мужчиной и женщиной. Любовь возможна только при полном раскрытии внутренней природы человека (поэтому она невозможна для закрепостивших свою волю и природу людей) и уникальной взаимной дополнительности, в результате реализации которой образуется гармоничная целостность как образ и подобие Абсолютного Бытия. В выше обозначенном смысле невзаимная любовь невозможна. Невзаимная любовь может быть только кажущейся в связи с ошибкой одного из участников этой трагедии, который не распознал своей ответной любви.

Характерный литературный пример - Евгений Онегин, который при юношеской встрече с Татьяной Лариной не распознал Встречи с предначертанной ему любовью. Другие случаи невзаимной любви характеризуют ситуацию отсутствия метафизических основ взаимной любви, т.е. на самом деле случай взаимной нелюбви. Это любовь к воображаемому образу, персонифицированному с кем-либо на почве какой-либо симпатии. Такие случаи наиболее часто встречаются в жизни, и именно они заканчиваются многочисленными историями разочарований в "любимом" человеке и вообще в возможности любви. У Ф. Ницше замечено: "Оба пола обманываются друг в друге - от этого происходит то, что, в сущности, они чтут и любят только самих себя (или, если угодно, свой собственный идеал)" [Ницше, 1990.С.299].

Таким образом, онтологическую, природную способность к Абсолютной любви не следует путать с влюбчивостью поэтов в фонарные столбы. Как правило, так называемые пылкие влюбчивые люди влюбляются не в "своего человека", а в фантомы своей субъективности. Как сказано у Гете устами Мефистофеля о Фаусте:

"Нигде, ни в чем он счастьем не владел,

Влюблялся лишь в свое воображенье"

[Гете, 1973,с.344].

Хотя этот сарказм Мефистофеля в отношении к Фаусту несправедлив, но сама мысль может быть справедливой по отношению к некоторым реальным людям. Поэты наиболее остро чувствуют человеческую и прежде всего свою природную (гениальную) способность к любви. Эта внутренняя сущностная (гениальная, природная, онтологическая) идея любви при высокой эмоциональности и темпераментности приводит к тому, что поэт влюбляется в персонифицированную идею любви внутри себя: "Я помню чудное мгновенье ...", - похоже, тот случай. Любовь, имеющая онтологические основы, не может быть невзаимной и конечной, она записана в Вечной Книге Бытия.

Явление усиления любви, имеющей онтологические основы, до метафизического предела объясняется тем, что любящие люди в близости все более и более раскрываются в своем содержании, в своей природе. Можно сказать, что уникальность эротической любви между двумя и не более людьми определяется метафизикой "до" и жизнью "после", т.е. есть предопределение в симпатиях людей свыше и есть формирование взаимных симпатических связях при совместной жизни.

В данном контексте можно сказать и о возможности любви к двум или более людям, но эта возможность и редка и, как правило, разнесена во времени. Подчеркну, что здесь я осмысливаю проблему не с физиологической, не с психологической, не с социальной и этической, а исключительно с метафизической точки зрения. Любовь к двум людям теоретически возможна, поскольку не исключена вероятность более чем одной встречи с комплиментарными людьми. Однако условная вероятность такой встречи еще более мала, чем без того малая вероятность хотя бы одной встречи любви. Но это только теоретически.

Человек не может быть наполнен двумя чувствами, если каждое из них может заполнять его чувства полностью. В то же время можно вполне говорить о любви человека к разным людям, если это разного рода любовь: эрос, филия, сторге, агапе. Причем если любовь - эрос может быть только к одному человеку, то любви другого рода могут быть одновременно ко многим людям. Если же говорить о неполной комплиментарности и неполной в этом смысле любви, то вероятности таких встреч больше. Поэтому многие знают на опыте, что они более или менее в разные периоды или одновременно любили более чем одного человека. И как бы мы ни избегали этой проблемы, она реально существует. Есть люди, которые не могут сказать относительно двух близких (или более, что реже) людей, что они любят исключительно одного и совершенно не любят другого. Замечу здесь еще раз, что в данном случае речь идет не об идеальной Абсолютной любви.