Место любви в социуме, мораль и цивилизация

Место любви в социуме, мораль и цивилизация

Гоголь в "Тарасе Бульбе" с внутренней драмой для себя, но считаясь с реальностью, показывает, что красота и любовь не умещаются в обычные представления о морали и долге. Герой повести Андрий влюбляется в красавицу - полячку из стана врага и изменяет своему национально-государственному долгу. Так же Ромео и Джульетта в своих отношениях идут против отношений своих семейств.

Рационализация мотивов, способов действия, т.е. практики, и целей - свойства человека, сформированного технологической цивилизацией. Под "технологической цивилизацией" я здесь имею в виду не только цивилизации, где есть промышленные технологии, но все те, где правилам, операциям, регламентам подчинено все. В этом смысле сюда можно отнести и так называемые традиционные общества. Даже душевные порывы человек технологической цивилизации всегда рационализирует, хотя и делает это "пост фактум." Думаю, что рациональность, интеллект по своей силе воздействия на человеческие поступки сильнее грубых инстинктивных желаний (хотя 3. Фрейд с этим бы не согласился) , но слабее душевно-сердечных порывов и духовных потребностей. Дело не в отдельных, хотя и многих, фактах, когда мы видим обратное. Важно, что мы знаем неопровержимые факты, когда человек силой слова и духа управляет своими инстинктивными порывами.

С другой стороны, Любовь должна прорывать рациональные схемы слов (здесь "слово" - не "Слово-Логос"). В цивилизации любовь "нормально" вмещается только в виртуальный мир духовной культуры: поэзию, музыку, живопись. Можно определенно сказать, что любовь не имеет связей с государственно-политическими, социально-сословными, классовыми, групповыми и т.п. этическими нормами. Более того, во многих ситуациях любовь проявляется как феномен, находящийся по ту сторону добра и зла, через нее разрушаются семьи, страдают близкие, страдают сами влюбленные как в душевном, так и физическом отношении. Вместе с этим любовь сама по себе не зло, а абсолютное добро, поскольку именно она в наибольшей мере приближает людей к чувству Абсолютного Бытия. Другими словами, любовь выше обывательско-слезливого морализаторства в связи с неприятностями, которые она причиняет техно-логизированному социуму, поскольку в ней есть свет Абсолютной Истины.

Подлинная любовь, как и все высшие порывы свободных людей: мыслителей, политических деятелей, поэтов и художников, праведников и подлинных (т.е. не просто либеральных) гуманистов, не умещается в сферу "нормальной" жизни отлаженного механизма технологической цивилизации. Шопенгауэр удачно заметил, что если человек появился на свет, чтобы донести до людей великие истины, пусть радуется, если останется цел. В "Фаусте" Гете земная любовь Фауста и Маргариты приходит к трагическому концу под влиянием условностей и порочности социума. Неземная любовь Фауста и Елены Прекрасной также заканчивается трагически под влиянием темных сил. Другими словами, все темные естественные (общественные) и неестественные (духовные) силы объединяются, чтобы разрушить любовь, потому что любовь - это свет Абсолютного Бытия, или Истины, в земной жизни, где власть темных сил велика.

Итак, фазу цивилизации в наше время, действительно, можно называть "технологическим обществом" или "технологической цивилизацией" в широком смысле этих понятий, где все осуществляется по хорошо разработанным технологическим регламентам - от производства мыла до экономики, от стандартизованных посредством "mass media" удовольствий до технологии обретения друзей; где все определяется - и в каких условиях жить (например, "американская мечта"), и как учиться, и почему жениться, и как совокупляться с безопасностью и пользой для здоровья. В этом пространстве для метафизической истинной любви места чаще всего слишком мало, и она является уделом внутренне независимых от социума людей.