Любовь, встреча, поступок

Любовь, встреча, поступок

Как сказано, "много званных, но мало избранных". В отношении любви скажу, что природная, онтологическая способность к любви, т.е. к встрече любимого человека, есть у всех. Помимо проблемы, что жизнь коротка и возможность встреч ограничена, думаю, что главная проблема - это проблема различения, узнавания "своего человека". Если люди онтологически, по природе, по своей сущности предназначены для любви, то сама по себе встреча еще необязательно ими узнается. Для любви необходимо взаимное раскрытие своей природы с тем, чтобы мировая гармония открылась любящим во всей своей ясности.

Раскрыться своей природой в ожидании любви означает открыться для жизни, а жизнь - опасное предприятие и большинство людей предпочитает спокойное существование "без слез, без жизни, без любви". Эта проблема обывательского существования многократно и всесторонне поднимается в "Фаусте" Гете. Монолог Фауста :

"Увы, себе своими же делами

Преграды ставим на пути!

К высокому, прекрасному стремиться

Житейские дела мешают нам,

И если благ земных нам удалось добиться,

То блага высшие относим мы к мечтам.

Увы, теряем мы средь жизненных волнений

И чувства лучшие, и цвет своих стремлений.

Едва фантазия отважно свой полет

К высокому и вечному направит,

- Она себе простора не найдет:

Ее умолкнуть суета заставит.

Забота тайная тяжелою тоской

Нам сердце тяготит и мучит нас кручиной,

И сокрушает нам и счастье, и покой,

Являясь каждый день под новою личиной.

Нам страшно за семью, нам жаль детей, жены;

Пожара, яда мы страшимся в высшей мере;

Пред тем, что не грозит, дрожать обречены;

Еще не потеряв, мы плачем о потере".

[Гете, 1973,с.62].

Гете говорит словами Фауста, что, когда жизнь во всем ослепляющем сиянии раскрывается перед нами, мы пугаемся и опускаемся на землю:

"Не так ли в нас высокие стремленья

Лелеют часто гордые желанья

И раскрывают двери исполненья,

- Но сразу мы в испуге отступаем,

Огнем объяты и полны смущенья;

Мы светоч жизни лишь зажечь желаем,

А нас объемлет огненное море,

Любовь тут? Гнев ли?

Душно; мы страдаем;

Нам любо, больно в огненном просторе;

Но ищем мы земли - и пред собою

Завесу снова опускаем в горе".

[Гете, 1973,с. 242].

Я долго задумывался об основной мысли Пушкина в его "Евгении Онегине", поскольку все известные мне толкования этой поэмы представлялись неудовлетворительными, что-то в акцентировках в них было «не то». Уверен, что основная мысль поэта - проблема "встречи" и трагедия жизни при ее неразличении. Татьяна узнала своего любимого и Встречу сразу. Онегин же, замутненный условностями светской жизни, распознал Встречу спустя много лет. У Пушкина ясно показано, что Татьяна Ларина и Евгений Онегин были предназначены друг для друга. Это ясно по признанию Онегина и словам Татьяны: "Я та же прежняя Татьяна". Здесь, однако, уже Татьяна оказалась в плену установленных семейных норм. Ее плен, конечно, более благородный, поскольку речь идет уже о семейном человеке. Нужно заметить, что прорыв Татьяны к Онегину, не реализованный в поэме, мог бы реализоваться в жизни. В данном случае жизнь литературных героев подчинена задачам драмы, без которой поэма теряет силу воздействия на читателя.

При узнавании Встречи необходимо совершить Поступок. Это не просто сближение, поскольку вначале еще не вся взаимная природа любящих раскрылась, чтобы быть несокрушимой прорывной силой. Поступок - это прорыв через обывательский здравый смысл, рациональные аргументы, нормы поведения и обывательской морали. Ницше в этом отношении абсолютно радикален: "Все, что делается из любви, совершается всегда по ту сторону добра и зла" [Ницше, 1990, с.302]. Любовь раскрывает личность и дает основания-силы для Поступка, как заметил Ф. Ницше: "Любовь обнаруживает высокие и скрытые качества любящих - то, что у него есть редкостного, исключительного." [Ницше, 1990,с. З0З]. Я думаю, что Поступок, как практическое действие похож чем-то на метафизические прорывы интеллекта к Истине. Как метафизические порывы мысли не находят основания в пределах возможного опыта, так и поступок - это действие, не имеющее оснований во всех заданных нормах нашей жизни, не имеющее подобия "в пределах нашего возможного опыта", опыта повседневного существования. Можно сказать, что если философия - это метафизика мысли, это высший порыв к Истине, то Поступок - это метафизика действия, это прорыв к Жизни.