Проблема сообщения истины другому: Изречение словом и его восприятие

Проблема сообщения истины другому: Изречение словом и его восприятие

Выражение истины возможно словом, если принять за истину онтологическую природу языка или Слова как "сына" Логоса-Бога. Как бы ни изощрялись люди в создании искусственных профессиональных языков, понятийно-терминологического аппарата, все их термины вводятся на основании понятий и суждений естественного языка. В связи с этим вопрос об истинности всех выражаемых в слове знаний, идей, понятий - вопрос о том, имеет или не имеет естественный язык как метаязык для всех искусственных профессиональных языков онтологический статус. Если язык не просто продукт человеческой истории, а ее первооснова, то истину возможно выразить словом, если же это не так, то все сказанное есть только истинное как сказанное, а не то, о чем сказано.

При этом языкового контекста самого по себе недостаточно для выражения Истины. Так, в диалогах Платона, парадоксальных суждениях Тертуллиана, метафорическом и образном стиле Ницше, языковых изысках и неологизмах Хайдеггера есть общая черта - попытка выражения своего глубинного понимания мира не в рамках строгого дискурса, а в свободной речи.

Проблема связана с тем, что при общении люди могут обмениваться мыслями на уровне языка. Витгенштейн говорил, что "границы нашего языка - границы нашего мира". Эта мысль красивая, продуктивная, но не вполне точная. Границы нашего мира шире, можно сказать, что границы нашего мира - поле смыслов нашего сознания. Мы можем посетить, предположим, музей без общения с кем-либо и без чтения чего-либо. При этом наш язык не обогатится, но поле смыслов нашего сознания обогатится (знанием новых образов, новых жанров в искусстве, интерьера тех или иных эпох). Отсюда вытекает большая проблема межличностного общения. Действительно, люди могут обмениваться только мыслями в пределах смыслов, выражаемых языком. Поле смыслов их сознания, не обозначаемое языковыми знаками, остается вне канала их общения. Но более того, одно и то же слово (знак) имеет разные смыслы для разных людей. Например, смысл понятия "философия" один для философа, другой для физика, третий для лесоруба. Но и для каждого философа, даже одной ориентации и одной школы, смысл это слова различается в силу различных знаний философии, личных предпочтений и оценок, влияния социокультурного окружения. Просто говоря, одни и те же слова для каждого человека имеют в поле обозначаемых смыслов особенности индивидуального опыта. И следовательно, для двух людей по сути нет ни одного синонима в строгом смысле этого слова.

Конечно, есть и невербальные каналы общения: жесты, мимика. Можно предполагать и телепатические, экстрасенсорные, биопольные и т.п. каналы общения. Здесь, однако, речь идет о выражении знания словом и о возможностях его верного восприятия человеком, воспринимающим это словесное выражение. Истина может передаваться в живом общении: когда благодаря симпатии, т.е. сочувствованию устанавливается единая атмосфера смыслов общих для ситуации встречи двух общающихся людей. Такую ситуацию в народе называют пониманием с полуслова. В этом случае слова приобретают единый смысл для каждого, находящегося в живом состоянии симпатии. Этот феномен показывает невозможность полноценного общения и обмена знаниями, мыслями посредством неодушевленных информационных средств (от книг до компьютеров и т.п.). Отсюда, в частности, и ущербность современных вариантов "электронного" обучения на расстоянии.

Другая проблема - тенденциозность оценки суждений как истинных. Связана она с экзистенциальным мифом отдельного человека или с корпорацией, к которой он примкнул для выживания.

Так, один и тот же человек для одного - добрая мама, для другого -злая теша; одна и та же нация для националистических объединений представителей этой нации имеет превосходные положительные черты и для националистических объединений другой - отрицательные черты; в военных схватках одни и те же люди могут быть, с одной стороны, герои, с другой - враги и злодеи. При описании человека физики увидят в нем больше физического, химики - химического, биологи - жизненного, психологи - душевного, священники -духовного, социологи - социального. Все эти тенденциозные видения истины могут быть в какой-то мере преодолимы только при наиболее возвышенном философском подходе. Именно в какой-то мере, поскольку философы, по справедливому во многих случаях замечанию Ницше, "пронырливые ходатаи своих предрассудков".

В силу сказанного, ситуация вавилонского столпотворения в определенной степени сохраняется. Далеко не все смыслы слов людей (границы нашего смыслового мира шире границ нашего языка) входят в вербальный канал общения людей. При этом и вербальный контакт неполноценен в силу разных смыслов одних и тех же слов у разных людей. Дело в том, что смысл каждого слова определяется целостным контекстом всей жизни человека - конкретного «владельца» значения и смысла этого слова. Поэтому человек не столько понимает другого человека, сколько понимает самого себя по поводу общения с другим человеком. Образ другого в нашем сознании -это вариации на тему нас самих.

Кант говорил, что "рассудок не дочерпывает свои знания из природы, а приписывает их ей". Так же можно и сказать, что человек не познает другого человека (то есть поле смыслов сознания другого), а предписывает другому человеку конструкты своих смыслов.

Надо заметить, что вопрос о лучших формах выражения истины всегда оставался спорным. Платон, например, считал, что формы искусства (кроме музыки) наиболее далеки от выражения истины, поскольку, по Платону, искусство - это "подражание подражанию", в противоположность этому экзистенциалисты и Ницше явно тяготели к литературно-образным формам выражения своей философии.

Здесь стоит также сказать о форме выражения мысли цитирования других работ, т.е. о вопросе особенно интересном для авторов сочинений. Есть, к сожалению, примитивная, но распространенная точка зрения: много цитат - мало авторских мыслей, мало цитат -много авторских мыслей. Можно ли сказать, что в картине нет ничего нового и интересного, поскольку все краски, которыми она написана, можно купить в любом художественном магазине? Можно создать работу, состоящую из одних цитат, в которой будет много новых и интересных авторских мыслей. Это легко обосновать, опираясь на принципы холизма в семантике (смыслы целостного текста не сводятся к смыслам языковых единиц, составляющих этот текст), и наоборот. Вопрос в архитектонике работы, последовательности мыслей, их организации в целостном контексте.