Истина и вера

Истина и вера

В Евангелии от Иоанна мы читаем о допросе Иисуса Пилатом: "Пилат сказал Ему: итак Ты Царь? Иисус отвечал: ты говоришь, что Я Царь. Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего. Пилат сказал Ему; что есть истина? И сказав это, опять вышел к Иудеям и сказал им: я никакой вины не нахожу в Нем" [Ин. 18,37-38].

В этом евангельском эпизоде вечный вопрос "Что есть истина?" ставится для человечества еще раз, и здесь же раскрывается для нас существенная разница в понимании истины в религиозной и научно-философской сферах. Существенность разницы в том, что в религиозной сфере вопрос этот нашел принципиальное историческое завершение. Источник истины - Слово Священного Писания и Божественное Откровение. Как написано: ''Фома сказал Ему: Господи! не знаем, куда идешь; и как можем знать путь? Иисус сказал ему: Я есм путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" [Ин. 14,5-6]. Движение к истине в христианском учении так же, как и во многих других религиях, заключается прежде всего в вере и следовании нормам религиозной этики, которая, в свою очередь, прямо связана с эсхатологией. Соединение религиозной этики и истины выражено, например, у апостола Павла в Послании к Филиппинцам: "Наконец, братия мои, что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достословно, что только добродетель и похвала, о том помышляйте" [Флп. 4,8]. Невозможно не согласиться, что существеннейшая часть высшей человеческой истины находится не в сфере чистого знания о мире вообще, а в сфере человека и природы его души. Такая истина постигается в кругу проблем смысла жизни и конечной судьбы земного существования человека, что находит основу в вере - вере в то, что индивидуальная душа не одинока в этом мире и не принадлежит времени. Таким образом, Вера и Высшая Истина в религии сходятся.

Важно заметить следующее: в религии элементы Истины человеку доступны, но в то же время ему не дано познать Истину во всей ее полноте. Известно выражение Николая Кузанского "docta ignorantia" - "ученое незнание": человек в своем познании мира доходит до Бога, но познание его человеку уже недоступно (в своеобразной форме это потом было выражено в антиномиях Канта).

Бог непознаваем ограниченным интеллектом человека, на то и существует апофатическое богословие. Но у человека есть надежда на божественные откровения, но при этом "только чистые сердцем Бога узрят" [Мф. 5,8]. Другими словами, для постижения Истины человек должен быть добрым, а не злым, нравственным, а не безнравственным. Как аморальный человек может познавать "моральный закон внутри нас"? Для этого по крайней мере, нужно то удивление и благоговение, о котором писал Кант.