Философия как высшая игра ума для ублажения души

Философия как высшая игра ума для ублажения души

Массовым заблуждением, характерным для наших дней, является оценка той или иной области знания по степени ее практической значимости или значимости для той или иной "технологии": естествознания для техники, т.е. для "переустройства" природы; социальной философии для политики, т.е. для "переустройства" общества; психологии для манипулирования душой, т.е. для "переустройства" человека. Такой утилитаризм односторонен, а при преобладании просто вреден, так как главная задача всякой науки, всякой области знания есть удовлетворение духовно-познавательных потребностей человека. Томас Гоббс писал: "Наука, как искусства, суть благо, ибо они доставляют удовольствие. Человеку по природе свойственно интересоваться всем новым, т.е. жаждать познания причин всех вещей. Этим и объясняется то, что наука является как бы пищей духа и имеет для духа то же значение, что предметы питания для тела; явления природы для жаждущего знания духа - то же, что пища для голодного. Разница заключается, однако, в том, что тело может насытиться пищей, между тем как дух никогда не может удовлетвориться знанием" [Гоббс, 1964, с.243].

В свое время Ф. Ницше в работе "Человеческое, слишком человеческое", анализируя содержание поэзии, одной из вершин которой он считал Гете, писал: "...никаких новых тем и характеров, а лишь постоянно новое одушевление и преобразование старых, давно привычных характеров - таково искусство, как его позднее понимал Гете и как его осуществляли греки, а также и французы" [Ницше, 1990а, с.356]. Можно сказать, что как художественная литература, созданная великими писателями, интересна и ценна не событиями (для этого есть история), не душевными коллизиями (все они одни и те же: любовь, измена, смерть, разлука и т.д.), не сюжетами (все они повторяются), но языковыми изысками и фабульными построениями, так же и философия в лице великих философов ставит (Дни и те же вопросы и отвечает на них всего на основании нескольких давно известных догм, только скрытых новыми терминами.

В связи с этим философию можно назвать "поэзией для интеллектуалов", так как она дает услаждение интеллекту, описывая одни и те же вопросы и варианты их решений, известные по большей части со времен античности.

Выбор философского мировоззрения, системы, доктрины - вопрос более душевного склада человека, нежели его интеллекта. "Ассортимент" здесь не велик: это экзистенциальная линия Сократа, интеллектуалистская линия Платона, позитивистская линия Аристотеля, анархистская линия Диогена Синопского, скептическая линия Пиррона, эвдемонистская линия Эпикура, духовная линия густина и еще несколько направлений. Все остальное – вариации на известные темы.

Ценность новой философской системы прежде всего в новой форме преподнесения старых проблем и старых решений. При этом решается важная задача - главные для человека вопросы и варианты их решения угождают вкусам разных типов людей разных исторических эпох. Эти предпочтения могут касаться отдельных людей, также и людей отдельных исторических периодов, регионе, народов.