Глава 3. Философия индивидуального счастья

«...хуже творить несправедливость, чем ее терпеть, и оставаться безнаказанным, чем нести наказание»

Платон, Горгий, 474b

«...если речь идет о счастье, способствовать достижению которого как моей цели должно быть долгом, то это должно быть счастье других людей, чью (дозволенную) цель я тем самым делаю также моей»

И.Кант, Метафизика нравов

Платон пишет о моральных условиях лучшей жизни, Кант - об обоснованности целеполагания быть счастливым. Но практическая философия не удовлетворит человека изложением минимальных принципов, нужно еще, просто говоря, сказать, как надо жить, чтобы обрести благоприятное состояние души.

Я не буду давать определение понятию "счастье", поскольку оно, как и все наиболее общие понятия, не имеет принадлежности к какому-либо родовому понятию.

С философской точки зрения понятие "счастье" не является сущностной характеристикой. В этом смысле слово "счастье" не в полной мере "понятие", поскольку понятие есть смысловое поле интеллектуального схватывания сущности предмета, т.е. его внутренней природы. "Счастье" - слово с расплывчатыми, релятивными значениями и смыслами, меняющимися от субъекта к субъекту. Счастье - состояние, в котором пребывает человек, достигший любой цели, которую считает особенно ценной.

Другими словами, понятие "счастье" не имеет онтологических основ, как, например, понятия "истина", "благо", "сознание". При этом надо заметить, что необходимые условия счастья выражаются понятиями, которые имеют онтологические основы: добродетель, свобода, творчество, жизнь согласно предназначению (согласно своей природе, или жизнь со смыслом). Сказанное хорошо иллюстрирует хотя бы тот факт, что человек под воздействием наркотиков может быть счастливым. После выхода из наркотического состояния он не может сказать, что он не был счастливым, он только может сказать о кратковременности такого счастья, его искусственности, и т.п. Алкогольная эйфория и похмелье - это хотя и простая, но ясная ситуация физического счастья и несчастья. В то же время, если в наркотическом состоянии человек постигает какую-либо истину, он может сказать после протрезвления, что прозрение истины в наркотическом состоянии было абсолютно ложным, если это на самом деле так. Истинность счастья только в том, что оно есть, и не более этого. Причины же его для каждого человека свои. В общем, это относится почти ко всем экзистенциальным состояниям.