Философия детства и старости

Философия детства и старости

Предельно кратко скажу так: детство и старость - это мудрость, а то, что мы называем молодостью и зрелым возрастом - глупость.

Ребенок на первых порах своей жизни (я уже как весьма взрослый папа наблюдаю за своим теперь уже двухлетним сыном Ярославом) живет так, как надо природе и ему самому, т.е. живет в гармонии с мирозданием. Человек в ребенке проявляется в удивительном феномене - улыбке, не свойственном другим живым существам. Видимо, поэтому ребенок начинает улыбаться с первых месяцев, ярко демонстрируя, что человеческое в человеке отнюдь не проистекает от воспитания. Человеческое в человеке дано ему от природы, от рождения. Улыбка - это не результат воспитания - это открытость миру сознательного существа и осознание гармонии с ним.

Посмотрим на малого ребенка в возрасте, когда на него еще не навалился социум со своими бесконечными требованиями, нормами, правилами, идеологиями, т.е. на ребенка до двух - трех лет. Он любит бескорыстно, поскольку он не знает от кого и откуда что-то берется. Он изучает природу и созерцает ее. Он двигается, когда хочет двигаться; рисует, когда хочет это делать; ест столько, сколько хочется, а несколько порционировано; играет, когда играется; плачет, когда расстраивается, и смеется, когда весело. В то же время его не интересует власть над кем-то, количество комнат в его доме, в столице или в провинции он живет, превосходит или не превосходит он кого-то своими внешними или интеллектуальными данными. Приблизительно так же поступают в старости, только со своими особенностями и физиологическими ограничениями.

В раннем возрасте ребенок свободен, т.е. он реализует самую большую ценность человеческой жизни - свободу, без которой невозможны ни добродетельность, ни счастье, ни любовь.

Человек в зрелом, или, как говорят, в цветущем возрасте живет в согласии с кем угодно и с чем угодно, но только не с самим собой. Он стремится к высоким должностям и власти, но не находит в этом самоуважения; он стяжает деньги и материальные ценности, но не находит счастья; он падок к дурным привычкам и теряет здоровье; он играет в карточные или политические игры и становится бездушным; он добивается славы и теряет личную свободу. Словом, он живет суетливо и бессмысленно.

Более того, человек в молодом и «зрелом» возрасте в большей части своего существования совсем не живет. Действительно, идеология и ментальность любого общества настраивают человека жить завтрашним днем: добиться, накопить, дождаться. Но жить завтрашним днем - значит жить только в виртуальном мире уходящего вперед будущего. Особенно это касается душевно-чувственной жизни человека - эта жизнь происходит в наибольшей части не во вчерашнем и не завтрашнем днях, а в дне сегодняшнем.

В отличие от взрослых дети живут практически полностью в сегодняшнем дне, т.е. они живут действительно, а не виртуально.

Старый человек в силу накопившейся мудрости или, по крайней мере, немощи так же, как и ребенок, живет согласно своей природе, т.е. все более и более освобождается от мирской суеты.

Надо заметить, что, конечно, мудрость накапливается не у каждого пожилого человека. Приоритет старости по сравнению с молодостью именно в обретении мудрости жизни. Митрополит Антоний Сурожский заметил, что «...очень мало людей умеют стареть так, чтобы старость была, в своем роде, победой жизни, а не постепенным угасанием, которое завершится последним поражением смерти» [Антоний, 2000, с.268]. Со своей стороны хочу здесь сказать, что старый человек может ослабеть физически и интеллектуально, он может многое забыть, но старость не влечет с необходимостью ослабления нравственности. Напротив, на основе мудрости жизни и свободы от суетной жизни в старости добродетельность может достигнуть наивысшей степени, большей, чем в детстве и молодости.

Думаю, что без особого преувеличения можно сказать, что, когда малые дети общаются со старыми бабушками и дедушками - это мудрость встречается с мудростью.

Дети еще не вошли в суетный мир, где почти невозможно быть самим собой и жить согласно своей природе, а бабушки и дедушки уже вышли из него. К сожалению, в наше время «институт бабушек» - бабушек терпеливых, бабушек-сказочниц, бабушек жертвенных - вырождается. Это приводит к тому, что детская мудрость сразу встречается со взрослой глупостью.

Когда малые дети (я постоянно подчеркиваю, что речь идет о малых детях, еще не задавленных нормами существования социума) общаются с молодыми родителями - это мудрость встречается с глупостью.

К сожалению, в итоге побеждает глупость. Почти все дети, становясь взрослыми людьми, не избегают суетной жизни по законам социума, т.е. не избегают несчастной жизни, в которой вместо счастья жизни со смыслом преобладает погоня за будущим счастьем, которая по сути является выходом из действительной жизни, поскольку будущее счастье еще не есть действительное счастье. Если же ожидаемое счастье вдруг и приходит, то продолжение погони за новым будущим счастьем не позволяет человеку ощутить его. Другими словами, такой человек живет в состоянии не счастья, а его ожидания. Дети оценивают счастье здесь и теперь, поскольку они еще сохранили мудрость жизни одним днем, данную им от рождения. Пожилые люди оценивают счастье здесь и теперь, поскольку завтрашний день для них не обязательно будет очередным сегодняшним днем перед наступающим очередным завтрашним.