Блеск и нищета философских систем

Блеск и нищета философских систем

"Что было, то и будет;
и что делалось, то и будет делаться,
и нет ничего нового под солнцем.
Бывает нечто, о чем говорят: "смотри, вот это новое;
но это было уже в веках, бывших прежде нас"

[Еккл.1,9-10]

Философия немало привнесла в жизнь человечества: она выпестовала конкретные науки, дала основания логике, выработала полезные познавательные принципы и подходы, определила многие возможности и пределы человеческого познания мира, предложи, и многие рецепты выживания и преодоления жизненных невзгод.

В то же время, как уже отмечалось выше, философы с древнейших времен до настоящего времени не пришли к однозначному решению вопросов, связанных с фундаментальными понятиями, обозначающими предметы внешнего мира, ни с точки зрения онтологии, ни с точки зрения метафизики, ни с точки зрения гносеологии.

Повторюсь: если говорить прямо и открыто, не боясь поступиться здоровым познавательным оптимизмом, то для "Человека рационального", или философа, есть только две безусловные истины: "Я есть" и "Нечто есть". В любом философском учении, в любой философской системе эти истины всегда присутствуют, а во всем остальном философские учения могут быть принципиально различны. Философы строят системы миропонимания, обходя разными способами вышеназванные неразрешимые вопросы. Типичный путь - формулирование дополнительных недоказуемых посылок, постулатов, на основании которых можно построить более или менее связную систему. Природа этих постулатов в первую очередь может объясняться личными, субъективными предпочтениями авторов.

Сами философы, как правило, убеждены в истинности своего мировидения через призму своих систем, на самом же деле польза от этих построений не в их достоверности или истинности, а в искусстве построения сложных систем понятий, знаний, идей, концепций, мнений, убеждений и т.п. Это небесполезно, поскольку такое искусство помогает другим, более частным областям знаний, конкретным наукам строить свои более простые схемы миропонимания. Поэтому философы так уверенно, часто безапелляционно и декларативно, часто почти бездоказательно излагают как истину свои умозрения, спекуляции и предрассудки. Ф. Бэкон недаром выделил "идолы театра", осаждающие умы людей в том смысле, что, сколько создано философских систем, столько и сыграно спектаклей.

Всех философов одновременно можно считать и мудрецами, как создателей философских систем из сложнейших понятий, так и наивными людьми, верующими в истинность своего детища, своей "понятийной паутины", которая представляется ими как адекватное представление мироустройства.

Можно уверенно утверждать, что философия рассыпается на разнообразные учения, как только философ пытается сказать что-либо утвердительное сверх безусловных истин "Я есть" и "Нечто есть". Далее начинается создание философского текста: в лучшем случае на основании осознанных и специально вводимых постулатов, а в худшем случае на основании введения недоказуемых утверждений неосознанно, по мере необходимости, как бы "тайком", "под словесный шумок"', "окольными путями", с "черного хода". И связи со сказанным будут безусловно верны утверждения, что философия - это учение о высших и принципиально неразрешимых проблемах человека и что наиболее близкая к истине философская система - вся история философии. Философские учения, несмотря на их разнообразие, скорее дополняют друг друга в отношении полноты человеческого миропонимания, нежели друг друга исключают. Другими словами, если человек хочет максимально приблизиться к наиболее полному миропониманию, он должен по возможности наиболее полно изучить все философские системы, а не искать какую-то наиболее истинную.

Истина, конечно, едина, как и Бытие, но приближение к ней челолвека с его ограниченным интеллектом возможно, скорее всего, через восприятие разнообразных учений как дополнительных (простейший пример необходимой дополнительности различных знаний познании мира - микрочастицы, которые невозможно описать только как корпускулы или только как волны, а возможно - на оснонии двух этих взглядов). Одну философскую систему миропонимания принимают только сами их творцы (а это практически все без исключения великие философы) и их малоодаренные критичностью адепты.